Поиск авторов по алфавиту

Автор:Богородский Н. М.

Богородский Н. М. Современная постановка вопроса об исхождении Святого Духа

Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу.

 

Христианское чтение. 1879. № 5-6. СПБ.

 

Н. М. Богородский

 

Современная постановка вопроса об исхождении Святого Духа.

(Речь, сказанная 15 апреля пред публичной защитой магистерской диссертации под заглавием: «Учение Св. И. Дамаскина об исхождении Св. Духа, изложенное в связи с тезисами Боннской конференции 1875 года 1).

 

Вопрос, которым я занимался в моем сочинении, три года тому назад составлял предмет довольно оживленных толков в прессе не только в духовной, но отчасти и в светской, и притом не только у нас в России, но и в западной Европе. В 1875 году, как известно, состоялась вторая конференция в Бонне, которая предметом своих занятий имела вопрос об исхождении Св. Духа и на которую в то время возлагалось не мало надежд. Правда последующее не оправдало вполне этих надежд. Униональные попытки, возникшие по поводу старокатолического движения, если и нельзя назвать потерпевшими крушение на этом вопросе, то несомненно, что они встретили здесь довольно сильное препятствие для дальнейшего своего развития. Соглашение в понимании учения об исхождении Св. Духа на конференции не было достигнуто. Во время, следовавшее непосредственно за окончанием боннских совещаний, в печати появились самые разнообразные и нередко противоположные воззрения по затронутому вопросу. Такое положение дела было для меня поводом к избранию вопроса об исхождении Св. Духа предметом исследования.

Прежде всего, конечно, пришлось заняться относящеюся к этому вопросу литературою. При этом представилось следующее: одни и те же изречения святоотеческие понимались и толковались различным образом, причем тем или другим автором обыкновенно

 

 

771 —

приводились такие или другие основания в пользу известного понимания. Нужно было сделать выбор между объяснениями, определив, какие из них считать более верными. Вникая в существо вопроса, я постепенно стал замечать некоторые недостатки находившихся у меня под руками сочинений и заключавшихся в них объяснений, и, как мне показалось, я напал на некоторые стороны предмета, которые в этих сочинениях или недостаточно были раскрыты, или же совершенно опускались из виду, но которые на деле могут иметь и действительно имеют очень важное значение.

Исходным пунктом всех вообще пререканий между западными и восточными служит то обстоятельство, что в писаниях св. отцов существует очень большое количество мест, в которых указывается какое-то особенное внутреннее отношение между Сыном и Св. Духом. Такое отношение указывается в этих местах отчасти вообще в бытии сих Лиц, отчасти же в самом происхождении Их от Отца. В ряду таких мест особенно важное значение имеет выражение некоторых отцов, что Дух Св. исходит чрез Сына. Эти выражения понимаются различно западными и восточными. Западные говорят, что все эти выражения, говорящие о каком-то особенном внутреннем отношении между Сыном и Духом, имеют своим основанием то обстоятельство, что Дух Св. получает бытие в зависимости и от Сына: это, говорят они, отношение Духа к Сыну, как к причине, и определяет собою связь между этими Лицами, которой в противном случае совсем не будет. На востоке все эти выражения объясняются иначе: они обыкновенно ставятся здесь в связь с единосущием божественных Лиц. В частности, когда говорится об исхождении Св. Духа чрез Сына, то такие выражения восточными толкуются или в том смысле, что они относятся к временному исхождению, или в том, что они хотя и относятся к вечному исхождению Св. Духа, но не содержат мысли о зависимости Духа от Сына по бытию. Вот положение вопроса об исхождении Св. Духа, как оно представилось мне с первого взгляда. Затем

 

 

— 772

этот вопрос я подверг разбору по самому его существу. Разбор этот привел меня к следующему.

Что касается латинского понимания, то я пришел к тому заключению, что в существе дела оно слагается из двух главных мыслей: из мысли о некоторой зависимости Св. Духа от Сына по бытию, и из представления последовательности процессов рождения Сына и исхождения Св. Духа. Если первая мысль всегда открыто высказывалась западными богословами и пользуется всеобщею известностью, то нельзя сказать того же относительно второй мысли. В некоторых сочинениях она почти совершенно опускается из виду. А между тем она имеет существенно важное значение в западном воззрении и с полным правом может быть выставляема как необходимая принадлежность западного воззрения. Каким образом? Западные ставят Сына и Св. Духа в отношение причинности. Но такое отношение необходимо соединяется с представлением о „прежде“ и „после“. Наблюдая несколько раз следование одного явления за другим, мы ставим эти явления в отношение причинности, говорим, что предыдущее явление есть причина последующего. Таким образом понятие причинности по самому существу своему содержит мысль о следовании моментов: представление причинности есть установление нашим духом связи между двумя следующими друг за другом явлениями. Если представление о причинности необходимо соединяется с представлением следования некоторых явлений, то понятно, что с такою же необходимостью это представление о следовании должно явиться и в отношениях между Сыном и Св. Духом, как скоро устанавливается нашей мыслью между этими божественными Лицами причинное отношение. Это мы действительно и видим у западных богословов. Более, так сказать, последовательные и более откровенные из них прямо говорят о последовательности процессов рождения Сына и исхождения Св. Духа. За примерами ходить не далеко. Достаточно указать на Деллингера, который в одном из заседаний в Бонне в 1875 году говорил, что „произведение Св. Духа от Отца нужно мыслить как акт не по времени, но логически следующий за рождением Сына. Поэтому

