Поиск авторов по алфавиту

Автор:Спасский Ф. Г.

Спасский Ф. Г. Акростихи и надписания канонов русских миней

Акростихи и надписания канонов русских миней.

 

Переводчики греческих служб на славянский язык старались держаться возможно ближе текста и даже расположения в нем слов. Задача перевода облегчалась тем, что славянские построения фраз для богослужебных песнопений очень близки к греческому и любое греческое выражение может быть передано естественным в славянском языке оборотом. Пословный перевод даже в отношении многочисленных в греческом языке частиц может с большой точностью передать характер и выражение переводимого текста. Первоначальные наши переводы, конечно, были всегда ученической работой, без малейшей примеси критики текста. Позже, под влиянием развития особой своей богослужебной практики, стали переводить лишь то, употребление чего могло быть практически применено при богослужении: в греческих минеях, например, помещаются краткие синаксари на каждый день, указания устава и пояснения того или иного чина. У нас из миней исчезают синаксари, меняются указания устава из-за иной практики: исчезает, между прочим, доселе практикуемое в восточных церквах указание возглашения динамис при пении трисвятого. Многое, что для греков было понятно и нужно, что сохранялось, казалось нашим переводчикам потерявшим полезность и смысл. Так, в частности, былои с надписаниями канонов стихом акростиха-краегранесия и с выполнением акростиха в тексте канона. В греческих канонах акростих почти всегда давал имя автора и обязательно выдерживался, если он был намечен в надписании. Акростих читался по начальным буквам тропарей канона, включая иногда в себя и начальные буквы ирмосов. В канонах, писанных стихами, начальные буквы стихов служили для исполнения акростиха.

Этот распространенный в древних службах метод писания имеет большое значение в определении времени составления и автора канона. Только лишь благодаря акростихам возможно было проследить последовательное развитие канонов и их закрепление в настоящем их осмипесненном виде. Выпадение второй песни канона тем и определяется, что многие греческие акростихи выпускают в своем исполнении буквы, падающие именно на вторую песнь. По славянским переводным текстам установить это невозможно, ибо в переводах акростихи никогда не принимались во внимание в их полной значимости. Часто от них оставались лишь стихи надписания в виде отдельного, пои существу ненужного и ни с чем не связанного благоче-

126

 

 

стивого предварительного выражения. Стих краегранесия так и понимался большинством, если не всеми, переводчиками, сохранявшими такой стих в надписании канона. Чаще же стих за ненадобностью и неупотреблением при службе попросту выпускался. Так, например, в службе преп. Афанасию Афонскому, 5 июля, канон, в греческой минеи без нарушения акростиха выпадением второй песни, надписан: наша служба надписания не удерживает. Она могла бы иметь и стих надписания и исполненный по нему акростих хотя бы в таком переводе: «Афанасия пою, похвалю добродетель. Аминь». Такой, несколько неточный перевод, сохранил бы смысл и дал бы выражение, одинаковое по числу знаков для исполнения акростиха в славянском переводе, имеющем то же количество тропарей, если бы значение акростиха и надписания были понятны переводчику. Это, конечно», потребовало бы от него дополнительной художественной работы в приноровлении первых букв тропарей к соответственному порядку их в фразе акростиха. В данном случае произошло полное выпадение надписания и канон оказался, как бы, обесцвеченным, не потеряв от этого, конечно, внутреннего содержания То же произошло и с каноном преп. Евдокиму, 31 июля. Канон этот, кстати, заимствуется нашими составителями служб во многих случаях. В греческой минее на своем месте он имеет надписание с именем автора — Иосифа. В нашей минее надписания нет и таким образом, заимствованный целиком канон как бы присваивается в наших службах переводчиком, вычеркнувшим вместе со стихом надписания и имя автора. В греческой минее акростих ущерблен выпадением второй песни. Акростих опять таки мог бы быть сохраненным в такой, хотя бы, вольной фразе; «»Пою твоя, всеблаженне, всечестные нравы. Иосифа». Фраза сохранила бы число знаков — 36 — для исполнения краегранесия канона. В третьем случае, в каноне 28 июля св. апостолам и диаконам Прохору, Никанору, Тимону и Пармену предпосылается в славянском переводе надписание: «Пою зари мысленного солнца» и не надписывается стоящее в греческой минее имя автора Иосифа. Греческий текст имеет 32 буквы, славянский же всего 28. Если передать, без особого насилия над смыслом, первое слово акростиха μέλπω через «похвалю», часто встречающееся в акростихих, и сохранить имя автора, получилось бы нужное количество знаков. Но стих переведен попросту потому, что он стоял наряду: смысл его укрылся от переводчика и в настоящем своем положении этот стих совершенно бесполезен. В службе свмч. Ермолаю, 26 июля, переводчик сохраняет и надписание и имя автора, того же Иосифа: «Песньми почитаю Ермолаа труды. Иосиф». Это дает 30 знаков, тогда как в греческом 36 букв. Перевод стиха также мог бы быть выдержан в нужном количестве букв, если бы он был понятен и нужен переводчику: «Песньми прославляю Ермолаа подвиги», например. Но и здесь стих остался без употребления, ненужным и непонятым.

Вольности перевода таких стихов показывают, что принимались они некоторыми переводчиками как благочестивые воздыхания авто-

127

 

 

ра, которые, при желании, можно было и приукрасить своим добавлением, как, например, в каноне службы Феодору Стратилату, 8 июня, где у нас к «пою тя даров божественных тезоименита» добавлено «хвалами божественными».

Наши переводные службы пестрят надписаниями над канонами, но нет ни одного переводного канона, который бы нашел применение акростишному стиху в исполнении его в тексте. И. Карабинов, Постная Триодь. СПБ. 1910 стр. 291 приводит единственный пример славянского перевода акафиста с попыткой провести акростих по алфавиту. И наши оригинальные, писанные на Руси, службы крайне редко принимают такое благоукрашение канона, в тои время, как имеются каноны с надписаниями в акростих неразрешившимися. Нужны были учителя художники, полностью понимавшие значение и смысл акростиха, чтобы показать и привить у нас это искусство оживления текста службы в ее форме, к сожалению, приметной только внимательно читающему и остающейся незаметной для слушающих. Имена авторов наших канонов остаются в тени и зачастую исчезают при перепечатках миней, как материал практически при богослужении неупотребляемый.

1. Все же наше русское творчество нашло тропинки для робких попыток овладеть искусством изображения затейливой канвы канона и даже дошло до результатов весьма оригинальных, незнакомых нашим учителям грекам и южным славянам. Талантливые выдумки учеников оказались в некоторых случаях оплодотворенными природной российской ловкостью и фантазией. Приходится сожалеть, что так мало сохранилось у нас памятников такого мастерства, имеющего свое значение в истории русской словесности. Акростих есть единственный вид украшения наших богослужебных текстов, ни разу и ни в одном случае, не принявших стихотворной формы как у греков. Правда, немного у нас служб писаных самостоятельно: наши творцы в большинстве впадали в соблазн заимствования из уже составленных служб, слепо следуя готовым переводным текстам.

В методах исполнения акростихов в славянских службах намечается в общих чертах несколько манер рисунка: от наипростейшей прямой линии буквенного последовательного чтения, через изображение более длинной фразы начальными словами тропарей, до неожиданной и оригинальной ломанной буквенной фигуры, требующей для прочтения ее не только догадки, но, возможно, и «особых познаний. Подавляющее большинство наших канонов остаются без надписания и исполнения краегранесий. Заимствованные каноны, как мы видели, часто не имеют надписаний и никогда не исполняют акростихов. Им следуют в этом и тексты наших древних служб. Под таковыми мы разумеем писанные до XIV века.

