Поиск авторов по алфавиту

Автор:Ветелев Александр, протоиерей, профессор МДА

Ветелев А., прот. Тайны Рождества Христова

Рождество Христово
(по церковным песнопениям)

Слово стало плотию (Ин. 1. 14).

Тайны Рождества Христова

Через весь Ветхий Завет красной нитью проходит обетования о пришествии в мир Мессии. Чаяния этого пришествия, братие и сестры, составили «живую душу» Ветхого Завета, его движущую силу и конечную цель. Книги великих и малых пророков потому назывались и называются пророческими, что они устремлены были в грядущие дали, предрекая светлое будущее, связанное с явлением в мир Мессии (Ис. 7. 14; 9. 6; 11. 10; 40. 3; 42. 6; 49. 8; Иер. 23. 5—6; 31. 31—35; 33. 14—16; Иез. 34. 23—24; Дан. 2. 35; 4. 44; 3. 92; 7. 13—14; 9. 24—26; Зах. 3. 8; Агг. 2. 7; Мал. 3. 1; Мих. 5. 2; Пс. 2. 6—7; 109. 1—4).

Из поколения в поколение ветхозаветные люди ждали пришествия в мир Славы Израиля (Лк. 2. 32), рождения от Девы Эммануила (Ис. 7. 14), восстановителя Царства Израиля (Деян. 1. 6) и тщательно составляли родословные таблицы в ожидании Его появления. Отголосок этого интереса к предкам мы находим и у евангелиста Луки,

 

 

14

когда он, говоря о пророчице Анне, дополнительно замечает, что она дочь Фануилова, от колена Асирова (Лк. 2. 36).

В воскресенье перед Рождеством Христовым, братие и сестры, своды наших храмов обычно оглашаются чтением Евангелия от Матфея родословной Иисуса Христа: Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду, и прочее, и прочее [[О родословной Спасителя, праотцах, и святых отцах см. поучение в сборнике № 1 в неделю пред Рождеством Христовым (51 поучение).]]. Вторая половина этого чтения посвящается краткому повествования о самом рождении Спасителя. Это повествование мы слышали и сегодня. Что совершилось при Его рождении? Совершилась великая благочестия тайна: Бог явился во плоти (1 Тим. 3. 16). Слово стало плотию (Ин. 1. 14): Вторая Ипостась (Лицо) единого Божества, Единородный Сын Божий вочеловечился, воплотился, принял человеческий образ, стал Сыном Человеческим, оставаясь сыном Божиим.

Вочеловечение Сына Божия произошло прежде всего потому, что Бог, как всесвятой и всесовершенный Дух, не мог непосредственно явиться среди людей. «Если бы угодно Ему прийти неприкровенным Божеством, — говорит святой Макарий Великий, — кто бы мог вынести сие? Посредством же тела Он возглаголал к человекам» [[Добротолюбие, т. 1, стр. 168.]].

Вочеловечение совершилось и потому, что только в образе Сына Человеческого Он мог совершить наше спасение: пострадать Своею плотию, чтобы избавить нашу плоть от страданий за грех и возродить нас, сделать новой тварью (2 Кор. 5. 17) для жизни духовной, вечной. Второй Адам, (1 Кор. 15. 45—47) по плоти зачался и родился от Пречистой Девы, чтобы возродить первозданного Адама с его послушанием Богу, непричастностью к греху и соблазну и жизнью в Боге и с Богом.

Церковные песнопения праздника говорят нам так о значении второго Адама для спасения первого. «Вселися во утробу девственную неизменно, да в ней истлевшего Адама обновить» (стихира). «Днесь разрешися союз осуждения Адамова. Рай нам отверзеся. Змий упразднися» (стихира). В икосе: «Дева рождши Младенца утоли жажду Адамову» в обновлении, возрождении.

 

 

15

Обновив естество Адама в Себе Самом, Спаситель тем самым обновил и наше человеческое естество в силу их единосущия. «Сын Божий, — говорит святитель Афанасий Великий, — соделался Сыном Человеческим, чтобы сыны человеческие соделались сынами Божиими», чтобы «обожились», т. е. развили в полную меру те свои свойства, которые составляют в человеке образ Божий, делая для него возможным богоуподобление, обожение. «Помощниче Христе! — поет ныне святая Церковь, — принял (Ты) ныне (наш) образ и принес (нам) богатство обожения (из канона преподобного Иоанна Дамаскина). Неисчислимые небесные блага, неизреченный духовный богатства даровал нам Господь по своей безграничной жертвенной любви к нам, выразившейся «в дивном самоистощании», «в обнищании», «в соединении Божественного естества с уничиженной плотию», «в бренном умалении».

Все эти и им подобные выражения стихир и канона праздника выражают собой то же, что заключено в словах апостола о жертвенной любви Спасителя: Уничижил Себя Самого, приняв образ раба, смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной (Фил. 2. 7—8). Послушание Отцу Небесному было, по заключению митрополита Филарета Московского, «духовной жертвой» Сына, жертвой любви к Отцу и к роду человеческому. Послушание, смирение, и уничижение Христа проявились уже при самом рождении Его, как необычайное таинство: Таинство странное вижу и преславное: небо — вертеп, престол херувимский — Деву, ясли — вместилище, в них же возлеже невместимый Христос Бог»… (ирмос 9‑й песни).

