Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово на III Международных Рождественских образовательных чтениях. 23.01.1995

ВЫСТУПЛЕНИЯ

НА РОЖДЕСТВЕНСКИХ И ИНЫХ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ЧТЕНИЯХ

МЕЖДУНАРОДНЫЕ РОЖДЕСТВЕНСКИЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ

СЛОВО НА III МЕЖДУНАРОДНЫХ
РОЖДЕСТВЕНСКИХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ЧТЕНИЯХ
1

23.01.1995

Приветствую всех участников Рождественских чтений! Считаю, что эти чтения, дающие возможность встретиться и обменяться опытом, являются чрезвычайно важными.

Позвольте сказать о том, как я понимаю проблемы, стоящие сегодня перед Церковью в области религиозного образования. Я думаю, что, говоря о перспективах такого образования, нужно обязательно учитывать духовное и культурное состояние, в котором находятся наше общество и Церковь. При любом планировании деятельности мы всегда должны исходить из исторического, духовного и культурного контекстов. Более того, если мы будем игнорировать их, наши планы могут стать несбыточными, а программы «повиснут в воздухе».

Какова же главная отличительная черта нашей истории и культуры? Главное в том, что мы семьдесят с лишним лет жили в условиях господства атеистической идеологии. Прошло несколько лет после крушения атеизма. Мы о нем не часто вспоминаем, но все мы пока в том прошлом — и верующие, и неверующие — все общество. Мы выросли из этого прошлого. Тоталитаризм держал в идеологических

1 Смоленские епархиальные ведомости. 1995. № 7. С. 10-24.

3

 

 

тисках и систему образования, и культуру, и общественные отношения. Нельзя игнорировать этот факт, и из него можно сделать два важных вывода.

Во-первых: что это значит для религиозного образования? Семь десятилетий атеистического господства привели к краху безбожной системы. Причем это был крах не мировоззренческий, а бытовой: люди поняли, что тоталитарная идеология — в общем, весьма логичная, стройная, убедительная — не привела к тем практическим результатам, которые декларировала. Осознание пропасти, лежавшей между декларацией и реальностью, и привело к крушению тоталитарной системы.

Но что такое тоталитаризм? Это духовное явление, распространяющее свою власть на всего человека. Почему я говорю «духовное»? Потому что тоталитаризм не только порабощал человека в его практической, профессиональной деятельности, но простирал свое господство и на его сознание, волю, чувства. Таким образом, когда тоталитарная система рухнула, люди оказались духовно обнаженными, а общество стало переживать глубочайший кризис. Не было никакой опоры, никакой поддержки — все рухнуло.

Естественно, что после падения прежней идеологии всякий нормальный человек стал искать альтернативу. А что было альтернативой атеизму с мировоззренческой точки зрения? Если там атеизм — то здесь теизм, религия. И вот что стало происходить: люди, разуверившиеся в атеистических доктринах, резко повернулись в противоположную сторону. Этот поворот сопровождался некритическим восприятием любой религиозной доктрины. Логика была очень простая: если атеизм привел к краху, значит, религия приведет к чему-то положительному. При этом наши соотечественники в течение семидесяти с лишним лет не получали практически никакого религиозного образования — ни систематического (кроме духовных учебных заведений), ни самостоятельного (поскольку религиозные книги были под запретом). Полное отсутствие религиозных знаний на фоне поиска мировоззренческой альтернативы привело к незащищенности людей перед любой религиозной проповедью. Проповедь религии, проповедь о Боге стала восприниматься как нечто безусловно положительное и не подлежащее критике. Именно эта ситуация привела к тому, что в страну хлынуло бесконечное количество чужеродных

4

 

 

проповедников, и к безудержному увлечению оккультизмом, теософией, магией, спиритизмом. В этом — одна из причин губительного развития сектантства и парарелигиозных явлений.

