Поиск авторов по алфавиту

Автор:Ветелев Александр, протоиерей, профессор МДА

Ветелев А., прот. Исповедь (Первая седмица Великого Поста)

Что нам дает исповедь

Братие и сестры! Исповедь есть суд Божий над нами. Этот суд тем милостивее для каждого из нас, чем глубже и искреннее мы покаемся, чем больше вспомним сейчас своих грехов и сокрушеннее, покаяннее их переживем. Мы пришли на этот суд Божий не для одного молчаливого внутреннего покаяния, но и для внешнего, словесного исповедания грехов своих пред духовником и Богом.

Господь говорит каждому из нас: Во гресех твоих стал еси предо Мною и в неправдах твоих. Аз есмь заглаждаяй беззакония твоя… Грехи твоя помяни… Глаголи ты грехи прежде и да оправдишися (Ис. 43. 24—26).

Вы спросите, как же говорить, называть грехи, когда это не частная, а общая исповедь. Да, это общая исповедь. Но необходимо и общую исповедь превращать как бы в частную и делать это двумя путями. Во-первых, те общие грехи, которые называл духовник, надо осознать как свои собственные и тихо называя их, каяться в каждом из них. Например, духовник пространно говорит о грехе осуждения других. Каждый из вас, исповедников, проникаясь сознанием этого греха, говорит про себя: «И я осуждаю людей, прости меня, Господи». Духовник помогает в этом самоосуждении, когда после каждого, названного им греха, спрашивает: «Грешны этим грехом?» Во-вторых, после общей испо


 

41

веди, подходя под разрешительную молитву, исповедник должен кратко назвать те особые, личные грехи, которые мучают его совесть. Духовник или сразу даст ответ, или попросит подождать в сторонке конца отпуска им всех исповедников, чтобы заняться им.

Надо помнить, что духовник, ведя исповедь, не проповедь говорит, чтобы вы трогались ей, умилились, но молчали, не открывая уст своих. Если вы так поймете исповедь, то будете не исповедниками, а только слушателями, и такая исповедь будет не исповедь, а только покаянная проповедь. Нет, духовник, только воздействует на вашу совесть, поднимает со дна вашей души ваши же грехи, чтобы вы сами вслед за духовником называли эти грехи и открыто каялись в них. Если духовник не назовет какой-либо грех, то всякий, кто и имеет этот грех, кается и в нем, говоря про себя: «грешна… завистью (завидую соседке, подруге), тайноядением, скупостью» и прочим. Чем больше каждый исповедник вспомнит своих грехов и назовет их, тем больше простит его Господь и тем полнее будет исповедь. Приступая к исповеди, помолимся! «Господи, открой душу на покаяние и приими мое исповедание!»

1. Источником нашей жизни, братие и сестры, является Господь. Мы должны веровать в Него так крепко, и любить так сильно, чтобы жить с постоянной молитвенной памятью о Нем, прося Его благословения и благодатной помощи во всех трудах и начинаниях своей жизни и благодаря Его после завершения их. Верим ли мы так крепко в Бога и любим ли так сильно Его?

Скажем прямо: нет такой веры и нет такой любви у нас! Это видно из того, что живем мы не но Божией, а по своей воле: все сами себе разрешаем и позволяем, что хотим, то и делаем, что хотим, то и говорим, т. е. живем так, как будто нет над нами Бога. У нас часто возникает сомнения, колебания в вере и даже хульные, кощунственные мысли. Мы часто равнодушно всуе произносим имя Божие. Грешны ли во всем этом? Кайтесь, кайтесь! Пусть каждый скажет: «Грешен, прости, Господи, мою слабую веру и мое своеволие».

Помолимся: «Господи, прости нас и помоги избавиться от нашего неверия, маловерия и своеволия.

2. Признаком наличия у человека живой веры является молитвенность. Кто верит в Живого и близкого нам Бога и надеется на Его помощь, тот постоянно и горячо Ему молится.


 

42

А кто из нас дерзнет сказать, что находится в постоянном молитвенном общении с Богом? Не наоборот ли? Скажем прямо: мы редко молимся. Нам все «некогда» молиться, а если когда и молимся, то скороговоркой, с суетой в голове и рассеянностью в мыслях.

Грешны в этом? Кайтесь, кайтесь!

Пусть каждый сокрушенно скажет: «Грешен, прости, Господи за слабую, нерадивую, пустую, грешную, суетную молитву и помоги, Господи, обрести дар молитвы».