Лишь одна из них имеет канон с весьма слабо намечающимся акростихом, стершимся, возможно, в последовательных переписках и перепечатках. Это канон на день преп. Феодосия Печерского, 3 мая. Надписания над каноном нет, но последовательное чтение начальных букв тропарей намечает:

128

 

 

Песнь 1. Π Е Н И

3. Е И З Π

4. У T Т

Песнь 5. Ч Е . .

8. X Р И Г

9. О Р О В

В песни 3 возможно предположить лишь намеченное слово ИЗРЯДНО (это слово часто наблюдается в переводных греческих стихах), далее можно в 4 песни предположить ПРИНОШУ ТИ ОТ и в 5 песни ЧЕ, что могло бы дать — «пение изрядно приношу ти отче», исполненное буквенным и словесным акростихом вместе. Заключительные же 8 и 9 песни без всякого сомнения дают подпись автора канона — ХРИГОРОВ. Исследователи древних служб и историки делали с большей или меньшей уверенностью предположения о том, что автором канона был Григорий Печерский, «творец канонов». Нам все же, не приходилось встречать этого текстуального доказательства для подтверждения предположения (1).

Текст этого канона может почитаться первым русским опытом подражания простейшему рисунку обычных греческих буквенных акростихов и единственным образцом акростишного канона в древней, XII века, службе. Что касается служб более поздних, то они пользуются в большинстве случаев канонами без акростихов и надписаний. Заимствуя каноны из общей минеи или переводные из разных служб, составители их, конечно, не заботились об акростихе и, даже, зачастую не приводили надписания и имени автора. Тропари переводных канонов, сохраняя свои места, часто обнаруживают характерные для греческих писателей начала тропарей, дающие при обратном переводе их на греческий язык имя автора. В особенности часто встречаются такие каноны с именем Иосифа, которого можно назвать любимым автором наших списателей канонов. Так, например, канон св. князю Всеволоду-Гавриилу, 11 февраля, ненадписанный ни именем автора, ни стихом акростиха, заканчивается пятью типичными для творчества Иосифа тропарями:

Песнь 9.

ВИДЕТИἰδεῖν

ЯКО — ὡς

Мудростью — σοφία

День — ἡμέρα.

Света — φωτός,

что и дает имя Иосифа. Такие же заимствования повторяются: Мая 24, июня, 15, июля 10, ноября 23 (в службе кн. Александру Невскому), ноября 24, 27, апреля 17 (преп. Зосиме Соловецкому) и пр.

Списателем службы св. кн. Всеволоду был Василий-Варлаам. (Фил. цит. под № 133). Такой же манерой Василий списал у Григория Цамблака свою службу муч. Георгию Новому (см. в разделе IX).

129

 

 

Около 70 канонов русского и южнославянского творчества, находящихся в наших минеях (мы пользовались минеями месячными издания Киево-Печерской Лавры 1894-1895 гг.), не имеют никаких надписаний. Многие каноны попросту повторяются в службах святых одного и того же чина: например, каноны юродивым неизменно заимствуются из общей минеи, куда канон попал из греческой службы на день 21 июля — преп. Симеону Юродивому и Иоанну Салос. Другие берут каноны из той же общей минеи, слегка ретушируя их. Во всяком случае, более половины наших славянских служб акростихом для канона не пользуются, и авторы не надписывают своих имен. Трудно было бы и отличить канон, писанный на Руси от переводного, если бы наши творцы понимали и учитывали значение и роль ирмоса, как образца для составления тропарей. Разница размеров ирмоса и подчиненных ему тропарей дает в наших канонах аритмичность. Совершенно невозможным явилось бы, например, пение российских неуклюжих и громоздких по сравнению с ирмосом тропарей, тогда как песненное исполнение вполне легко проходит в канонах, соразмеряющих тропари с ирмосом. Но даже и при чтении тропарей русских канонов заметно обнаруживается их несоответствие основному стилю и размеру ирмоса. Такое музыкальное безвкусие с особой ясностью проявлено в фантастическом каноне на день Полтавской победы, где постоянная смегиа глаоов ирмосов, да еще несоразмерных с подчиненными им тропарями, создает определенно невыносимую какофонию, усугублённую еще и нецерковным содержанием канона. Канон должен представлять собой одно музыкальное целое, построенное по определенному размеру, намеченному для каждой песни ирмосом, образцом ритмики, тоники и мелодии. Нарушение этого правила и делает из канона на день Полтавской победы, творения арх. Феофилакта Лопатинского (2), образец того, как не должны писаться каноны. Служба эта, к счастью, является единственным образцом подобного безвкусия: ни у греков, ни у южных славян, ни у нас нет таких опытов сгущенного нарушения законов ритма и музыкальности песнопений.

II. Первой стадией простейшего украшения по методу, можно думать, славянского изобретения, явилось у нас старание соблюдать в началах тропарей канона соответствие между начальными буквами, а иногда и словами ирмосов, путем повторения их во всех или части тропарей. Метод этот скорее всего берет начало от частого употребления стихир по подобнам, например: в гласе 8 — «О преславнаго чудесе». (См. например, в службе св. мч. Савватию и Доримедонту, 19 сентября, стихиры на Господи воззвах). Примеров употребления такого метода писания канона у нас восемь. Манеру эту можно почесть наиболее простой и древней. На примерах этих, кстати, можно видеть степень поврежденности фигур наших первоначальных акростихов при перепечатке или переписках служб. Фигурность канонов изламывалась вольными или невольными дополнениями и изменениями.

Например, одна из древних служб, св. Ольге, 11 июля (см.

130

 

 

E. Голубинский, Ист. цит. стр. 523 выдержки из службы, соответствующие нашим минеям), сохранила в каноне этот рисунок повторения слов в таких соответствиях:

П.

1

Ирмос

Величаваго..

Тр.

I

Величие

П.

3

ирмос

Державнаго..

Тр.

I

Державнаго

 

4

ирмос

Духом..

 

I

Духом

 

8

ирмос

Крепции..

 

I

Крепции

5, 6, 7 и 9 песни такого соответствия уже не имеют. Канон св. Ольги примечателен еще одной особенностью: он имеет оригинальные ирмосы, ни в одной русской службе не встречающиеся; нам не пришлось встречать их и в греческих минеях. Вполне возможно, что они чисто русского творчества: их стиль, несколько сумбурный, не противоречил бы такому заключению.

Таким же способом писан был и с таким же нарушением основного рисунка канон на 21 августа, преп. Авраамию Смоленскому. Здесь узор сохраняется только в п. 1: «Яко», в 4 песни «Христос» и в п. 6 — Житейское. Вполне, однако, возможно, что в этом каноне полное соответствие и не было задумано и что словесные совпадения были случайны, как случайно в каноне преп. Павлу Обнорскому, 10 января, совпадение всех подчиненных ирмосу пятой песни тропарей с «Ты Господи мой».

Мало сохранился рисунок и в каноне древней службы св. Исаии Ростовскому, 15 мая (3). Здесь удержались лишь в п. 4 ирмос: Седяй и 1 тропарь — Седяща, в п. 6 — Божественное и тропарь 1 — Божественного, в п. 7 — Не послужиша, 1 тропарь — Не служат. В пятой песни соответствие соблюдается не в словах, а в начальных буквах Ирмос — Ужасошася, все три тропаря — Удивляются и богородичен — Умилосердися.

Лучше сохранился канон преп. Авраамию Ростовскому (4), 29 октября.

Песнь 1 — ирмос: Горькия работы.. Все три тропаря и богородичен начинаются словом — Лютые. (Именно так и читался ирмос до правки текстов при патр. Никоне).

» 3 — Да утвердится — повторено всеми тропарями и богородичным.