Если говорить вообще о феномене сектантства и парарелигиозности в нашей стране, то я глубоко убежден, что эти заблуждения проистекают в первую очередь из незнания собственной православной веры. Думаю, что совершенно ничтожно число людей, перешедших из Православия в секту. И, наверное, среди этих людей нет ни одного, кто имел бы православное образование. Приведу такой пример: однажды я встретился с простой русской женщиной, которая стала меня убеждать в том, что самым светлым, самым возвышенным религиозным учением является «Сознание Кришны»1. А потом выяснилось, что Евангелие она не читала, в церковь заходит, но ничего там не понимает. Другими словами, стало совершенно очевидно, что эта женщина, а значит, и многие другие, приняла учение «Сознания Кришны» не в результате внутренней борьбы, поиска, сопоставления Православия и кришнаизма, а в результате чистой случайности. Человек столкнулся с кришнаитской общиной и, не имея никаких знаний в области религии, с легкостью, некритически воспринял первую попавшуюся религиозную проповедь.

Если человек меняет убеждения в результате внутренней борьбы, подвига, изучения, сравнения, делает выбор, допустим, в пользу кришнаизма и уходит из Православия, можно о нем сожалеть, можно за него молиться, переживать, но надо уважать его внутреннее борение, в результате которого он, хотя и избирает ложный путь, но делает это сознательно. Однако ужасно, когда нет никакой борьбы, никакого сравнения, никаких знаний, и человек избирает первый попавшийся путь.

Этот соблазн можно предотвратить образованием. Сказанное совсем не значит, что мы покушаемся на свободу совести в школе. Нет! Но мы должны сделать наших соотечественников просвещенными

1 «Международное общество сознания Кришны» (также известное под названиями Движение Харе Кришна) — религиозная организация, основанная бенгальским монахом Бхактиведантой Свами Прабхупадой в 1966 г. в г. Нью-Йорке. Основной духовной практикой его последователей (известных как кришнаиты) является киртан — коллективное пение имен Кришны, в особенности в виде ведической мантры «Харе Кришна».

5

 

 

в области религии. Человек должен приобрести способность отличать добро от зла и сознательно делать свой выбор.

Теперь о втором опасном последствии атеистического прошлого для нашей образовательной работы и для внутренней жизни Православной Церкви в целом. Иногда приходится сталкиваться с удивительными явлениями: неверующий человек поражает своим жутким суеверием и обрядоверием. Откуда это? — Это тоже результат отсутствия религиозного образования. А все наши увлечения НЛО, инопланетянами, экстрасенсорикой, псевдоцелительством... И это тоже плоды неспособности отличать правду от лжи, понимать и видеть смысл религиозной жизни. Все это будет продолжаться и нарастать в нашем обществе, если мы не начнем программы религиозного образования в самом широком, общенациональном масштабе.

Отсутствие религиозного образования создает трудности и для самой Церкви. Приходит вчерашний атеист в храм и превращается в так называемого неофита. К сожалению, среди интеллигентных людей, принимающих Православие, нередко развивается ужасное обрядоверие. Это — результат отсутствия религиозных знаний. И это весьма опасно, ибо мы переживаем сейчас период количественного увеличения Церкви. Например, в Смоленске на Крещение только в кафедральном соборе побывали более 100 тысяч человек, то есть треть населения города. Что произойдет, если эта масса новоприходящих будет религиозно непросвещенной? Это может изменить, исказить лицо Церкви. И это произойдет, если новообращенные привнесут в церковную жизнь суеверия, косность, религиозный формализм. Поэтому религиозное образование становится совершенно необходимым фактором для внутренней жизни Церкви. Оно может иметь и конкретные социальные последствия, потому что сегодня в нашем обществе Церковь — это не меньшинство.

В ходе разговора о значении религиозного образования для общества я хотел бы сформулировать несколько основополагающих для меня истин.

Религиозная мотивация является основной в нравственном воспитании личности, ибо религия предполагает абсолютность нравственных норм. Но в современных условиях мы не должны сбрасывать со счетов и гуманистическую мотивацию морали, так как для многих людей нерелигиозных убеждений именно такая мотивация

6

 

 

нравственности останется действенной. Иногда хотят столкнуть эти два подхода к нравственности — религиозный и гуманистический, — подобно тому, как хотят искусственно столкнуть Церковь и культуру.

