Поиск авторов по алфавиту

Автор:Спасский Ф. Г.

Спасский Ф. Г. Русское литургическое творчество Макариевского периода. Журнал "Православная мысль" №8

Деятельность «знаменитейшего», по выражению церковного историка Е. Голубинского (т. 2, ч. 1, стр. 744), «из всех, которые были прежде него и которые были после него, высшего пастыря русской церкви», митрополита XVI века Макария доселе еще полностью не исследована. Его работа по собиранию и созданию русских литературных памятников того времени недостаточно полно оценивается историками и обозревателями материалов, известных доселе. Уже традиционно, например, пренебрегается одна немаловажная сторона деятельности митрополита Макария, за специальным назначением которой скрываются многие ее значения. Это область литургического творчества, развившегося в эпоху правления Макария, от 1526 по 1542 бывшего архиепископом Новгорода и Пскова, двух примечательных культурных центров русского просвещения, и с 1542 по год смерти — 1563 — правившего русской митрополией на Москве.

Рассматривая нашу оригинальную письменность за этот период, Ε. Голубинский делит ее на отделы учительный, исторический, богословский и полемический, лишь кратко иногда указывая на существование службы тому или иному святому и ни разу не определяя качества или значения этой отрасли литературного русского творчества. Потому, его особое общее рассмотрение памятников в отношении эпохи митрополита Макария страдает ущербленностью. Так, для первого, учительного отдела, Ε. Голубинский указывает несколько поучений и посланий митр. Макария. Более обширный материал указан для части исторической: жития святых, писанные по поручению митр. Макария или им свидетельствованные, летописи Никоновская и, возможно, Софийский Временник, Степенная Книга и описание путешествия неизвестного паломника в Палестину и, наконец, полемические писания Зиновия Отенского.

Создается от такого перечисления впечатление, что богословская мысль при Макарии заглохла, уснула тотчас же сразу после борьбы с ересями в Новгороде, Пскове и Москве и после деятельной работы православного сознания, преодолевшего соблазны времени митрополита Исидора.

Русская церковь того времени не создавала схоластических учебников вероучения: следов такого творчества нет до довольно позднего времени. Богословская мысль пролагала себе дороги совершенно

128

 

 

иными путями, незамеченными нашей исторической наукой, и лишь в малой степени намеченными в трудах митр. Макария, у преосвященного Филарета в его «Обзоре Русской духовной литературы», и у митр. Евгения. Вероучение практически предлагалось в церковных службах, в текстах богослужений, пополнявшихся новыми службами в честь своих русских святых. Между тем, область эта не была обследована и мало принималась во внимание позже. Так и в перечислении Ε. Голубинским литературных памятников Макариевской эпохи допущена ошибка, вслед за ним повторяемая и до сего времени историками, обращающимися к рассмотрению деятельности митрополита Макария в области литературной. Так недавно в Russie et Chrétieneté, N° 1-2, 1949, проф. П. Паскаль точно по-Голубинскому пишет: Nous trouvons donc le métropolite Macaire à l'origine de ces trois grandes entreprises littéraires du regne d'Ivan IV — les vies des Saints, la Chronique, le Livre de Généalogies».

Область литургического творчества на русской почве включает в себя, по существу, все четыре отдела, указанные Голубинским: учительный, исторический, богословский и полемический. В упомянутом нами журнале отец С. I. Dumont в содержательном кратком обзоре «Sources principales et traits caractéristiques de la spiritualité russe», тонко отмечает значение для русской духовной жизни общественного богослужения: «Parmi les sources de la spiritua lité russe figurent en première place l'Ecriture Sainte et la Liturgie», подразумевая под последним выражением не только литургию, но и все наше общественное и частное богослужение, являющееся учительным для верующих. Но не только учительность отмечает эти службы. В них заключено неизбежно богословское содержание. Кроме того, силою обстоятельств, русские службы неизменно заключают в себе характер исторический и полемический.

Русская богослужебная практика потеряла обычай чтения за богослужениями (на вечернях и утренях) житий святых и синаксарных назидательных творений. Эта потеря в большой степени вознаграждалась тем, что службы русского творчества, с легкой руки Пахомия Серба и других заезжих писателей, стали весьма заметно пополняться в литургических песнопениях элементами житий и вслед за этим историческими данными, составляющими фон жития святого. Этому способствовала смена более краткого Студийского устава на пространный Иерусалимский, понравившийся Южным славянам и русским. Это позволяло расширять объем рамок богослужения. Таким образом, литургические тексты концентрировали в себе разные смыслы, отражали разные стороны жизни и тем приобретали значение памятников литературных, учительно-исторических и богословских, отражая иногда в последней части и полемический оттенок. К выражению богословствования может быть также отнесено и русское иконописание. Митрополит Макарий подвизался и в этой области. (См. Н. Андреев, «Митрополит Макарий как деятель религиозного искусства» в «Семинариум Кондаковианум», Прага, 1935).