 

 

— 773 —

то мы и называем Отца первым, Сына вторым, Духа Св. третьим лицом“ 1). Эта мысль о последовательности, высказанная тогда столь ясно, хотя и встретила замечание со стороны одного из православных членов конференции, но не вызвала указания относительно того, насколько эта мысль согласна с учением об этом предмете древних отцов. Другой пример в том же роде представляет Лянген. В своем сочинении он говорит о следовании по порядку Духа за Сыном 2), о постепенном развитии в Божестве 3) от Отца к Сыну и от Сына к Духу. Тоже самое мы видим и у некоторых греческих богословов унионального направления времен Лионской и Флорентинской уний (именно у Григория Маммы и Константина Мелетиниота). В этом же делает упрек латинскому воззрению и Марк Ефесский (в „Силлогистических главах“).

Православные объяснения отеческих выражений относительно некоторого особенно близкого отношения между Сыном и Св. Духом в Их происхождении от Отца сводятся к следующим различным объяснениям. По одному из них все подобные выражения об отношении Духа к Сыну в самом исхождении относятся только к временному исхождению Св. Духа от Сына и не относятся к вечному. По другому объяснению эти выражения указывают на вечное происхождение Св. Духа вместе с Сыном. Рассматривая эти объяснения, я пришел к следующему. Что касается первого, то оно не представляется достаточно естественным. Если напр. взять выражения св. И. Дамаскина об исхождении Св. Духа чрез Сына, то в этих местах находятся все данные для понимания их в том смысле, что здесь говорится об исхождении вечном. Этим обстоятельством и нужно конечно объяснить, что в среде восточных богословов отыскивались такие, которые старались объяснить эти выражения в другом смысле. К числу таких объяснений нужно отнести прежде всего то, по которому подобные выражения указывают на способ, по которому

1) Сборн. проток. Спб. отд. Общ. Л. Д. Просв. гл. 4, ч. 1 стр. 16.

2) Там же ч. 2 стр. 34.

3) Там же стр. 37.

 

 

774 —

мы мыслим себе факт происхождения Божественных Лиц, т. о. на посредничество Сына к Духу в отношении к нашему ограниченному разуму. Согласиться с этим объяснением я не нашел возможным потому, что те места, к которым относится это объяснение, не дают никаких оснований видеть здесь выражение способа нашего мышления троичных отношений: в этих местах идет речь о сущности божественных отношений, насколько они доступны человеческому уму, а не о способе, каким мы мыслим троичные отношения. Другое объяснение, более вероятное сравнительно с двумя предшествующими объяснениями, допускающее ту мысль, что в рассматриваемых местах говорится об отношении между Сыном и Св. Духом в самом Их происхождении от Отца, но видящее в этих местах мысль об исхождении Св. Духа вместе с Сыном, мне также казалось в некоторых отношениях недостаточным. Такое объяснение способа исхождения Св. Духа, какое дается таким пониманием смысла формулы чрез Сына, не есть полное и определенное объяснение. Сказать, что Дух Св. исходит вместе с Сыном, еще не вполне достаточно для объяснения того, как же именно исходит Дух Св. Самая формула „вместе с Сыном“, по-видимому, показывающая единение Духа с Сыном, еще не показывает такого единения с необходимостью. „Две реки вместе выходят из источника, и из ствола вместе выходят две ветви. Из них взяв одну, ее отдельно от другой я могу удобно рассматривать. Но относительно Св. Духа—не то: Сын совершенно не может быть мыслим без Духа, а равным образом и наоборот—Дух Св. не может быть мыслим без Сына“. С справедливостью этого замечания, которое сделано было одним из богословов унионального направления ХIII в (К. Мелетиниотом), нельзя не согласиться.