Мы должны помогать тем, кто воспитывает нравственность на основе общих гуманистических принципов. Секулярный гуманизм (хотя мы с ним — как верующие люди — можем быть не согласны по существу) на мировоззренческом уровне воспитывает человека в высоких нравственных стандартах и потому является для нас союзником. Об этом нужно сказать неверующим преподавателям, которые боятся нашего прихода в школу. Мы не начинаем клерикализацию общества. Мы вместе с теми, кто борется за нравственный облик молодого человека, кто старается спасти наше юношество.

А спасать есть от чего. Я глубоко убежден, что у нас нет кризиса общества, а есть кризис личности. Если бы имел место кризис только социальной структуры — у нас были бы проблемы исключительно в социальной сфере. А у нас общий, тотальный кризис — и политический, и экономический, и социальный, и экологический... Какую сферу ни возьмем — везде кризис. Это свидетельствует о нравственном кризисе личности. И пока не будет преодолен этот кризис, мы никогда не будем иметь ни хорошей политики, ни хорошей экономики, поскольку в условиях свободы главной и определяющей для человека является нравственная мотивация.

Вот почему совершенно очевидно, что без преодоления нравственного кризиса личности мы не сможем выйти на прямую дорогу в нашей общественной жизни, никогда не преодолеем преступности. Преступность есть не только сугубо социальное явление, ее корни — в нравственной болезни человека. То же самое в области экономики: она никогда не перестанет быть мафиозной, пока не изменится человек, пока он не поймет, что, воруя, он обкрадывает самого себя. Никогда у нас не будет политической стабильности, пока не появятся политики, которые перестанут говорить одно в момент предвыборной кампании, а потом с легкостью отказываться от своих слов и делать прямо противоположное. Этот перечень можно продолжать до бесконечности... Но надо понимать, что в основе всех пагубных явлений — нравственный кризис личности, преодолеть который можно только мобилизовав все силы. И в этой мобилизации главная роль

7

 

 

должна принадлежать Церкви, особенно ее передовому отряду — тем, кто работает в области религиозного воспитания молодежи.

Теперь о том, как мне представляется развитие религиозного образования в нашей Церкви. Система здесь уже выстроилась, но необходимо далее совершенствовать религиозное образование по линии воскресных школ, по линии преподавания религии в государственных и муниципальных средних и высших учебных заведениях и, наконец, по линии создания собственно церковных общеобразовательных учреждений. В каждом из этих трех направлений сегодня обнаруживаются проблемы.

Возьмем воскресную школу... Приходская школа, которую мы с энтузиазмом начали возрождать, — дело очень непростое. Рассмотрев зарубежный опыт, можно сказать, что, хотя почти все дети в западных странах и проходят через воскресные школы, но в церковных общинах остается очень небольшой процент. Так что сама по себе воскресная школа — это не панацея от всех бед. Она не может автоматически воспитать человека. Видимо, важно соблюсти некоторые условия, при которых воскресная школа будет действительно воспитывать нравственность и религиозность. Есть объективная трудность: воскресная школа работает в выходные часы и дни. Ребенок же устроен так, что для него досуг — всегда нечто желанное, он хотел бы провести его так, как ему хочется. А здесь в свободное время появляется дополнительная нагрузка! Для того чтобы посещение воскресной школы стало желанным, она должна меньше всего напоминать ребенку об обычной школе, об учебном процессе. Здесь должно быть больше разнообразия, больше фантазии.

Воскресная школа должна быть местом отдыха ребенка, местом «разгрузки», но проходящей не в вакууме, а в условиях, формирующих у детей религиозные убеждения.

