Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово за Божественной литургией в Неделю о мытаре и фарисее и день Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской в Успенском соборе г. Смоленска, 8. 02. 2009

СЛОВО ЗА БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИЕЙ В НЕДЕЛЮ
О МЫТАРЕ И ФАРИСЕЕ И ДЕНЬ СОБОРА
НОВОМУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ ЦЕРКВИ
РУССКОЙ В УСПЕНСКОМ СОБОРЕ г. СМОЛЕНСКА

8. 02. 2009

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодняшнее воскресенье на языке церковного Устава называется Неделей о мытаре и фарисее. Только что была прослушана евангельская история о том, как два человека вошли в храм — мытарь и фарисей. Фарисеи были особой, привилегированной частью иудейского

6

 

 

общества. Они соблюдали отеческие традиции, исполняли все религиозные предписания, более того, смысл своей жизни видели в их скрупулезном исполнении. А потому сами себя почитали людьми благочестивыми, богоугодными и отличали себя от остального народа. Мытари же, сборщики податей, были людьми грешными. Народ их ненавидел, потому что очень часто, собирая подати, многое клали они в собственный карман, усугубляя и без того непростую жизнь людей. Ну а кроме того, подати собирали они в казну государства Римского, а римляне вызывали ненависть народа как оккупанты. Поэтому в каждом мытаре, сборщике податей, люди видели изменника. Никаких симпатий в отношении мытарей в обществе не было.

И вот эти два человека вошли в храм помолиться. И фарисей, обращаясь к Богу, говорит: «Господи, благодарю Тебя, что я вот такой, исполняю то-то и то-то, и что я не такой, как вот этот мытарь, который рядом со мной стоит». А мытарь, сознавая свою греховность, обращая взор к небу, бия себя в грудь, говорил: «Господи, будь милостив ко мне, грешному!» И, завершая это повествование, Господь говорит слушавшим Его, что мытарь ушел из храма более оправданным, чем фарисей (Лк. 18,10-14). Господь не осудил фарисея за его исполнение религиозного закона, но Он более оправдал грешного мытаря за то, что, может быть, не исполняя всех предписаний закона и будучи человеком грешным, тот осознал свою греховность.

Не случайно это Евангелие читается сегодня, потому что с сегодняшнего дня начинаются подготовительные недели к Великому посту. А в центре поприща Великого поста — покаяние. И Господь этим повествованием о мытаре и фарисее нам показывает все значение подлинного и искреннего покаяния.

Покаяние связано с внутренней переоценкой самого себя. Это огромный духовный подвиг. Человек так устроен, что он всегда себя защищает. Это некий инстинкт самосохранения в нас говорит. Мы защищаем себя, когда видим внешнюю опасность, будь то физическую, моральную или политическую. Когда мы видим любую опасность, то непременно начинаем защищать себя словами, делами, выстраиванием целой стратегии обороны. Чем больше опасность и чем больше у человека возможностей, тем более сильная линия обороны выстраивается. А иногда это не просто оборона, а нанесение упреждающих ударов, нападение, чтобы защитить себя.

7

 

 

Этот инстинкт самосохранения работает и во внутренней нашей жизни, но в порочном и искаженном виде. Мы защищаем и оправдываем самих себя в том числе и перед своей совестью. Мы постоянно говорим себе о том, что мы правы в том или ином конфликте, что мы действуем абсолютно верно. Очень редко мы подвергаем себя внутренней критике, не говоря уже о том, что болезненно реагируем на критику внешнюю. Человек, который не имеет навыка внутреннего самоанализа, который не имеет способности препарировать свойства, качества и проявления своей души, подвергая их своему суровому суду, не видит греха в себе. Иногда такие люди, приходя на исповедь, совершенно искренне говорят священнику в ответ на вопрос в чем согрешили: «Да ничем, батюшка, я никогда не согрешал». В этом ответе свидетельство о том, что человек никогда не думал о своей внутренней жизни, он не подвергал себя беспристрастному внутреннему суду. А Богу нужен этот суд. Кто сам себя умеет осуждать внутренне, подвергать себя наказанию за отделанное зло, тот двигается от смерти к жизни. Страшный Божий Суд возвещает и восполняет нашу неспособность судить самих себя.

Покаяние и есть беспристрастный суд, который мы о себе выносим пред лицем Божиим (Пс. 55,14). Покаяние — это также перемена ума и сердца, потому что, когда судим себя строго, то понимаем, что до бесконечности выносить над собой этот строгий суд невозможно. Нужно менять свою жизнь, чтобы суд не был таким строгим.