С людьми мы любим беседовать, а с Богом нет. А ведь молитва и должна быть нашей беседой с Богом — живой, непринужденной и радостной. Ведь Бог — Отец наш Небесный, Богоматерь — Мать наша Небесная, а все святые — наши духовные братья и сестры. Каждому из нас есть что рассказать Отцу небесному и Матери Божией, есть и о чем попросить Их. О, если мы с молитвой начинали день, молитвой его сопровождали и заканчивали! Совсем по другому протекала бы наша жизнь, это была бы жизнь в Боге и с Богом.

Помолимся: «Господи, просвети наш ум и смягчи наши сердца, чтобы нам славословить Тебя в молитвах и просить помощи в скорбях и нуждах».

3. Когда слаба у нас вера в Бога и бездушна молитва, то мы живем до тьме духовной, баз благодати, без помощи Божией, без вразумления свыше. Оставаясь духовно одинокими и сирыми при всяких неудачах и невзгодах, мы опускаем руки, падаем духом, преисполняемся страхом, унынием, тоской, печалью и даже отчаянием. Смотрите, сколько грехов входит в нашу душу, когда она живет без молитвы, без благодатного общения с Богом. А ведь это все смертные грехи: уныние, тоска, отчаяние. Грешны в этом? Пусть каждый сокрушенно скажет: «Грешен, прости Господи, за грехи уныния, печали, тоски, а иногда и отчаяния и помоги, Господи, не поддаваться им и изживать их».

Указанные грехи обычно, влекут за собой и другие на менее страшные: ропот, недовольство жизнью, мрачные мысли о преждевременной смерти. Не дай Бог пережить эти грехи! Поэтов тот, чья душа омрачилась ими, пусть покаянно скажет: «Грешил грехом ропота, недовольства жизнью, мрачными мыслями о смерти. Прости меня, Господи!»


 

43

4. Когда люди впадают в тяжелое состояние, они ищут какого-либо из него выхода. Какой выход ищут маловерные люди, впадая в уныние, тоску, ропот, недовольство жизнью? Одни из них готовы бежать к гадалкам, знахаркам, другие сами берут в руки карты, думая по ним узнать свою судьбу, третьи ищут поддержку и утешение у соседей, или в вине, развлечениях, четвертые замываются в ожесточение, озлобление или отчаяние. Смотрите, кая мы, слепцы, стараясь избавиться от одних грехов (тоски, уныния, недовольства жизнью) впадаем в другие, в суеверия, озлобление, отчаяние, и тем самым все дальше и дальше отходим от Бога.

Грешны мы в этих грехах? Кайтесь! Кайтесь!

Кто грешен в этих смертных грехах, пусть покается: «грешна, Господи, моя душа! В тоску впадала и недовольство жизнью проявляла, и к суевериям прибегала, и озлоблялась, и ожесточалась, и в отчаяние впадала. Прости меня, Господи!»

Помолимся: «Укрепи, Господи, нашу веру и любовь к Тебе и пошли нам благодать твою, чтобы все скорби и невзгоды переносить как испытания, как крест, посылаемый Тобой, Господи, для нашего вразумления, укрепления и спасения!»

Все указанные выше грехи, — грехи против Бога, происходят от нашего маловерия, слабой молитвы и надежды на Бога.

5. Теперь коснемся наших грехов против своих родных и кровно близких. Слово Божие учит нас, что без любви к Богу не может быть и братской любви к человеку (Ин. 4. 20). А мы кого любим? Не любя Бога и людей, а только самих себя, мы отказываем в любви даже родным или по крови близким. В самом деле, любим ли мы родных, с которыми живем? Покоим ли старость родителей, бабушек и дедушек? Нам заповедано: «Чти отца твоего и мать твою, да благо ти будет и долголетен будеши на земле».

Как мало среди нас найдется таких, кто сохранил в сердце любовь, преданность и послушание своим родителям, и дедам, и бабушкам, у кого никогда не было против них раздражения, дурных мыслей и поступков, не было с ними ссор и вражды? Как угодны Богу и блаженны люди, чтущие до конца дней своих родителей и всех родных и близких. И наоборот, как грешен и несчастен тот, кто порвал внутреннюю, святую связь с ними! Как часто жизнь с нами стариков мы переживаем как обузу и тягость и иногда втайне


 

44

желаем и ждем их смерти.