» 4 — Разумех.. Повторено всюду.

» 5 — От нощи.... Все тропари и богородичен «Из нощи.

» 6 — Отвергл мя... Во всех тропарях и в богородичном — Отверзи.

» 7 — Явлейся.. Повторено всюду.

» 8 — Песнь.. Везде выдержано.

» 9 — Живоприемный источник — в тропарях:

Живоносный источник, в богородичном:

Источник. (Напрашивается эпитет — Живоносный).

131

 

 

Почти в той же сохранности дошел до нас и канон на 25 июля преп. Макарию Унженскому, XVII века). (Мощи открыты были при патр. Филарете и празднование установлено в 1619 г. Гол. Кан. стр. 124). В каноне перемешаны принципы изображения узора буквенного и словесного. Песнь первая выскальзывает из рисунка: песни 3, 4 и 6 соблюдают повторение только начальной буквы ирмоса.

Песнь 9 ирмос — Яко., в троп. 1 и 2. Троп. 3 м богородичен не согласованы.

Совершенно чистый рисунок, по словам, сохранился в службе св. Митрополиту Алексию, 12 февраля в первом каноне:

Песнь 1 — ирмос — Колесницегонителя — все тропари и богородичен — Колесница.

» 3 » Небесного круга., повторено всюду.

» 4 » Ты моя... также

» 5 » Вскую... также

» 6 » Очисти... также

» 7 » От Иудеи, дошедше отроцы... — повсюду— Отроцы от Иудеи.

» 8 » Царя небесного... повторено всюду

» 9 » Воистину... также.

Рисунок усложняется и точно выдерживается в службе св. Михаилу митрополиту Киевскому. Служба эта, по всей вероятности, составления не ранее XVIII века. Указом святейшего синода от 15 июня

132

 

 

1762 г. дозволено печатать службу. (Словарь исторический о святых прославленных в русской церкви. СПБ. 1862, стр. 165). Святой этот Киевской традиции и, возможно, в Киево-Печерской лавре, где мощи, служба составлена была и ранее. В каноне службы вводится новая манера узора. С ирмосом сочетается лишь первый тропарь, средний остается свободным, а третий связывается начальным словом с богородичным.

Песнь 1 ирмос и все тропари с богородичным начинаются словом

Таковы первые робкие попытки украшения канонов подобием акростихов в наших службах. Это было самостоятельное славянское и, быть может, даже русское измышление, не очень затруднявшее писание и несложное по существу.

III. Знакомство с канонами Феофана и Иосифа, составленными с акростихами «по алфавиту» (5), дало у нас направление к подражанию и три службы в наших минеях числят в себе каноны с таким обрамлением. В более поздней из них, на 9 января и 3 июля, св. Филиппу митрополиту Московскому (6), нет надписания канона, но порядок тропарей дает в последовательном чтении начальных букв наш славянский алфавит. В него включены и богородичны. Порядок в нашей минее нарушен только нынешним безразличным печатанием буквы И: она повторена в «Имея» и в слове «Исполнив», да еще в 5 песни первый тропарь для буквы Л начинается словами — «Яко луча», вместо бывшего, вероятно. «Луча яко». Автор канона имени своего не дает.

Две другие службы, обе XVI века, дают каноны с надписанием и именами авторов в совершенно оригинальном, русского изобретения, изображении, характерном для Новгородской школы. Авторы

133

 

 

их — Маркелл Безбородой и священник Иван — оба новгородцы. Оба они пользуются одним и тем же методом подписи под каноном. Метод этот показывает мастерство, затейливое и узорчатое. К сожалению, у нас не нашлось учеников и подражателей этой школы. Кто был учителем — Маркелл или Иван, сказать трудно. Маркелл кажется, писал позже Ивана. От последнего осталась лишь подпись под алфавитным каноном. Маркелл оказался более вдохновленным и плодовитым: фантазия у него богаче и цветистее. Если и был он учеником, то «болим учителя своего».

Иван составляет канон на 23 октября, на день перенесения мощей преп. Иакова Боровицкого (единственный, кажется, святой, неимеющий в четьях минеях своего жития). Канон с надписанием: «его же краегранесие по алфавиту до девятые песни, свершен же списавшего именем». Алфавит в нашей минее нарушен дважды: в песни 4 после «Иже» следующий тропарь начинается словом «Ныне», вместо, очевидно, «И ныне», и в песни 8 поставлено вместо бывшего «Царю» позднейшее «Императору». Песнь девятая дает такой порядок начал тропарей:

Источник

Возвеличил

Недостойною

богор. Владычице, т. е. ИВНВ. Новгородский метод писания основан на выпускании по местам букв, по преимуществу гласных. Краткое объяснение такого приема мы дадим далее при рассмотрении канонов с более полным применением этого метода (7). Вставив в ИВНВ гласные, мы прочтем прилагательное притяжательное ИВАНОВ, т. е. канон творения Ивана. И, действительно, автором канона был Софийский священник Иван, «свидетельствовавший мощи (8).

В службе 31 января св. Никите Новгородскому Маркелл Безбородый фигурничает несколько более. Он составляет оба канона святому, и тот и другой с надписями.

Первый: «Пение молебно, сложено по азбуце, совершено же именем списавшого» (См. Иваново надписание в службе преп. Иакова Боровитского).

Второй: «сложен такоже по азбуце воспятословесно».

В первом каноне опять повторено дважды И, в «Из», и «Исполнив», в песни четвертой снова «Імператору» вместо «Царю», нет в азбуке ижицы и омеги.

Девятая песнь дает:

Море

Рака

Крестоносно

Лук, т. е. МРКЛ. Дополнив по указанному методу гласные, получим имя собственное — МАРКЕЛ.

Второй канон проводит азбуку с конца, опуская снова Ижицу и Омегу, и заключается в девятой песни ловко поставленными:

134

 

 

Львы

Крепкою

Разжени

Милосердие, т. е. «воспятословесным», как и азбука ЛКРМ — ЛЕКРАМ, в обратном чтении — МАРКЕЛ. И Иван, и Маркелл не просто выдумали этот метод выпускать гласные, чтобы только скрыть свое имя за хитроумным написанием: Маркелл широко применяет это искусство, являющееся верхом русской изобретательности в сложении акростихов.

IV. Обычный греческий метод исполнения буквенного акростиха нашел у нас совсем немногих подражателей. Он, по всей вероятности, казался пресным. Найдены были способы писания более запутанные и хитросплетенные. Здесь законодателем моды явился несомненна Пахомий Серб, плодовитый составитель служб на Руси во второй и третьей четверти XV века (9). Он первый дает образцы чтения краегранесия по указанию: «У ЧЕРВЛЕНЫХ СЛОВЕС». Метод этот основан был на писании и затем печатании нужных для прочтения краегранесия или краесловия слов и букв красными знаками. Нельзя признать такой способ не особенно удачным в смысле сохранения и передачи на будущее акростиха: наши минеи сохраняют ныне печатанными красной краской только начальные буквы отдельных песнопений или чтений. Такое отделение песнопений друг от друга представляет несомненное удобство в богослужебной практике, позволяя быстрее найти нужное песнопение. Но весь смысл надписания канона «у червленых словес» исчезает, когда в акростих вплетаются не только буквы, но и слова.