Нужно сказать, что труды Митрополита Макария исторические и

129

 

 

даже жития святых были доступны гораздо меньшему числу россиян, чем литургические: первые читались и сохранялись в меньшей степени (это отмечает и проф. Паскаль), чем вошедшие в постоянное употребление и в большой степени включенные в богослужебные минеи, которыми пользуются и поныне, тексты литургические. Правда, последние иногда теряли свою свежесть при переписках и перепечатках, но, во всяком случае, в каком-то виде они сохранились в своем ядре в официальных богослужебных книгах, употребляемых доныне. Эти тексты могут служить памятниками напряженного литургического творчества богатой эпохи знаменитейшего владыки Maкария. И рассмотрение этих памятников для общей характеристики митрополита Макария и его эпохи обязательно: «Новгородско-Псковские летописи, к нашему счастью, говорят об его (Макария) деятельности в сане архиепископа Новгородского, а летописи Московские совершенно ничего не говорят об его деятельности в сане митрополита, так что мы узнаем о последней единственно из самих сохранившихся ее памятников» (Гол. т. 2, ч. 1, стр. 745). Кстати сказать, расцвет литургического творчества как раз и относится к периоду пребывания митрополита Макария на Московском престоле.

Рассмотрение литургических памятников позволяет ближе определить круг сотрудников митрополита Макария в его литературной деятельности. Митрополит Макарий поручал составление служб многим писателям, часто доныне неизвестным или упоминаемым историками по их деятельности в иных областях, чем литургическое творчество. Илья иеромонах, например, посланный просвещать Водь и Карелу, оставляет по себе памятники литургического творчества, Маркелл Безбородой известен как знаток крюкового пения и композитор, в то время как он был и творцом многих литургических текстов, полемист Зиновий также является богословом и составителем службы.

Приводимые ниже в кратком обзоре службы, составленные в период между 1526 и 1563 годами, конечно, не все были писаны по поручению Макария. Вполне несомненно, что были службы, составленные по частному почину, но официальное их признание и закрепление в церковной практике проходило через Москву, уже ставшую в то время несомненным духовным центром, собиравшим плоды творчества областей — Новгорода, Пскова, Владимира, Суздаля и др. Эта централизация получила свое наиболее сильное духовное выражение в Московских соборах 1547 и 1549 годов, канонизовавших из общего числа 39, лишь двух святых Московских — митрополита Иону, да Максима Юродивого. Все остальные были святыми провинциальными (Ε. Голубинский. «История канонизации святых в русской церкви», Москва, 1903). Этим актом Москва приобретала значение духовного центра и последующий Стоглавый собор 1551 г., имевший целью упорядочить и привести в единообразие текущую церковную жизнь на Руси, был достаточно подготовлен этими соборами, давшими Москве неоспоримое духовно-руководящее положение.

Список творцов служб, предлагаемый ниже, в части своей

130

 

 

относящейся к авторам служб, вошедших в современные минеи, проверен в достаточной степени и может почитаться полным. В нынешних служебных минеях находится 96 служб славянского, по· преимуществу, русского творчества. Это число составляет, приблизительно, четверть всего количества писанных на Руси служб по сие время. Во внимание нами не принимаются бесчисленные акафисты и специальные молебны, так печально характеризующие наше литургическое творчество в последние времена его упадка. В свою очередь, с достоверностью можно утверждать, что четвертая часть вошедших в официальные богослужебные минеи служб и сохранившиеся и доныне, составлены были в Макариевский период. Эти Макариевские службы пополнили собой ряд немногочисленных служб русского творчества, в XV веке обогащенного трудами Пахомия Серба, писателя плодовитого. Его влияние на позднейшую нашу гимнографию явилось решающим. Наши творцы в большинстве своем слепо следовали ему в языке, формулах и форме служб, составляя их подражательно. Лишь немногие из них имели смелость отходить от этого неписанного канона составления служб.

Вне миней, таким образом, находится огромное большинство литургических текстов русского творения, частью оставшихся в рукописях, частью изданных отдельными выпусками, и, в незначительном числе вошедших в минею дополнительную, собравшую службы более позднего творения.

I. Василий-Варлаам, псковский мюнах, автор служб:

1. Великомученику Георгию Новому Болгарскому, 26 мая.