Наблюдения за работой воскресных школ в Западной Европе и США привели меня к следующим выводам. Воскресная школа в западных неправославных приходах работает во время богослужения. Иногда даже в современных церковных зданиях помещение воскресной школы отгорожено от храма стеклянной стеной, чтобы дети видели, что происходит в храме. Меня это всегда смущало, мне казалось, что здесь есть нечто искусственное, ибо воскресная школа призвана не просто сообщать сумму знаний, но приобщать ребенка

8

 

 

к живому, реальному религиозному опыту. Если ребенок этого опыта не получит, у него в сознании будет некий разрыв между воскресной школой и Церковью. Этот разрыв он унесет в будущее. Многие из детей, посещающих западные воскресные школы, не становятся активными верующими, так как школа не формирует, не воспитывает в них живого религиозного опыта. Мне кажется, что участие ребенка в молитвенной жизни христианской общины, в Святой Евхаристии есть непременное условие воцерковления. Именно в этот момент ребенок получает опыт живой связи с Богом, а мы, как верующие люди, должны свидетельствовать, что в этот момент он получает дар Божественной благодати. Если мы отделим благодатное воздействие Церкви, ее святых Таинств от процесса воспитания, то получим людей, знающих, что такое Православие, знающих содержание Священного Писания, но не имеющих религиозно-нравственного стержня.

По моим наблюдениям, происходит некий спад интереса к воскресным школам. Приведу вам снова пример Смоленска: мы начали создавать воскресные школы в 1989 году. Сначала школу при соборе посещали около 1000 человек, потом эта цифра сократилась до 600, а в этом году — до 200 человек. Конечно, этот спад можно объяснить и появлением альтернативных способов получения религиозных знаний, о которых я скажу позже. Может быть, это происходит и потому, что прошел первый интерес, — первая реакция всегда бывает бурной. Но в любом случае проблема воскресной школы заключается в том, что на ребенка ложится дополнительная нагрузка.

Очень важной формой работы с детьми является преподавание религии в средних учебных заведениях, государственных и муниципальных. И одной из причин, по которой у нас в Смоленске сократилось посещение воскресных школ, является то, что за последние годы нам удалось значительно расширить систему религиозного преподавания в средних учебных заведениях. Из 35 школ города в 27 постоянно преподается Закон Божий. В этих школах обучаются несколько тысяч детей, и такая форма обучения при соблюдении некоторых условий сегодня может быть особенно эффективной.

Первое условие: некоторые работники народного образования, к сожалению, воспринимают факультатив как занятие, которое нужно проводить непременно во внеурочное время. Но факультатив совсем

9

 

 

необязательно должен проходить в субботу вечером или в воскресенье. Более того, если мы сделаем преподавание религии факультативным и вынесем этот факультатив за сетку учебных часов, мы потеряем наших детей. Каждый из нас учился в школе и знает, что ребенок, даже самый прилежный, всегда ждет окончания занятий.

Существует мнение, что надо прекратить преподавание религии в средних государственных и муниципальных учебных заведениях. Сейчас идет подготовка нового закона о свободе совести, и в отношении этого пункта ведется самая напряженная борьба. Те, кто хочет законодательно запретить преподавание религии в средних учебных заведениях, чаще всего используют весьма благовидный аргумент: мол, Православная Церковь не успевает прийти в среднюю школу, а вместо нее приходят сектанты, западные проповедники, последователи Муна1. Нельзя допустить этого, нужно отсечь западных проповедников, миссионеров, восточных мистиков от школы. Аргумент ложный, и вот почему. Дело в том, что в основу нашей Конституции заложен принцип свободы совести. Это очень важный принцип, и я являюсь последовательным сторонником его осуществления. Но что предполагает принцип свободы совести? Он предполагает возможность свободного самоопределения личности. Если социологически посмотреть на российское общество, то 80 % населения крещены в Православной Церкви. Это означает, что 80 % нашего общества — православные. Когда ребенка крестят, восприемник дает торжественное обещание воспитать этого ребенка в православном духе. И если 80 % детей, принадлежащих к Православной Церкви, желают изучать Православие, — они должны иметь такое право. В Финляндии, к примеру, если 10 человек в классе исповедуют ту или иную религию, государство берет на себя материальную ответственность за преподавание этой религии. И мы должны сделать так же. Долг государства, если оно декларирует принцип свободы совести, — обеспечить эту свободу, а значит, заплатить преподавателям за уроки.