В службе перенесения мощей св. Петра митрополита 24 августа помещены два Пахомиевых канона, имеющих общее для обоих надписание: «Канона два пренесения, имаже (двойственное число) краегранесие внимай у червленых словес». Пахомий связывает оба канона одним акростихом, читаемым попеременно по начальным словам тропарей то одного, то другого канона. Чтение червленых словес по нашей минее, лишь по ее красным начальным буквам дает полную бессмыслицу. В перепечатках исчезли нужные для чтения краегранесия червленые словеса — именно слова, а не буквы, напечатанные кряду черным шрифтом. Все же открыть их путем последовательного подбора для чтения осмысленной фразы, расположенной по начальным словам тропарей, удается. Эта фраза дает указания места, времени и обстоятельств написания, также как и имя автора. В составление фразы входят лишь некоторые тропари. Такую перепечатку без червленых словес надо приписать непониманию и невниманию печатников, справщиков, и цензоров. Это упущение, по нашему мнению, вошло в практику приблизительно с конца XVIII или начала XIX века. Мы располагаем образцом употребления еще в XVIII веке такого метода обозначения автора червлеными словесами.

Наши два канона потеряли выделявшееся ранее в красных словах надписание, читающееся в такой фразе:

135

 

 

Канон первый

Канон второй.

п. 1 Повелением Благочестиваго

 

 

п. 3 Великаго князя Иоанна Всея России

п. 4 Благословением

Ф(арисейское)

И(сполнив)

 

 

п. 5 Л(ицем)

И(сполнив)

Па(ки)

п. 6 Митрополита Всея России

 

 

п. 7 Благодарное сие пение

Принесеся дар

Рук

п. 8 Многогрешнаго

Пахомиа

С(миренъ)

Е(динъ)

 

п. 9 Р(ыдают)

Б(ожественную)

п. 9 На

т. е. «Повелением благочестивого Великого князя Иоанна всея России, благословением Филиппа митрополита всея России благодарное сие пение принесеся дар рук многогрешного Пахомия Сербина». Князь Иоанн Васильевич 3-ий — от 1462 по 1505 год, митрополит Филипп І-ый от 1464 по 1473 год. Служба писана в один из девяти годов святительства митрополита Филиппа Пахомием Сербином.

Один из этих канонов Пахомия, именно первый, неизвестно когда и кем, непонятно почему и зачем, помещен был в службу болгарскому святому Илариону Меглинскому, 21 октября. Почти необъяснима причина вхождения и закрепления этой службы в наших русских минеях. Смысл обозначения зачем тои сохраненного в надписании единственного канона «внимай о червленых словесех» теряется здесь даже вдвойне: и червленые словеса не сохранились, да и содержание краегранесия звучит бессмысленно. От него осталось лишь: «Повелением благочестивого благословением Фи епископа всея Меглинския земли принесеся дар многогрешного Пахомия Сена». В данном случае перед нами один из частых случаев в составлении русских служб — намеренное, но не продуманное похищение текста из готовых служб. Это обстоятельство отмечает митр. Макарий, в Истории Русской Церкви, т. 8, ч. 3, стр. 61 «Клали перед собой существующие каноны и службы и пользовались ими не только как образцами, но и как источниками».

Образцу писания Пахомия последовал в XVI веке боярин Тучков, в иночестве пресвитер Илия. Он, по поручению митрополита, тогда еще архиепископа Новгородского Макария, составляет службу или, может быть, один лишь канон преп. Михаилу Клопскому на день 11 января. Канон свой он украшает краегранесием у червленых словес. Канон отличается обширностью, в нем даже троичные тропари, что весьма редко в русских канонах. Краегранесие

136

 

 

у Ильи смешанное словесно-буквенное и по слогам. В него не входят ни троичные, ни богородичны и вне его остаются пять-шесть тропарей заключающих канон. В своем многословном краегранесии Илья дает, следуя Пахомию, довольно точные исторические указания.

Собственно говоря, и этот метод исполнения словесно-буквенных краегранесий принадлежит той же многоплодной Новгородской школе. Пахомий начал работать по составлению служб именно в Новгороде при митрополите Ионе. Традиция составления служб в Новгороде закрепилась прочно и через век митрополит Макарий, придя на Московский престол из того же Новгорода, обогащает наши минеи новыми службами целому ряду русских святых, канонизованных на соборах 1547 и 1549 гг. и позже. По составлению служб работают разные авторы и составители, в том числе и многие Новгородцы; работают с большим или меньшим талантом и самостоятельностью. Ясно, что исполнение краегранесий было привилегией именно более самостоятельных творцов: акростих изобретался, изобретались по нему и тропари, заполнявшие фразу, предназначенную для прочтения. Менее длинная фраза надписывалась просто в начале канона: обозначение же «у червленых словес» позволяло строить и более длинные краегранесия, как, например, у Ильи, читающееся и составляющееся так:

п. 1 В царство

Благочестивого

Христолюбивого царя

Иоанна

п. 3 Всея России

Самодержца

Повелением владыки

Благословением

п. 4 Макариа

Святейшего архиепископа

Богоспасаемых

Градов

п. 5 Великого Новаграда

І(оанна)

П(реподобно)

Ско(ростию)

п. 6 Ва(силия)

Благодарное сие пение

Принесеся

Всепреподобному

п. 7 Михаила

Клопот

Христолюбивому

п. 8 Рукою

Пресвитера

Илии, т. е. — «В царство благочестивого христолюбивого царя Иоанна (ІV-го, Васильевича Грозного — 1533-1584) всея

137

 

 

России самодержца повелением, владыки благословением Макариа (архиепископ в Новгороде от 1526 по 1542) святейшего архиепископа богоспасаемых градов Великого Новаграда и Пскова благодарное сие пение принесеся всепреподобному Михаилу Клопот (прозвище святого) христолюбивому рукою пресвитера Илии».

Служба и была писана в 1537 году (Филарет, Обзор русской духовной литературы, T. I, под № 133. Харьков 1859) пресвитером Ильей.

Это творение было последним с надписанием «у червленых словес». Этот «образ исполнения акростиха не исчез: его знали и им пользовались еще в половине ХVIII века. Правда, мы обрели его не в богослужебной книге и не в виде акростиха проведенного начальными буквами или словами, а в самом тексте печатного предисловия, предварившего книжицу митрополита Стефана Яворского, изданную в Москве в лето от сотворения мира 7261, от Рождества же Христова 1752, при императрице Елисавете Петровне: «Знамения пришествия антихриста и кончины века, от писаний божественных явленных». В этом предисловии Стефан Яворский помещает свое имя в червленых буквах и слогах, рассеянных в началах, срединах и концах слоив следующих виршей:

Аще хощете, любимицы, знати,

Кто есть дерзнувый сия написати,

Грешник есть. Но Бог грешных влекущ горе

Восхоте сему быти в омофоре.

И осел в ризах апостольских бяше,

Егда Господа своего ношаше.

Обаче молю не налице зрите,

Не кто начерта вы того судите,

Но что написа и како вещает,

Истиною ли глагол утверждает.

Весте бо яко бысть некое время,

В неже и осел носящ тяжко бремя,

Истину рече: от железа люта

Изнес своего всадника дерзнута.

Тем же не кто, но что начнет вещати

Мудрому всяко предлежит внимати.

Червленые словеса, отмеченные нами подчеркнутыми буквами, дают: Стефан Митрополит Рязанск. и Муромский.

Церковный писатель XVIII века еще пользуется методом надписания, измышленным Пахомием в XV веке. Митрополит Стефан несомненно знал образцы такого написания, в то время бывшие еще в ходу.

V. Около 30 канонов сохраняют надписания разного рода и стиля. Некоторые имеют в надписании только имя автора, другие дают стих краегранесия и не исполняют его, третие пытаются с большим или меньшим успехом выполнить его, иные, наконец, принимаются

138

 

 

писать выдержанно и благополучно справляются с краегранесием. Над всеми оказывается опять-таки Маркелл Безбородый, достигающий вершины в искусстве сочинения и исполнения вычурного рисунка акростиха загадки, ключ к разумению которой, к счастью, он подносит сам в надписании своего творения.