Соображая все вышесказанное, обращая внимание на существо всех этих объяснений, и сопоставляя эти объяснения с подлинными выражениями св. отцов, я пришел к следующим результатам. Находя менее удовлетворительными первые два из тех трех объяснений, которые даются православными богословами, я остановился на третьем объяснении и считаю его единственно вер-

 

 

— 775

ным объяснением. Но при этом я счел необходимым несколько подробнее, полнее разъяснить его в виду вышеуказанного возражения. Учение об исхождении Св. Духа вместе с Сыном у св. отцов я понял в самом широком смысле. Совместность я понимаю как теснейшее единение между этими Божественными Лицами, по которому они происходят—взаимно проникая друг друга. При таком дополнении, по моему мнению, вполне объясняется учение восточных отцов о способе происхождения Св. Духа, и является возможность вполне естественно объяснить все святоотеческие выражения, относящиеся к этому предмету. Вышеприведенное возражение в этом случае совершенно устраняется и является не имеющим никакого значения. Справедливость такого понимания и особенная важность его открывается и из того, что при нем самое происхождение выражений об исхождении Св. Духа чрез Сына—именно в IV веке и довольно частое употребление их в этом веке весьма удобно поставляются в связь с историческими обстоятельствами того времени и объясняются именно из этих обстоятельств. Все выражения этого рода представляют собою не иное что, как раскрытие мысли о совечности Духа с Сыном и о вечном теснейшем единении между Ними,—такой мысли, которая отвергалась еретиками того времени. Западное же понимание смысла этих выражений не дает удовлетворительного объяснения этого факта. Как сознаются некоторые западные богословы, говорить о подчинении Духа Сыну по бытию в IV веке не представлялось побуждения, мотивы были скорее к противоположному. Если же отцы IV в. говорят об этом предмете довольно часто, то факт этот оставляется ими без объяснения, так как сослаться на всеобщность верования еще не значит объяснить этот, факт.

Рассматривая затем западное понимание исхождения Св. Духа, я нашел, что ни одна из двух вышеуказанных существенных черт этого понимания не может быть признана достаточно твердо обоснованною в святоотеческих творениях восточной церкви. Прежде всего, что касается мысли о последовательности процессов рождения и исхождения, то она встречает решительное опро-

 

 

776 —

вержение в тех местах в творениях св. отцов, где говорится, что и рождение Сына и исхождение Св. Духа совершается совокупно. Таких мест довольно много, и, как нами доказано в сочинении, такое учение о совокупности происхождения Божественных Лиц высказывалось во все века от IV до VIII. Доказательство такой распространенности учения о совокупности имеет то значение, что оно уничтожает противоположное утверждение, именно, что происхождение Божественных Лиц не вместе, каковое утверждение действительно и делалось некоторыми греческими богословами унионального направления времен Флорентинской унии (Григорием Маммою). Правда, с точки зрения западного понимания может быть сделано то возражение, что отцы, говоря о происхождении Божественных Лиц совокупно, имели в виду временные отношения, и что западное воззрение не отрицает совокупности происхождения в этом смысле, так как самую последовательность процессов рождения и исхождения оно допускает не в отношении ко времени. Но такое возражение недостаточно сильно. В этом случае западное объяснение сводится к тому, что отцы признают совокупность в известном виде, в известном смысле, и что в другом смысле они признавали происхождение Божественных Лиц не вместе. Но такое объяснение совершенно противно букве святоотеческих выражений, к которым оно относится: выражения у св. отцов, говорящих о совокупном происхождении, употребляются без всяких оговорок относительно того, что они употребляются в каком-либо частном смысле, и потому с правом могут быть понимаемы только в абсолютном смысле, т. е. как выражающие мысль о совокупности полной, без ограничений. В существе подобное объяснение состоит в следующем: хотя св. отцы учат, что рождение и исхождение происходят вместе, но, тем не менее, несмотря на то, они не чужды были при этом и той мысли, что в известном смысле эти процессы происходят не вместе. Такое объяснение не отзывается ли явной натяжкой? Говорить „хотя и вместе, тем не менее не вместе“ не значит ли одновременно утверждать и отрицать одно и тоже? Что касается другой основной мысли западного понима-

 

 