Тексты службы в большинстве заимствованы из службы муч. Иоанну Новому творения Григория Цамблака. В службе находится несомненное доказательство того, что постановления Стоглавого Собора 1551 г. были распространены и известны были Василию: Срв. гл. 39 собора «Попраны бы были до конца (тафьи — головные уборы), зане чужде есть православным таковыя носити, то предание проклятаго и безбожнаго Махмета» — и текстуальная передача этого постановления в стихире.

Канонизация вмч. Георгия произошла прямым распоряжением митр. Макария после соборов, а житие было составлено еще в Новгороде в его правление. (Филарет, «Обзор русской духовной литературы», т. 1, Чернигов 1863 № 133).

В службе есть текстуальное доказательство авторства Василия: тропари канона 9 песни имеют в акростихе его имя в форме ВАЕ. См. нашу статью в «Православной Мысли» № 7, 1948 г. Париж: Акростихи и надписание канонов русских миней.

Житие Георгия составлено было Илией. (Фил. № 133).

2. Кн. Всеволоду-Гавриилу, 11 февраля. Канонизован на соборе 1549 г.

Служба отражает передаваемые летописью события жизни князя, изгнанного из Новгорода и принятого Псковом. В частности, приводится спор двух городов о мощах князя. Пско-

131

 

 

вич Василий высмеивает Великий Новгород, получающий лишь ноготь от мощей святого. Отмечено получение князем царской короны Мономаха.

Служба также в большой степени подражательная. Канон целиком взят с греческой службы праведному Евдокиму 31 июля.

Вне миней.

3.    преп. Савве Крыпецкому, 28 августа.

4.    прел. Стефану Махрищскому, 14 июля.

5.    преп. Евфосину Псковскому, 16 мая.

(Фил. цит. № 133).

 

II. Григорий Суздальский.

1.    Св. Евфимию Суздальскому, 1 апреля. Канонизован на соборе 1549 г. Григорий составил житие и службу (Гол. т. 2, ч. 2, стр. 188). Многое заимствовано из Пахомиевой службы преп. Сергию Радонежскому.

Вне миней.

2.    Новым чудотворцам на 17 июля.

В каноне переименованы святые канонизации до 1547 г. и соборов 1547 и 1549 г. (Архим. Леонид. Систематическое описание Славяно-Российских рукописей собрания гр. А. С. Уварова. Ч. 2. Москва 1893 г.). Ныне служба заменена новой «Всем святым в земле Русской просиявшим» и положена к совершению в первое воскресение по неделе всех святых.

3. преп. Евфросинии Суздальской, 25 сентября. (Фил. цит. № 118).

4. преп. Косме Яхромскому, 18 февраля. (Арх. Сергий. Полный месяцеслов Востока. Т. 2. Москва, 1876 г. под числом).

5. св. Иоанну Суздальскому, 15 октября. (Н. Барсуков «Источники русской агиографии», СПБ. 1882, стр. 255).

6. св. Варлааму Суздальскому. (Арх. Леонид, № 1189: «Вероятно»).

 

III. Инок Зиновий Отенский.

1. Св. Ионе Новгородскому, 5 ноября. Канонизации собора 1549 г.

Арх Леонид. «Святая Русь», СПБ. 1861 г., стр. 46, замечает, что служба св. Ионе «вероятно Зиновия». Текстуальное подтверждение в службе: 6 песнь канона с акростихом в тропарях по первому слогу начала:

Зи/ждещи....

Но/ву обитель.....

Ви/ноград.....

Ε/дину.....

132

 

 

IV. Илия пресвитер, в миру Тучков Василий (по Фил. — Михаил).

1. Преп. Михаилу Клопскому, 11 января. Канонизован в 1547 г.

По Фил. цит. № 133 служба составлена в 1537 г. Один из канонов с акростихом:

«В царство благочестиваго христолюбиваго царя Иоанна всея России самодержца, повелением владыки и благословением Макария святейшаго архиепископа богоспасаемых градов Великаго Новаграда и Пскова благодарное сие пение принесеся всепреподобному Михаилу Клолот христолюбивому рукою пресвитера Илии».

В службе отмечены события государственные и Новгородские. Упоминаются «еретическия ополчения».

Вне миней.

2. Кн. Иоанну в иноцех Игнатию Вологодскому (умер в 1523 г). 19 мая. (Арх. Сергий под числом).

3. Кн. Александру Невскому. (Фил. цит. № 133).

В минеях иная служба, того же времени. См. XI.

 

V. Иннокентий.

1. Св. Иоанну — Илии Новгородскому, 7 сентября. Канонизован на соборе 1547 г. (Арх. Леон. Сист. опис., стр. 42).

В службе упоминаются «еретики, возлюбившие огнь вечный».