В надписаниях, сохраняющих только имя автора канона, встречаются разнообразные формы указаний и определений чина и положения автора. Отсутствие такого определения создает иной раз несколько несуразное впечатление при чтении надписания. Так, например, канон преп. Иоанну юродивому 29 мая надписан — «творение Феофаново» Дело в том, что канон этот помещен с таким же надписанием в общей минее для служб юродивым, куда попал он из уже приведенной нами древней греческой службы на 21 июля.

Греческий творец IX века Феофан, таким образом, попадает в творцы службы русскому позднему святому. Также кратко) надписан переводный канон Одигитрии в дни Казанской иконы Божия Матери 8 июля и 22 октября и в день Смоленской иконы 28 июля: канон иеромонаха Игнатия.

Сербский канон, второй, св. Савве, 12 января, заранее дает в надписании тему своего содержания: «канон вторый в нем же о чудотворении его». (Так же и служба пр. Феодосию Тотемскому 28 января). Русские надписания авторов весьма разнообразны.

Февраля 12, св. Алексия Митрополита канон второй: «творение иepoмонаха Епифаниа Славиницкого, Феолога, жившего во обители его».

Мая 1, преп. Пафнутия Боровского — «Творение ученика) его Иннокентиа инока тоя же обители».

Мая 21, св. Константина Муромского и чад его — «Канон, творение господина монаха Михаила Нового». (Все целиком списано из разных канонов иных авторов).

Июня 25, в службе св. кн. Петру и Февронии тот же автор надписывает: «Другий канон чудотворцем творение господина Михаила монаха» (без «Нового»). На весь канон всего пять самостоятельных тропарей.

Мая 20, св. Алексия Митрополита — 1-ый канон — «Творение Питирима, епископа Пермского».

Мая 23, Леонтия Ростовского — «Творение епископа Иоанна». В каноне сохранился остаток древней манеры приукрашения в п. 4 — ирмос, тропарь 1 и богородичен начинаются словом «Христос, в п. 5 — ирмос, тропарь 2 и богородичен — «Божиим».

Надписания только имени у Пахомия, без краегранесий, также разные:

Марта 11, — св. Евфимия Новгородского — «Творение Пахомия иже от святыя горы.

Сентября 20, — св. благ. кн. Михаила Черниговского — «Творение НЕГЛИ ((как будто бы) иеромонаха Святые Горы Пахомиа, кроме богородичноЕ».

139

Октября 1, — преп. Саввы Вышерского — «творение священномонаха Пахомиа».

VI. Несколько канонов, не называя в надписании имени автора дают краегранесие, затем неисполняемое. Очевидно, что здесь принимали надписанный стих, как благочестивое молитвенное предисловие или вводный запев только для чтеца.

Сентября 25, — преп. Сергия Радонежского — «Канон первый, его же краегранесие сицево: Сергиа похвалити, Боже мой, даруй ми». Исполнения краегранесия не последовало.

Октября 19, — преп. Иоанна Рыльского — «Канон, его же краегранесие: Святителю, пою твоя, всеблаженне чудеса». В каноне 36 тропарей с богородичными, знаков для акростиха намечено 33. Такие несоответствия возможны хотя бы при употреблении смешанного словесно-буквенного или же «у червленых словес» акростиха. Здесь же нет и намека на исполнение его.

Ноября 26, — преп. Варлаама Хутынского — канон Пахомия «его же краегранесие сице: Глагол ми даждь, Христе мой, восхвалити Твоего угодника». 45 знаков на 25 тропарей канона. Исполнения акростиха нет.

Марта 2, — св. Арсения Тверского — канон «его же краегранесие: Святого Христова святителя Арсениа похвалити, Боже мой, даруй ми», 54 знака на 32 тропаря и богородична. Стих не использован.

Апреля 1, — преп. Евфимия Суздальского — канон «его же краегранесие: Радуйся божественная монашествующих слава». 38 букв на 32 тропаря с богородичными. 1-ый тропарь начинается словом «Радуйся», дальнейшее не дает ни слов, ни букв к исполнению краегранесия.

Июля 25, — св. муч. Бориса и Глеба. 1-ый богородичный канон надписан: «Пою славу живоносные отроковицы». Канон этот несомненно греческий, размеренный по акростиху: только 1 и 7 песни по 3 тропаря, остальные по 2. Канон этот надписан именем Иоанна Дамаскина на дни 17 января, «преп. Антонию Великому. Он же и на 5 декабря преп. Савве Освященному без имени автора.

Июня 15, — св. Ионе митрополиту Московскому. Канон Богородице: «Мати Божия, независную ми даждь благодать». Этот же канон уже без надписания положен на 25 сентября в день преп. Сергия Радонежского.

VII. Два канона без имени авторов и дают и исполняют краегранесие. Первый из них — сербский.

Января 12, — св. Савве Сербскому, канон первый. «Савву похвалити разума, Боже мой, даруй ми». (См. св. Арсения Тверского марта 2 и преп. Сергия 25 сентября, где повторено не полностью). Акростих исполнен, в него входят и боигоро-

140

 

 

дичны. В акростихе 33 буквы (Саву — через одно «в») и потому в песни 4 четыре, а не 3, как в остальных, тропаря. Это добрый образец выдержанного буквенного акростиха.

Второй из этих канонов — русский, на день 26 июня в службе Тихвинской иконе Божия Матери: «Канон первый, имый краегранесие сицево: О, благодатная, ты облагодати ми препроста слова песнь».

Акростих смешанный буквенно-словесный: в песни пятой читается целое слово «ты». В восьмой песни заканчивается буквенный акростих в «пре», и в девятой песни идут слова:

троп. 1 — проста

троп. 2 — слова

троп. 3 — песнь.

Все 44 буквы акростиха, таким образом, размещаются и даже остается неиспользованным один, последний, тропарь 9 песни: Вполне возможно, что он заключает в себе за какой-либо уловкой имя автора.

VIII. Пахомий Серб, не плохо справлявшийся со словесными акростихами, (напр. в службе преп. Антония Печерского), не всегда придерживался точного изображения буквенных. Трудно предположить, что его творения все подряд претерпели большие изменения от чьего-либо вмешательства и исправлений. Скорее всего сам он, зная невысокую требовательность русских своих заказчиков и нелюбовь и неумение наших соотечественников составлять службы, допускал небрежность в составлении канонов, и, предпослав канону стих, он не всегда ставил себе задачу выдержать акростих в целом. В наших минеях сохранилось три таких его канона. Все они надписаны именем автора и стихом, полностью по тропарям непроведенныим.

Ноября 27. Служба Знамения Новгородского. «Канон, творение Священномонаха Пахомия Логофета, его же краегранесие: Даждь ми слово, Слове Божий, восхвалити рождшую Тя», В этом каноне в настоящем его виде нет возможности обрести хотя бы малый след акростиха. Пахомий, очевидно, и не собирался исполнять его.

Ноября 17. Преп. Никона Радонежского. Канон «творение Пахомиа иеромонаха, иже от святые Горы, его же краегранесие: Похвалу блаженному Никону тку». В надписании всего 26 знаков, тогда как канон, неправильный и неравномерный по строению, имеет 31 тропарь и 8 богородичных. В каноне в песни четвертой, пятой, седьмой, восьмой и девятой по 4 тропаря, в первой — пять и в третьей и шестой — по три. Пахомий начинает выписывать рисунок акростиха:

песнь 1 — Π О X В А

песнь 3 — Л У Б . . . и далее не держится узора.