Грешны в этом? Кайтесь! Кайтесь!

Пусть каждый покается: «Грешен, Господи, прости меня за непочитание родителей и стариков своих, за непослушание, за зло и слезы, причиненные им. Укрепи меня, Господи, в стремлении творить заповедь Твою о почитании родителей и старших». Если наши родители, деды, умерли, то мы грешны и против них, так как мало о них молимся.

Прости нас, Господи!

6. А как относятся в семьях друг к другу муж и жена, как оба относятся к детям и тем родным, которые живут с ними?

Сколько ран сердечных мы наносим в своих семьях друг другу резкими оскорбительными словами. Как редко идем на взаимные уступки. Как мало любви, согласия, взаимопонимания между нами, членами единой семьи. Как часто муж не понимает жены, жена — своей дочери! Как мало доверия и как много открытой и открытой размолвки и подчас вражды! А все потому, что мы далеки от самоотречения и смирения, утратили терпение, не признаем и тяготимся семейными обязанностями. Без этих добродетелей не может быть благочестивой семьи. Грешны ли мы в утрате семейных добродетелей?

Кайтесь! Кайтесь!

Пусть каждый покается: «Прости меня, Господи, за семейные раздоры, неполадки, размолвки и за те кровоточащие раны, которые мы словами и делами так часто наносим в семьях друг другу».

Помолимся: «Господи, Иисусе Христе, Боже наш! Прости нас, союз любви нарушающих и благослови на жизнь в мире и любви со своими присными и помоги нам в этом, Господи!».

7. Что сказать, когда мы коснемся наших отношений со всеми другими людьми: с соседями по квартире, с товарищами по работе? Не осуждаем ли постоянно друг друга? Не враждуем ли, не подозреваем ли? Не празднословим ли злобно против них? Нам сказано: «Не судите, да не судимы будете». Так ли мы делаем?

Не больше ли всего в своей жизни мы занимаемся тем, что всех направо и налево осуждаем, злостно критикуем, если не в лицо и перед другими, то про, себя, в своей жизни, душе? Вспомните тех, кого вы часто осуждаете и попросита пред Господом у них прошения. Просите, просите! И сами пред Господом простите обижающих вас. Без этого прощения других Господь не

 


45

простит нас самих.

Мы так любим сплетничать, заниматься наговорами, клеветой, огорчением друг друга, что как будто на то и созданы!

Боже, прости за это ослепление!

Грешны в этом грехе осуждения и очернения? Кайтесь! Кайтесь!

Кто нас поставил судьями друг над другом? Нам сказано: посмотри не целое ли бревно в тебе, в твоей душе и в твоем глазе. Как же ты смеешь судить того, в ком меньше греха, у кого в глазу лишь сучек, а не целое бревно, как у тебя? Только Бог и святые угодники могут судить мир и людей. А разве мы святые, что так смело и постоянно беремся за их дело. Разве мы без греха, что так дерзко и постоянно бросаем камень осуждения друг в друга? Боже, прости нас, ибо не ведаем, что творим!

В чем нуждаются окружающие нас люди? Разве в нашем осуждении, опорочивании, клевете и сплетне? Нет, они нуждаются в нашем сердечном участии, в добром совете, в слове утешения и ободрения. Вот для всего этого и для прославления Бога и дан нам великий дар, — дар языка и слова. Поспеши же каждый покаяться: «Грешен, прости, Господи, что во зло употребляем дар Божий, дар языка и слова. Грешил осуждением, злословием, наговорами, клеветой, опорочиванием через наименование дураком, идиотом, ослом и другими бранными словами. Прости, Господи!

Кайтесь, кайтесь!

9. Когда человек судит, осуждает другого, то тем самым считает себя выше, лучше других и тем впадает в смертный грех, — гордость. Смотрите, новая беда, новый грех выявляется, и все от того же корня — греха осуждения. Да, грехи всегда цепляются друг за друга, т. е. один какой-либо грех порождает и другой. Так и здесь, только с той разницей, что грех гордости идет впереди, порождая собой грех осуждения. Опять, столько новых грехов


 

46

и все смертных и страшных! Как не покаяться: «Грешен, Господи, грехами самолюбия, гордости, высокомерия, чванства, зависти, зложелательства, нетерпимости к другим. Прости меня, Господи!»

Кайтесь! Кайтесь! От гордости пал Денница, пал Адам, и за ним падали и падают и все строптивые, заносчивые люди.