То, что совершил мытарь, — это и был суд над самим собой. Боже, будь милостив компе, грешному! (Лк. 18,13). Он сознавал свой грех, он понимал, что только Бог может снять с него эту тяжесть, что только Бог может его простить, и обратил к Господу из глубины своей души, может быть, напрягая последние свои внутренние силы, которые у него были, этот плач, этот призыв, эту мольбу.

Религиозный человек отличается от нерелигиозного тем, что он способен анализировать свою внутреннюю жизнь, выносить себя на суд и, обращаясь к Богу, просить простить его грехи и помочь исправить жизнь. Такой человек становится внутренне очень сильным, он нечувствителен к злословию людей, потому что точно знает, в чем он пред Богом согрешает, а в чем он невиновен. Такой человек не подвержен воздействию клеветы, пересудов, потому что все, что не волнует его совесть, для него не является значительным. Он становится сильнее своих обидчиков, если это обидчики несправедливые.

8

 

 

И он сильнее не потому, что он сам по себе силен, а потому, что в ответ на его покаяние, на его молитву Бог пребывает вместе с ним. И Божественная сила словно на крыльях поднимает человека, возвышая его над другими — над обидчиками, над конкурентами, над интриганами, над всеми теми, кто создает искусственные конфликты. Такой человек словно сверху вниз смотрит на всю эту грязную человеческую возню, не превозносясь над людьми, но ограждая себя великой стеной, великой защитой, которую не способны разрушить человеческая зависть, злоба и коварство.

Сегодня мы празднуем память святых новомучеников и исповедников Церкви Русской, всех тех, кто за Христа пострадал в лютую годину. Как применительно к ним звучит все то, что сказано было в связи с Неделей о мытаре и фарисее! Это были мученики наши, это были исповедники, это были герои духа, которые жили сильной внутренней религиозной жизнью. И когда перед ними стал выбор — пойти на страдания и смерть или отречься от Христа, — они шли на смерть. Особенность гонений на Русскую Церковь в XX веке состояла в том, что это было весьма хитроумное гонение: ведь никого не пытали и не убивали собственно за веру. Всему народу и всему миру говорили, что у нас власть народная, справедливая, она желает счастья людям, хочет построить справедливое общество, искореняет своих врагов. А поскольку власть народная, то и враги ее — не враги власти, а враги народа. И шли на плаху архиереи, священники, монахи, монахини, верующие люди с клеймом «враг народа». И взбудораженные революционным движением люди, поверившие в некий фантом счастливой жизни, очень часто не только не выражали хотя бы внутренней солидарности с жертвами, но, не принимая прямого участия в казнях, морально поддерживали власть, которая уничтожала веру. Да и казни ведь проводились не на площадях, не в цирке, как то было во времена римских гонителей, когда все могли видеть мужество мучеников и убедиться в силе их веры. Гонители XX века хорошо знали слова Тертуллиана, церковного писателя II века, сказавшего, что кровь мучеников есть семя христианства1. Они не хотели новых ростков религиозной жизни в стране, а потому мучили и убивали в застенках, когда христианин-мученик оставался один на один с мучителем, когда против него было все — и власть, и сила, и общественное мнение, и тысячи клеветников. Ему говорили

1 Тертуллиан. Апологетик. 50.

9

 

 

о том, что никто и никогда не узнает, что он сейчас будет убит. И он понимал, что это, наверное, правда, и никто и никогда не узнает о его подвиге, и никакого подвига нет, — он просто будет растерзан, раздавлен и изничтожен человеческой злобой и, вероятно, навеки забыт. Но внутренняя сила верующего человека давала нашим мученикам и исповедникам способность и там, в сырых, темных и страшных застенках, оставаться верными Христу, возвыситься над толпой гонителей, на крыльях взлететь к небу и увидеть мир с высоты этого духовного полета. И Господь явил милость — ни одно имя не оказалось забытым. Имена архиереев, монахов, священников, монахинь, мирян мы каждый день вспоминаем на отпусте после Божественной службы. Имена гонителей мало кто знает и помнит. Все их ордена и звания превратились в ничто, в прах и пепел. А кровь мучеников снова стала семенем христианства. И то, что сегодня народ наш обращается к вере, то, что сегодня призыв Церкви к покаянию принимается с доверием и готовностью стать на этот путь, есть не что иное, как результат великого подвига наших святых новомучеников и исповедников. И в этот день вознося молитву к ним, мы просим их благословить страну нашу, народ наш, власти наши, воинство, благословить Церковь нашу, ее иерархов, духовенство, монашествующих, дабы сила веры, которая приходит к человеку через покаяние, изменяла нашу жизнь к лучшему, утверждая добро, правду и свет в нашей личной жизни и в общественных отношениях. Аминь.


Страница сгенерирована за 0.37 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.