Также поступает он и в первом каноне преп. Кириллу Белозерскому, надписанном: «Творение Пахомиа иеромонаха святые Горы,

141

 

 

его же краегранесие: Похвалу пою Кирилу новому чудотворцу». В надписании 32 буквы, столько же и тропарей в каноне. Узор начат так же как и в службе преп. Никону, за исключением того, что в акростих здесь входят и богородичны. —

Песнь 1 — ПОХВ

Песнь 3 — АЛУП

Песнь 4 — ОУ... и далее теряется.

Все же осталось: «Похвалу поу».

IX. (Конечно, самым простым для исполнения был акростих буквенный, свойственный греческим канонам. Следы его у нас находятся — прежде всего в приведенной нами службе преп. Феодосию Печерскому. Позже, в XV веке, еще до прибытия Пахомия, доставившего ни одного канона с чисто буквенным акростихом, митрополит Григорий Цамблак пишет службу (10) на день св. муч. Иоанна Нового, мученного в Белеграде (нашем Аккермане), 2 июня. Канон мученику носит краегранесие: «Новому мученику нову приношу хвалу, в богородичных же Григорие». Богородичны и дают имя ГРИГОРІЕ — в таком именно написании. Сам же стих читается в его сохранившемся оригинальном югославянском, свойственном автору сербу или болгарину, изображении: «Новомое мученикое нову приношя хвалю». Автор отражает в слиянии О и Е в твердое У какую-то стадию образования в его языке производных гласных звуков. Греческое образование из εο, в славянском языке соответственно изображается через ОУ.

Канон Григория пришелся по вкусу позднейшим списателям. В несколько измененном виде он дважды встречается в наших службах, уже потеряв свой акростих.

Мая 26. В службе муч. Георгию Новому Болгарскому в каноне уже иные богородичны: «Григорие» — исчезает. В надписании имя автора не указывается, но стих краегранесия дан: «Новому мученику но»ву плету похвалу». Краегранесие это из-за замены части тропарей выдержано кое-как и то только в начале: «Новое мчиннико нов....», и далее исчезает совершенно. Фил. № 133 называет творцом службы Василия-Варлаама Псковского.

Во втором заимствовании — в службе св. благ. кн. Георгию, февраля 4, уже надписания нет, но богородичны оставлены и исправно дают «ГРИГОРІЕ», стих же намечается в начале и конце канона:

песнь 1 —Н О В

 

песнь 8 — . .X

песнь 3 — МУ.

 

песнь 9 — В А Л.

X. В службе св. благ. кн. Всеволоду-Гавриилу, февраля 11, находится канон с надписанием ребусом: «Канон вторый, и аще волиши повелителя уведети, в началех тропарей канона сего». Это метод новый, пожалуй более верный и безопасный для сохранения акростиха, чем «червленые словеса», легко исчезающие при переписке и перепечатке.

142

 

 

В этом каноне не все начала тропарей служат для составления фразы о «повелителе». Богородичны лежат вне чтения. Вот что читается до 8 песни:

Песнь 1. — В лета

Царя

Песнь 6 Буяго

Умом

В человецех

Песнь 3. Славнаго

Бориса

Всея России

Песнь 7. В скорбех

Песнословивша

ГРИ(вну)

Песнь 4. По благословению

Епископа

Геннадия

Песнь 8. ГО(рняго)

РА(чение).

Песнь 5. Пскова

Града

Рукою

 

Таким образом получаем: «В лета царя славного Бориса всея России (1598-1605) по благословению епископа Геннадия (1595-1609) рукою буяго умом в человецех, в скорби песнословивша Григора». Манера написания этого краегранесия почти Пахомиева — словесный акростих, надписание же со включением в него загадки изобретено в период от 1598 по 1606 г. автором канона Григорием, возможно, монахом Суздальским (Энциклоп. слов. Брокгауза и Ефрона под словам). Фигура этого Григория очень загадочна. Такой же способ над писания, с загадкой в нем, встречается еще раз в каноне того же XVII века.

Мая 15 на день св. муч. царевича Димитрия второй канон дает точный буквенный акростих с надписанием: «(Канон, егоже краегранесие сицево: Хвалю славу царевича Димитриа, прочая же, кроме сего да разумеются».

Акростих, включающий и богородичны, читается точно: Хвалю славу царевича Димитриа. Чтение его заканчивается вторым тропарем восьмой песни и далее дается разгадка «прочаго»:

Песнь 8 троп. 3 — Я

богор. — И

9 троп. 1 — Т

» 2 — А

» 3 — В

» 4 — А

богор. — С

что при обратном чтении дает имя Савватия, по нашему мнению Тейщи, инока Чудова монастыря (о нем см. в разделе XII). Эти два последних канона писаны по знакомству с буквенными и словесными акростихами, показанными нашими югославянскими учителями.

XI. Совершенно оригинальным и самостоятельным изобретением хитроумного русского монаха является необычный ни грекам, ни юго-

143

 

 

славянам затейливый узор акростиха-загадки, которую вряд ли бы удалось кому-либо прочесть, если бы автор ее не поместил ключа к расшифровке в надписании канона.

Мая 24. В службе преп. Никите, столпнику Переяславльскому, канон «имеяй краегранесие: Пение приношу молебно предивному отцу Никите». Надписание оказывается неисправным: в точном чтении его в полной форме обнаруживается фраза: Пение молебно приношу в песнех предивному отцу Никите. Маркел. Богородичны входят почти все в краегранесие. Чтение начальных букв тропарей по порядку дает:

ПНЕ МЛБН ПРНШ В ПСНХ ПРДВНМ ОЦ НКТ МРКЛ

Подпись нам знакома и метод пополения для полной звучности имени автора нами показан в акростихе канона св. Никите Новгородскому. Здесь Маркелл применяет свою систему составления краегранесия не только в изображении имени в конце канона, но и в целой длинной фразе. Вставив гласные между намеченными Маркеллом согласными, получим — Пение молебно приношу предивному отцу Никите. Маркел. За исключением Т в слове «отцу», всюду вставлены для полного прочтения гласные. (Было ли у Маркелла Т в слове «отцу» или же он принимал его по-славянски титлованным?). О Маркелле вкратце упоминают и преосв. Макарий и митр. Евгений и арх. Филарет в своем обзоре песнописцев (11). Говорят о нем и историки церковного пения в России св. Разумовский и Металлов. Но все это краткие упоминания о нем, как о знатоке церковного знаменного пения по крюкам. Подвизался он в Новгороде, где была школа церковного пения, давшая целый ряд мастеров и специалистов этого вида церковного искусства. Что же касается самого Маркелла, то о нем знаем мы немного, но и немногое о нем красноречиво: «А псалтирь распева в Великом Новгороде, некто был инок именем Маркел, слыл безбородой, он же сложил канон Никите, вельми изящем», пишет в XVII веке неизвестный повествователь, учитель знаменного пения. (Металлов, Богослужебное пение русской церкви, ч. 1 и 2, Москва 1908, стр. 267). Специалист по знаменам крюкового пения, включавшего в себя знание разнообразных знаков со многими и разнообразными значениями и смыслами, Маркелл применяет метод условного и символического изображения звучного слова в его почти беззвучном написании только согласными буквами. К такой выдумке могло побудить Маркелла, возможно, и некоторое знание еврейского языка в его особенности в сокращенном изображении слова. Во всяком случае, этот крупный мастер знаменного пения — положить на знамена псалтирь представляет огромный труд — применяет определённое знание к изящному, по слову неизвестного повествователя XVII века, сложению канона. Маркелл потрудился не только над этим каноном. Нам удалось прочесть еще один его акростих в ненадписанном каноне Маркелла, ускользнувшем от внимания всех исследователей и историков. Наряду с предыдущим каноном стоит и второй, на

144

 

 

день 19 ноября, нерусским святым — в далекой Индии подвизавшимся преп. Варлааму и Иоасафу, необычные подвиги которых привлекали Маркелла. В службе этим святым, принадлежащей целиком авторству Маркелла, он пишет канон, подписанный его хитрой завитушкой. Надписания над каноном нет. Вряд ли можно было ранее прочесть акростих, если только в первоначальном надписании канона он не был приведен в качестве стиха. Вполне возможно предположить, что надписание исчезло при перепечатках. Потому то, быть может, и ускользнуло определение авторства Маркелла от исследователей. Необычная манера исполнения акростиха заканчивающегося уже знакомым именем с несомненностью удостоверяют авторство Маркелла. Чтение акростиха дает в полном его изображении, после дополнения фразы гласными буквами:

Царю Иоасафу пение молебно приношу в песнех убогий Маркелл. Причудливость, затейность и тонкость узоров Маркелловых акростихов не находила себе подражателей в нашей письменности еще долго. Для исполнения такого рисунка нужна была художественная изобретательность, незаурядная живость сообразительности, утонченная знанием церковной музыки в ее сложном изображении Новгородским знаменем.