Как видим, вместо неба Младенец при рождении получил пещеру (вертеп), и в нем — ясли с соломой, вместо сияния Славы Божией — тьму зимней ночи. Это ли не уничижение, обнищание и смирение! Уже сама колыбель младенца носила в себе зачаток грядущих крестных страданий. Уже Вифлеем становился преддверием Гефсимании и Голгофы!

Нас, братие и сестры, сегодня поражают чудеса и тайны, касающиеся не только Самого рождающегося Христа, но и Его пречистой Матери. Как невместимый вмещается в Ее утробе и зачинается? Как Дева рождает и остается Девой и называется Матерью? Здесь «удобнее» было бы «хранить молчание» и не слагать «спротяженносложенные» рассуждения и домыслы. Здесь, если что и возможно допустить, то только сравнения, уподобления, образы. И на этом пути нам поможет святая Церковь. В своих песнопениях церковных она сравнивает «Огнь Божества», коснувшийся Приснодевы

 

 

16

в момент зачатия, с огнем вавилонской «пещи», предназначенной «палить юныя» отроки (ирмос 8‑й песни). То и другое неопаление она называет «преестественным чудом» и неизъяснимой тайной.

«Священное древо» Приснодевы она уподобляет древней «неопалимой купине» (2‑й канон, 1‑я песнь, 2‑й тропарь), а Саму Приснодеву — «Горе, осененной чащею» (Ирмос 4‑й песни). «Граду одушевленному…, в нем же Христос пожив, спасение (наше) содела» (стихира на хвалитех).

Братие и сестры! В сегодняшнем евангельском чтении мы слышали еще об одной тайне Приснодевы — тайне Ее чревоношения и об отношении к этой тайне Ее Самой и праведного Иосифа. Обратимся к священному тексту. По обручении Матери Его Марии с Иосифом оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святого. Иосиф же, муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее (Мф. 1. 18—19).

Праведный восьмидесятилетний старец, видя, что Дева Мария имеет во чреве и не зная, что это от Духа Святаго, возымел «бурю помышлений сумнительных» (акафист Богородице), но однако утаил их в себе. «Он, — говорит митрополит Филарет Московский, — видит в Марии то, чего не ожидал и чего понять не может, но молчит и не вопрошает Ее». Мария тоже молчит и не открывает Своей тайны. Она готова открыться лишь Отцу Небесному, «Иже в тайне». Она молчала, потому, что Ее тайна была тайной Божией: как и кому открыть эту тайну без воли Божией? И Она молчала, ожидая указаний этой воли, хотя, как говорит святитель Иоанн Златоуст, подвергалась «опасности не только осуждения, но и суда и смерти». Что же Иосиф? Не сказал о нем евангелист, что он восхотел изгнать Ее, но сказал: отпустить. Кроткий, мудрый и праведный старец становится выше ветхозаветного закона, требовавшего в данном случае дать разводное письмо (Втор. 24. 1). «Так, — замечает святитель Иоанн Златоуст, — Солнце Праведное, восходя из девственной утробы, уже просвещает светом благодатного озарения сердце Своего нареченного земного отца».

Чего ожидала Приснодева, то и случилось: ангел Господень явился Иосифу во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! Не бойся принять Марию, жену твою, ибо Родившееся в Ней есть от Духа Святого (20 ст.). Так разрешилась тайна чревоношения Приснодевы для праведного Иосифа, и он поступил, как повелел ему ангел Господень, и принял жену свою. И не знал Ее, как наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек имя Ему Иисус (ст. 25).

 

 

17

Имя Иисус было определено младенцу еще при благовестии ангела Гавриила юной Отроковице о Его зачатии. Он сказал Ей тогда: «и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя Иисус» (Мф. 1. 31). Имя Иисус — эта греческая форма еврейского имени Иешуа от Ошеа, что значит «спасение». Отсюда имя Иисус значит Спаситель, ибо, как говорит ангел Иосифу: Он спасет людей своих от грехов их (Мф. 1. 21). Спасет не от видимых врагов, что могут делать и люди, а от грехов их и от вечной смерти, от чего никто, из людей не может избавлять. Вот что значит имя Иисус, принесенное с неба и истолкованное ангелом.

Поистине, нет другого имени под небом, данное человекам, которым надлежало бы нам спастись (Деян. 4. 12). Иисус спасает людей от грехов их. Спасти от грехов — значит простить их, примирить людей с Богом и даровать им вечную жизнь. Но кто, кроме Бога, монет сделать вое это: и простить грехи и примирить с Богом, и даровать вечную жизнь? Если Иисус дарует все это, значит Он не только человек, но и Бог, т. е. Богочеловек.

Другое имя Спасителя Христос. Оно означает помазанник. Еврейское имя Мессия и греческое Христос (от «харизо» — помазывать, даровать благодать) означает служение Спасителя в качестве помазанного пророка, первосвященника и царя.

Сегодня мы, братие и сестры, празднуем Рождество Христово. Сегодня мы духовно внемлем голосу святой Церкви славить и прославлять Родившегося. Христос рождается — славьте! Христос с небес — встречайте. Пойте Господеви вся земля и веселием воспойте людие, яко прославися. Аминь.


Страница сгенерирована за 0.22 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.