Принцип свободы совести — прекрасный принцип. И всякая попытка вывести из законодательства упоминание о преподавании религии есть попытка его нарушить, фразеологически прикрываясь

1 Мун Сон Мён — южнокорейский религиозный деятель, основатель и лидер нового религиозного движения «Церковь объединения».

10

 

 

необходимостью его реализации. Считаю, что участники Рождественских чтений должны обратиться в Думу с просьбой законодательно поддержать преподавание религии в государственных и муниципальных учебных заведениях. Без такого преподавания мы не сможем обеспечить широкомасштабного воспитания молодежи. Для того чтобы масштаб преподавания основ Православия соответствовал количеству крещеных православных в нашей стране, мы должны требовать от парламента законодательно обеспечить наше участие в образовательном процессе1.

Весьма опасная тенденция — преподавание в школах так называемого «Религиоведения». Знакомство с людьми, которые преподают этот предмет, убеждает меня, что это вчерашние профессиональные атеисты. Может быть, человек, вчера преподававший атеизм, сегодня и изменил свои убеждения и стал верующим — ведь Господь может даже из камней сих соделать детей Аврааму (Лк. 3, 8), — но пугает массовость. Кроме того, когда я слышу, что «Религиоведение» сегодня преподают бывшие атеисты, я не могу отделаться от чувства, что здесь явно какая-то мимикрия. В этой связи одной из задач епархиальных отделов религиозного образования должна быть профессиональная оценка программы по «Религиоведению», вводимой в наших учебных заведениях.

Последнее, третье, направление религиозного образования — это создание православных общеобразовательных школ. Когда мы в Смоленске решили создать общеобразовательную школу-десятилетку, многие отнеслись к этому, как к фантазии. Но мы это сделали! И главное здесь не финансы, а люди. Их надо искать в школах, в институтах, научно-исследовательских учреждениях... Мы — православный народ. И давайте это помнить! Не может быть, чтобы в стране, где 80 % народа крещены в Православии, в области не нашлось бы преподавателей для одной средней школы, которая могла бы стать чисто церковной! Такие люди есть. Главное — найти энтузиастов. Священник и епископ

1 Учебный предмет «Основы православной культуры» (ОПК) был включен Министерством образования и науки РФ в школьную программу (4-й класс средней общеобразовательной школы) в качестве федерального образовательного компонента в рамках курса «Основы духовно-нравственной культуры народов России» — сначала экспериментально (с 1.04.2010 г. в некоторых регионах страны), а с 1.09.2012 г. — во всех регионах России.

11

 

 

не смогут организовать школу, их задача — духовно поддерживать ее, следить за тем, чтобы она развивалась в правильном направлении. Остальное — дело мирян. Я знаю, что среди вас есть такие, которые могут стать директорами православных школ, гимназий, лицеев, детских садов. Не надо бояться, нужно смело начинать дело Божие, дабы в каждом областном городе у нас была хотя бы одна церковная общеобразовательная школа.

Одно из самых сильных для меня переживаний во время Литургии — когда я вижу детей, подходящих к Святой Чаше. И когда это происходит, то понимаю, что эти дети не потеряны, что на них мы действительно можем положиться.

Если позволите, хотел бы дать совет из нашего смоленского опыта. Когда мы создавали нашу православную гимназию, то было искушение создать сразу десятилетку, но я был категорически против этого. Начинать надо всегда с небольшого: пусть сначала появятся первый, второй, третий классы. Если мы приведем в церковную школу десятиклассников, она уже не будет православной. Подростки наверняка разрушат с трудом создаваемую систему. Надо начинать с детей младшего возраста, которые будут взрослеть в условиях церковной школы. Это будут люди, воспитанные в церковной атмосфере, а не те, кто пришел с улицы со своими привычками, пороками, своим образом жизни. Православная школа ни в коем случае не должна деградировать. И очень важно, чтобы эта школа не превратилась в гетто. Необходимо, чтобы и светские дисциплины преподавались на высоком уровне.

Еще раз от души благодарю вас за внимание и желаю помощи Божией в ваших трудах как здесь, на Рождественских чтениях, так и в вашей практической деятельности!

12


Страница сгенерирована за 0.34 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.