XII. Однако, возможно, что именно этот метод дал мысль воспользоваться им для изображения в акростихе только своего имени автору ненадписанного» в службе канона преп. Корнилию Комельскому 19 мая. Тропари первой песни дают в последовательном чтении их начальных букв СВТЯ — Савватия (могло быть и слово «святителя»). На обязательности чтения настаивать трудно. Здесь могло быть и случайное Совпадение, стечение букв, при настороженности и подозрительности исследователя превращающихся в целое слово, изображенное Маркелловым знакомым методом. Подобный же повод подозревать в написании канона 17 марта преп. Макарию Калязинскому некоего Романа, который, возможно, и расписался в 9 песни: РОМН. Здесь оснований к такому чтению больше: игумен Роман жил во времена близкие ко времени написания службы преп. Макарию Калязинскому иноком Макарием (Фил. т. I, № 133). Сам Роман не чужд был писательства — он составил житие Ефрема Перекомского около 1530 года (Е. Р. Ф. — (Филарет) — История Русской Церкви, период третий, Москва, 1847, стр. 135).

Канон этот не один в службе, что позволяет предполагать двух авторов, работавших над службой. Далее, естественно и нормально было расположение автором своей подписи именно в заключительных тропарях канона, а не в первой песне, как это сделал предполагаемый Савватий. Однако, если автором канона пр. Корнилию был Савватий Тейща, в миру Терентий Васильев, подьячий посольского приказа, дьяк при посольских воеводах, затем с 1654 г. инок Чудова монастыря, переметнувшийся в раскол, то от него можно было ждать не только подписи в начале канона, вопреки образцам, но и чего либо большого. Он «временем черпал и сикеру», «шумел на справщиков печатного двора», был на язык весьма не-

145

 

 

сдержан, что и доказал в написанном им каноне на память царевича; Димитрия. Правда, канон преп. Корнилию. писан более сдержанно и стиль его отличается от Савватиева в службе царевичу Димитрию.

Еще один канон, также ненадписанный, имеет такую же возможную подпись, но уже в 7 песни. Принадлежность канона руке подписавшегося можно предположить с большой вероятностью. На день 5 ноября в каноне службы св. Ионе Новгородскому в началах тропарей седьмой песни по первым слогам намечается чтение:

ЗИ(ждеши)

НО(ву)

ВИ(нограда)

Е(дину), т. е. Зиновие.

Автором мог быть сосланный в 1526 г. в Отню пустынь (Фил. цит. № 138) Новгородской области, где в свое время подвизался и св. Иона, ставший затем архиепископом Новгородским, инок Зиновий Отенский, труды которого еще не все приведены в известность.

XIII. Имеются в наших минеях и каноны с ненадписанными, но выдержанными буквенными акростихами: в службе св. муч. царевичу Димитрию, мая 15, первый. Автор не изображает своего имени, но стих проведен полностью по тропарям: «Мученика Дмитрия славу поем». Богородичны остаются вне акростиха.

В службе Василию Блаженному, 2 августа, ненадписанный канон дает в исполнении краегранесия малую примесь к буквенному акростиху словесного: «Василие моли БОГА (целое слово) подати Борису БЛАГАЯ (также целое слово).». Канон писан между 1598 и 1605 голом в царствование Бориса Годунова.

XIV. Два ненадписанных канона заключают наше рассмотрение форм акростихов наших служб. Оба эти акростихи словесные. В первом из них, слегка поврежденном, есть примесь и буквенного исполнения рисунка. Принадлежит этот канон Пахомию и, вероятно, носил он надписание «у червленых словес». В службе на день преп. Антония Печерского, июля 10, читаются два канона, оба Пахомия, связавшего их, как сделал это он и в службе св. Петру Митро-

1 канон

2 канон

п. 7 Повелением

Святейшаго

Архиепископа

Великаго

Новаго

Града

п. 8 Владыки

Т (должно быть I)

О (нас)

Н (а)

И (сцеление)

Благодарное сие пение

Принесеся дар

Великому

п. 9 Антониа (было Антонию)

Печерскому

Моею

Рукою (в богородичном)

Пахомиа

Иже от святые горы.

146

 

 

Тропарь третий песни девятой второго канона положен к чтению дважды из-за выпадения тропаря первого со словом «Многогрешнаго», как в каноне свят. Петру, 24 августа.

Фраза в последовательном чтении дает: Повелением святейшего архиепископа Великого Нового града владыки Ионы (1450-1470) благодарное сие пение принесеся дар великому Антонию Печерскому моею рукою Пахомиа иже от святые горы.

В последних годах XVI века или же в первые пять лет XVII столетия находится автор русской службы с ненадписанным в ней каноном, но с ясным словесным акростихом.

Октября 4, в день перенесения мощей свв. Гурия и Варсонофия Казанских служба числит два канона, единого стиля и содержания. В них находятся при последовательном чтении некоторых тропарей в их началах бесспорные указания на время написания и автора канонов.

Канон 1

Канон 2

П.

1

Тр.

1

Повелением Самодержца

благочестивого царя и

великого князя

 

 

 

 

П.

4

Тр.

2

Благословением крайняго святителя

 

 

Тр.

4

Патриарха

 

 

 

3

Иова

 

 

 

 

 

П.

5

Тр.

1

Архиерей сый

 

 

 

 

 

 

 

 

2

Ныне

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

П.

6

Тр.

1

Божиим смотрением и святительским благословением и царским повелением.

П.

8

Тр.

2

Новопросвещенному граду Казани

 

 

 

 

 

 

 

 

3

Пастырский жезл прием

 

 

 

 

 

П.

9

Тр.

2

Память обретения честных мощей

 

 

 

 

 

 

 

 

3

Благодарственные песни принесем Христу Богу.

 

 

 

 

 

т. е. «Повелением самодержца благочестивого царя и великого князя благословением крайнего святителя Иова патриарха (1589-1605) архиерей сый ныне, Божием смотрением и святительским благословением и царским повелением новопросвещенному граду Казани пастырский жезл прием, (в) память обретения честных мощей благодарственные песни принесем Христу Богу». Нас не смущает смешение лип и чисел в глагольных формах этой фразы. Указания ее подтверждаются как самим содержанием канонов, в которых очевидец описывает открытие мощей святых, так и хронологическими совпадениями. Мощи по приказу патриарха Иова открывал и переносил в 1595 году митрополит Казанский и Свияжский Гермоген, занимавший Казанскую кафедру от 1589 по 1606 год. Он же составил и со-

147

 

 

хранившееся до недавнего времени в Московской Синодальной библиотеке собственноручное описание перенесения мощей (Фил. т. I, 196). С полной уверенностью можно утверждать, что акростих передает, быть может, теми же червлеными словесами указание на время составления канона архиереем «ныне» Казанским, т. е. Гермогеном, при патриархе Иове.