— 777

ния, которая основывается на мысли о последовательности или развитии в Божестве, именно мысли о зависимости Духа по отношению к Сыну, то и она не может быть признана достаточно обоснованною в отношении отцов восточной церкви. Если устранить из числа таких оснований формулу „чрез Сына“ (а это необходимо сделать, так как это выражение остается спорным), то не останется сколько-нибудь удовлетворительных оснований для признания этой мысли. Правда есть много образов из видимой природы, весьма удобных для того, чтобы видеть в них выражение мысли о последовательности и зависимости третьего Лица Св. Троицы в его происхождении от второго Лица. Но чтобы понимать их так, нужно иметь какие-либо параллельные разъяснения о такой зависимости. Между тем этих разъяснений нет: разъяснения говорят лишь о совокупности происхождения божественных Лиц и ничего не говорят о том, нужно ли тут разуметь также и зависимость Духа от Сына или нельзя. Но самое представление о происхождении Св. Духа совокупно с рождающимся Сыном скорее говорит против мысли о некоторой зависимости Духа от Сына. Представление Сына происходящим совокупно с Духом и вместе с тем содействующим исхождению Св. Духа не представляется в мысли св. отцов естественным. Чтобы содействовать Духу, Сын должен некоторым образом предварить Его в бытии. Сын, рождающийся вместе с исходящим. Духом, находящийся, следовательно, подобно Духу в процессе происхождения, скорее, удобнее мог быть мыслим ими как пассивно относящийся к Духу, без всякого содействия Ему. Иоанн Векк в свое время сознавал, что трудным для мышления представляется исхождение Св. Духа „и вместе с рождающимся Сыном и при содействии Сына“. Трудность эта была настолько значительна, что он счел нужным сослаться на непостижимость существа Божия вообще. „Где была бы непостижимость божественного естества, говорит он, если бы кто-либо показал ясно, каким образом исходя вместе с Сыном Дух исходит от Отца чрез Сына?“ 1) Ссылка на отношения между Отцом и Сыном,

1) De processione S. Sp. IX, 2. Migne t. CXLI col. 232.

 

 

778 —

как на доказательство возможности быть Св. Духу „и вместе с Сыном и от Сына“, в виду только что сказанного, не может быть признана за твердое основание в пользу правильности западного понимания. Пример этот существенно отличается от положения, приписываемого западным воззрением Сыну в отношении к Св. Духу. Отец не представляется происходящим от кого-либо. Когда от Него, не происходящего от кого-либо, представляется совечно Ему происходящий Сын, то это представление является более удобомыслимым, чем положение Сына и происходящего и вместе производящего другое Божественное Лицо. И потому сказанное выше относительно неестественности приписывать св. отцам такое представление остается в своей силе. Неестественность такого представления, по-видимому, и заставляет более последовательных и, так сказать, более откровенных поборников западного понимания говорить, что Сын некоторым образом прежде Духа, т. е. высказывать мысль прямо противоположную учению древних отцов. Эта же неестественность заставляла некоторых из числа их ссылаться на непостижимость естества Божия, как это мы сейчас видели из примера Иоанна Векка. Вот существенные черты того, к чему привело меня исследование взятого предмета.

1) Образ, более часто выставляемый св. И. Дамаскиным в качестве аналогии с бытием в Божестве Сына и Св. Духа, есть образ слова и дыхания.

2) Отношение, какое существует между Сыном и Св. Духом в происхождении Их от Отца, по представлению И. Дамаскина, есть отношение сосуществования и теснейшего единения по естеству.

3) Формула διΥίοῦ выражает у И. Дамаскина мысль об отношении сосуществования между Сыном и Св. Духом в Их происхождении от Отца, или, что тоже, о происхождении Их Одного вместе с Другим.

4) Самое учение И. Дамаскина о происхождении Божественных Лиц состоит в следующем: рождение Сына и исхождение Св. Духа от Отца происходят вместе, производятся одною силою; для рождающегося Сына Слова Божия нужен Дух Божий, Который действительно и находится при рождающемся Слове, сопутствует Ему и как-бы несет Его в Себе; Сам Дух исходит не иначе, как вместе с Словом, почивая в этом Слове.

 

 

— 779 —

5) Последовательность процессов рождения Сына и исхождения Св. Духа исключается учением И. Дамаскина.

6) Учение о способе происхождения Св. Духа сделалось предметом раскрытия в IV веке в виду учения об этом предмете еретиков того времени.

7) Учение об исхождении, как процессе совершающемся совместно с рождением, возникло в IV веке, как необходимое следствие настойчивого раскрытия православными учителями того времени более общей мысли о вечном единении между Сыном и Св. Духом по существу.

8) Учение о совместности исхождения с рождением со слов отцов IV века повторяемо было различными церковными учителями V—VIII веков.

9) В словах св. И. Дамаскина о явлении Св. Духа везде разумеется область деятельности Св. Духа, имеющей своим предметом то, что не есть Бог.

10) Название Св. Духа образом Сына некоторыми отцами III и IV веков, а равным образом и св. И. Дамаскиным, употреблялось для выражения мысли о полном во всем сходстве Св. Духа, как самостоятельной Ипостаси, с Сыном.

11) Не признавая зависимости Св. Духа от Сына в происхождении, св. И. Дамаскин прямо отрицает таковую зависимость.

12) Название Св. Духа средним между Нерожденным и Рожденным у свв. И. Дамаскина и Григория Назианзина указывает на непостижимое отличие образа бытия Св. Духа от образа бытия Отца и Сына, именно на образ бытия Его в форме исхождения.

Н. Богородский.

 


Страница сгенерирована за 0.3 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.