9. Благочестивые и святые люди никогда не осуждают других, а только себя. Они судят, осуждают только свои грехи, и плачут пред Богом за эти грехи, как преподобный Ефрем Сирин, святой Андрей Критский и другие. Не других, а себя самих они считают виновными в скорбях и невзгодах не только своей жизни, но и жизни других людей. Вот и нам следует подражать им.

Если разобраться в наших семейных ссорах и разногласиях, то окажется, что в подавляющем большинстве случаев виноват в них каждый из нас: смолчи я, и мы с братом не поссорились бы; смирись сын перед матерью, и она не ушла бы от него огорченная; потерпи жена раздражение и вспыльчивость мужа, и не разыгралась бы тяжелая семейная драма… Как видите, во всем виноваты мы сами Так и у всех час постоянно бывает. Значит, кого винить и судить?

Винить и судить спасительно только самих себя. Надо всегда и со всей искренностью говорить себе: «Я грешнее и виновнее всех и потому судить могу только самого себя. Всех до других пусть рассудит Сам Господь Бог». А чтобы винить, судить себя, надо зреть, видеть с свои согрешения. Вот почему мы и молимся в Великом посту: «Господи и владыко Живота моего, — дай зрети мои согрешения и не осуждати брата Моего».

Мы судим друга потому что по нашей гордости злоупотребляем великим даром Божиим, — нашим языком.

10. Мы злоупотребляем им и тогда, когда обманываем друг друга, когда у нас на уме одно, а на языке — другое, когда мы одно думаем, а другое говорим.

Великий Боже! Сколько у нас лжи, лукавства, хитрости, коварства, обмана, лицемерия, которыми мы опутываем друг друга и губим свою душу, и чаще всего при помощи все того же языка! И кто не грешен в этих грехах? Грешим? Кайтесь, кайся каждый день!

Грешен, прости меня, Господи, за грехи лжи, обмана, хитрости, лукавства, двоедушия, коварства, лицемерия. Помоги мне Господи, смягчи сердце мое и укрепи волю бороться с этими грехами!»


 

47

Помолимся еще: «Боже милосердный, не хотяй смерти грешников! Не осуди нас смертным судом за наш грех суда и осуждения, за грех обмана и лукавства. Просвети нас светом Твоей Божественной истины, даруй нам зрети свои согрешения и умудри во спасение».

11. Сколько праздных, ненужных грешных слов извергаем мы ежечасно и этим опустошаем, разграбляем свою душу и соблазняем, смущаем и на грех наводим и души других людей. Нам сказано: Да будет слово ваше: «Да, да; нет, нет», а это сверх этого, то от лукавого (Мф. 5. 37). Господи, прости нам наше празднословие, многоглаголание, суесловие!

12. Кратко укажем и другие грехи и покаемся в них. Мы часто ленимся, нечестиво выполняем свои служебные обязанности, не всегда честны на руку, не всегда послушны начальству, губим друг друга. Грешны в этом? Кайтесь, кайтесь.

13. Мы часто раздражаемся, гневаемся, не терпя обид или неприятностей друг от друга. А ведь гнев — смертный грех. И раздражаемся, и гневаемся мы часто от нашей распущенности, духовной расслабленности и невоздержанности. Грешны грехом раздражения, гнева и распущенности? Кайтесь! Покаянно каждый из нас пусть скажет: «Грешен, прости меня, Господи, за грех раздражения и гнева, за духовную распущенность и невоздержание!»

14. Все мы любим повкуснее покушать и сверх меры, нанося вред душе и телу. Этот грех называется грехом чревоугодия. Кушать и питаться всем необходимо, но переедать ради удовольствия грешно. Кто это делает, тот раб своего тела и враг своей бессмертной души, тот служит телу как своему кумиру-идолу. Грешны мы грехом чревоугодия-невоздержания?

15. С чревоугодием обычно связаны грехи тайноядения, скупости, жадности, любования своим телом, лицом и особенно грех блуда и блудных вожделений. Сколько бед и несчастий приносит грех блуда в нашей жизни. Сколько разбитых супружеств, покинутых жен, осиротевших детей стало жертвой этого греха! А между тем даже в помыслах нам запрещено грешить этим грехом, ибо сказано: Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодейст



48

вовал с нею в сердце своем (Мф. 5. 28). Но кто из нас чист от этого греха?

Грешны в грехе блуда? Кайтесь!