XV. На этом останавливается рассмотрение надписанных и ненадписанных канонов, украшенных креагранесиями и акростихами, в наших минеях более раннего, до XVIII века, составления. Подводя итоги рассмотренного нами материала, мы можем заключить, что краегранесия буквенные, которые легко могли бы быть заимствованными нашими составителями канонов от греческой манеры писания, имели у нас меньший успех, чем пущенные в моду Пахомием Сербом краегранесия чисто словесные или смешанные словесно-буквенные. И тот и другой вид акростихов принесен был к нам на Русь выходцами из славянских стран. Не знаем, с греческих ли образцов или уже по какому-либо юго-славянскому составлялся наш раннейший акростишный канон преп. Феодосию Печерскому. Чисто же русской, невиданной манерой изображения акростиха и его исполнения отличился наш самобытный выдумщик и затейник, искатель необычного, слагатель певческих хитрых знамен, игумен Хутыня монастыря, на покое живший в Новгородской Антониевой обители, Маркелл Безбородый.

Позднейшего написания службы вошли в особую богослужебную книгу, Минею Дополнительную. (Мы пользовались изданием Синодальным, СПБ 1909 г.). В этой минее помещено 16 служб, в том числе и не русские: св. муч. Иоанну Воину, быть может скифу по происхождению, св. Нине, просветительнице Грузии, Иверской иконе Божия Матери-Афонския, сВв. Кириллу и Мефодию — славянская. В ее каноне произведено обрамление по методу повторения некоторыми тропарями первого слова ирмоса. Такое же оформление, полностью, изображено в каноне преп. Трифону Печенгскому в его службе особого издания Синодальной типографией в Москве, без указания года издания.

Остальные службы, посвященные позднейшим русским святым, в шести случаях приукрашают каноны тем или иным способом.

Служба преп. Иову Почаевскому, 28 октября, составленная прот. Хойнацким во второй половине прошлого века, имеет канон «по азбуце». Богородичны не входят в алфавит, соблюденный в тропарях полностью: в нем оба знака для З, есть И, I, Ѣ и даже Ѵ.

В службе на 28 января преп. Феодосию Тотемскому второй канон так же составлен по азбуце. Надписание не дает на это указания: оно гласит: «Ин канон, в нем же о чудесах преподобного» (см. такое же надписание в службе св. Саввы Сербского). Однако, порядок бунд канона идет довольно странно: нет, Б, после И помещена Фита, за которой следует второе И, вслед за Н поставлено повторное К, очевидно заменяющее латинское Q. Получается впечатление смешения греческого и латинского порядка букв, при наличии, все же, характерных русских Ж, Ц, и Ч. Канон заканчивается в 9 песни,

148

 

 

вне алфавита, именем и фамилией автора в крайнем сокращении: ГРГР, что, вероятно, должно означать Гавриил Гагарин (Фил. т. 2 — под № 89). Гавриил Гагарин, князь, был министром коммерции, другом императора Павла, тайным подвижником и поэтом. Скончался он в 1807 году.

Возможно, что тот же Гагарин составил и второй канон преп. Феодосию Тотемскому (Фил. цит.: составил службу). Канон этот ненадписан, но он дает единственное в своем роде чтение краегранесия, включающего и ирмосы. Кроме того, автор употребляет и Маркеллов метод рисунка, дающий в полном чтении акростиха фразу: «Посли Твоему, Спасе, помощь рабу, да пою небесного человека». Кн. Гагарин составил эта службу после открытия мощей преподобного в 1796 году. До этого существовала служба, писанная еще в 1729 г. (Цит. Словарь Истор. о святых стр. 252).

Три службы дают каноны с надписанием, но без имени автора. Все каноны в них с буквенным акростихом.

26 ноября, на день памяти св. Иннокентия Иркутского, акростих канона повторен вынесенными на поля буквами начал тропарей, дающих фразу: «Иннокентий, молитвенник о душах наших». Краегранесие включает и богородичны. С такими же параллельными отметками на полях составлен прот. Хойнацким канон на день Почаевской иконы Божия Матери. Акростих читается: «Богородиице Почаевская спаси и сохрани православную Русь». Этот метод вынесения на поля акростиха можно наблюдать в издании Киево-Печерской Лавры Постной Триоди (1864 г.), где в субботу акафиста на полях поставлены славянские буквы изображающие существующий в греческом акафисте алфавитный акростих. Наш перевод акафиста не соблюдает акростиха и выноска несоответственных букв на поля мало кому понятна.

Имеет выполненным краегранесие, включающее и богородичны, канон службы св. Тихону Воронежскому, 13 августа: «Славлю святителя и чудотворца Тихона». Изданная особым изданием в Почаеве (в приложении к «Русскому икону», в 1911 г.), служба св. Иоасафу Белгородскому имеет также выдержанный акростих: «Иоасафе святителю молися о царе и людех».

Таким образом, не все виды нашего русского акростиха нашли свое отражение в более позднем творчестве. Не повторяется краегранесие словесное и украшение канона повторением начального слова ирмоса тропарями. Буквенный же и алфавитные акростихи исполняются. Повторен был однажды и по Маркелловой системе построенный причудливый и вычурный акростих. Надписаний имени автора уже нет, за исключением чересчур сложного ребуса князя Гавриила Гагарина.

Обозрение наше, за редкими исключениями, охватило лишь доступные нам месячные и дополнительную минею, т. е. около 120 служб русского и, в небольшой части, славянского творчества. Существуют и иные службы, ранние и поздние, появлявшиеся в отдельных изданиях или остававшиеся в рукописях. Было бы, конечно, более показательным обследование большего числа сохранившихся доныне руко-

149

 

 

писных и печатных служб для более полного обзора этой забытой и до сих пор незамеченной части русского поэтического творчества.

Ф. Г. Спасский.

Париж.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1) См., например, Е. Голубинский. История Русской церкви. T. 1, 2. Москва, 1904, стр. 400, прим. 1 или Филарет архиеп. Обзор русской духовной литературы. T. 1, Харьков 1859 под № 23.

2) Арх. Филарет. Обзор русской духовной литературы. Кн. 2. Чернигов 1863 под № 12: —(Превосходная «служба». Кавычки арх. Филарета.

3) Е. Голубинский. История канонизации святых в русской церкви, Москва, 1903, стр. 80: Местное празднование с 1474 г. Мощи открыты еще в 1164 г.

4) Гам-же, стр. 82. Святой 15 века.

5) См. например, каноны Иосифа в предпразднества Рождества и Богоявления, Феофанов канон на Благовещение (до 8 песни). В последней алфавит соблюдается внутри тропарей канона в стихах началом каждого стиха в 9 песни — в обратном порядке.

6) Гол. Кан., стр. 118. Местное празднование в Соловецком монастыре с 1591 г. Наша служба писана на перенесение мощей в Москву при патриархе Никоне.

7) См. пространнее нашу статью в №6 «Православной Мысли», Париж 1948. Поэт, 16 в., игумен Хутынский Маркелл Безбородой.

8) Св. Ковалевский. «Юродство о Христе...». Москва, 1845. Стр. 202.

9) Св. Яблоновский: Пахомий Серб и его биографические писания, СПБ. 1908.

10) Фил. т. I, под № 85, отмечает лишь его слово о мучении Иоанна. Здесь акростих показывает несомненное написание Григорием и службы.

11) Напр. Фил., т. № 133: Написал житие и 2 канона св. Никите Новгородскому... Маркелл славился в свое время и как знаток крюкового пения...».

150

 


Страница сгенерирована за 0.4 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.