Покаемся и попросим у Господа прощения и в этом страшном и гибельном грехе: «Прости меня, Господи, за грех пристрастия к своему телу, за служение плотским страстям и вожделениям, за грех блуда — делом, словом, помышлением. Господи, очисти мое сердце, просвети ум, укрепи волю в борьбе с похотливостью тела и растленностью воображения».

16. Много еще и других грехов в нашей жизни! Их всех и не перечесть. Укажем в заключение на один из них: на грех наших постоянных нечистых и грешных помыслов. Вот человек стоит в храме и молится и, по-видимому, никому зла не приносит и никакого греха не творит. А если заглянуть в его душу, то сколько там обнаружится тайных мыслей, скрытых желаний, всяких вожделений и воздыханий! Чего только не позволяем мы себе в тайных мыслях: и осуждаем одних людей, и завидуем другим, и себя превозносим, и из стыдимся разных непристойностей и мерзостей. В нас живут как бы два разных человека: на виду, на людях — один человек, внутри себя — совсем другой: тут мы слабые, завистливые, похотливые, мелочные, гордые, бессовестные и бесстыжие, и как будто уже совсем потерявшие образ Божий. Грешны в этом? Покаемся и принесем Господу покаяние за этого тайного, скрытого внутри нас, грешнейшего человека.

Кайтесь! Кайтесь!

Скажем: «Грешен, Господи, в тайных грехах и помыслах. Прости меня за дурные намерения и тайные вожделения, за таящиеся во мне исходища, истоки греха. Прости, Господи, за мою раздвоенность, расколотость, расслабленность и внутреннюю скрытую, тайную греховность!»

Братие и сестры! Исповедь окончена. Пусть каждый из вас обратится ко Господу, крестясь: «Господи, прости все мои согрешения и прими мое исповедание!» Сделайте земной поклон. Если после разрешительной молитвы вспомните грехи, в которых сейчас не покаялись, то кайтесь и просите у Бога прощения, и это делайте вплоть до времени святого Причащения. Выслушайте «Завещание» (по требнику), а затем последнюю заключительную молитву. В «Завещании», как вы сейчас услышите, таинст

 

 

49

во покаяния и исповеди приравнивается к таинству Крещения. Это последнее таинство требует от нас соблюдения обетов отречения от всякого зла и греха и прилепление («сочетование») Христу.

Если мы почему-либо в нашей жизни не выполняем этих обетов, то на помощь нам дается «второе Крещение», т. е. таинство покаяния. Этим-то таинством святая Церковь в «Завещании» призывает нас «положить начало благое», т. е. начало своего спасения через решительную борьбу с каждым грехом своей жизни. Как это делать?

Нужно после всякого греха (в помышлении, слове, или деле) говорить в своей совести: «согрешил, прости, Господи» и возненавидеть этот грех, чтобы уже не возвращаться к нему, а направлять свои силы на благие дела, противоположные содеянному греху. Так, если кто-либо из нас согрешил грехом осуждения ближнего своего, то, раскаявшись в этом грехе, должен перенести осуждение на самого себя, на свои собственные грехи и тогда отпадет охота осуждать другого и восстановятся с ним добрые отношения.

Если в чье-либо сердце западает неприязнь или злоба к соседу, то пусть поспешит просить у Бога смягчения своего сердца, пусть обвинит себя в причине неприязни и ищет пути к примирению с соседом. Поступая так и борьбе и с другими грехами, мы будем с помощью Божией исподволь освобождаться от них, т. е. будем спасаться. И в этом и заключается тот «образ покаяния», к которому мы призываемся в молитве «Господи Боже спасения рабов Твоих».

Выслушаем и «Завещание», и эту молитву. После их прочтения пастырь, накрыв епитрахилью голову каждого исповедника и, осеняя ее крестным знамением, произносит над ней разрешительную молитву.

Если находятся исповедники с потребностью исповедоваться в каком-либо «личном» грехе, то духовник, отпустив всех, исповедует и таковых исповедников [[Данная исповедь рассчитана на 25—30 минут при большем количестве исповедников возле вечернего богослужения в пятницу и субботу великопостных седмиц (особенно первой и четвертой). В каждом отдельном случае она может быть значительно сокращена в пользу частной исповеди. Сокращение может быть сделано путем более кратких объяснений греховных состояний и молитвенных обращений к Богу.]].

 


Страница сгенерирована за 0.19 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.