2. Преп. Пафнутию Боровскому, 1 мая. Канонизации собора 1547 г. Над каноном надписано имя Иннокентия, ученика преподобного. Празднование было в 1531 г. при митроп. Данииле. (Гол. Ист. канон., стр. 83), подтверждено митр. Макарием в 1545.

3. Преп. Димитрию Прилуцкому, 11 февраля. (Н. Никольский. Описание рукописей, хранящихся в архиве Святейшего Синода. Т. 1, СПБ. 1906., стр. 343, № 802. Возможно).

 

VI. Иринарх, игумен Глушицкий.

Вне миней.

1. Преп. Тарасию Глушицкому, 1 июня. Составлена в 1548 году. (Арх. Леон Св. Р., стр. 75).

 

VII. Инок Иродион. (Фил. № 133 и архим. Леон. Сист. Опис. № 1128, по Макарию: «История Рус. Церкви», т. 7, ч. 2, стр. 436 и «Правосл. Богосл. Энциклоп.» имя иное: Иларион).

1. Преп. Александру Свирскому, 30 августа. Канонизации 1547 г.

Служба·подражательная по текстам преп. Сергию и Варлааму Хутынскому.

 

VIII. Иоанн царь, Грозный.

Вне миней.

1. Молитва кн. Михаилу Черниговскому (Фил. № 142).

2. Канон святому Ангелу грозному воеводе хранителю всех че-

133

 

 

ловек от Вседержителя Бога посланному по вся душя человеческая, душу бо возвести к Богу, а тело персти отдати. Ты же человече, не забывай часа смертнаго, пой по вся дни канон сей творения уродиваго Парфена» Архим. Леонид (№ 712, каноник XVII в.) утверждает, что Парфен есть псевдоним Грозного.

Не отсюда ли прозвище Иоанна IV — Грозным?

И Иоанн царевич, сын Грозного составил службу преп. Антонию Сийскому на 7 декабря и также под псевдонимом — Ивана Русина.

 

IX. Макарий инок.

1. Преп. Макарию Колязинскому, 17 марта, канонизации собора 1547. (Фил. № 133).

По образцу службы Димитрия Прилуцкого.

 

X. Маркелл игумен Хутынский.

(См. нашу статью: «Поэт XVI в., игумен Хутынский Маркелл Безбородый» Правосл. Мысль, вып. 6. Париж. 1947 г.).

1. Преп. Варлааму и Иоасафу, 19 ноября.

Изложение повести, приписываемой Иоанну Дамаскину в литературной поэтической обработке. Канон с акростихом и подписью в форме МРКЛ.

2. Преп. Никите Затворнику Новгородскому, 30 января. Канонизован на соборе 1549 г.

Два канона с надписанием и акростихом и той же подписью,

3. Преп. Никите Столпнику Переяславльскому, 24 мая. Маркелл ездил в Москву для ходатайства о канонизации в 1558 г.

Канон с акросгихом и подписью в той же форме (Фил. № 133).

4. Преп. Савве Звенигородскому, 3 декабря. Канонизован на соборе 1549.

Житие составлено Маркеллом по поручению митр. Макария (Гол. т. 2, ч. 2, стр. 186). По Фил. № 133 и служба Маркелла. Минейная по стилю отличается от Маркелловых.

 

XI. Михаил, инок Владимирский (Фил. № 133).

1. Кн. Александру Невскому, 23 ноября. Канонизащии собора 1547.

В службе много полемических выражений: «отгнал еси тму глубокую еретичествующих», «учения латинская презрев и прелесть их обличиы», что соответствует повествованию летописи, смотревшей на войну со шведами, как на борьбу с «латиною».

Канон переделан с Иосифова.

2. Кн. Константину, Феодору и Михаилу Муромским, 21 мая, канонизованы на соборе 1547 г. для местного празднования.

Канон надписан: Творение господина монаха Михаила Новаго.

134

 

 

Служба составлена по текстам служб кн. Владимиру, Борису

и Глебу и др.

3. Кн. Петру и Февронии Муромским, ,25 июня, канонизации того же собора также для местного празднования. Канон надписан: «Другий канон чудотворцем господина Михаила Монаха».

Канон с Иосифова, стихиры из службы Александра Невского.

 

XII. Никодим.

1. Кн. Всеволоду-Гавриилу, 11 февраля. В минее иная. (Сер.).

 

XIII. Пахомий, монах.

1. Св. Петру и Февронии, 25 июня. Стихиры и первый канон. (Служба составлена из двух частей — Михаилом монахом и Пахомием), Стихиры и канон надписаны.

Вне миней.

2. Кн. Василию и Константину Ярославским 3 июля. (Барс. цит. стр. 97).

 

XIV. Роман.

1. Преп. Макарию Колязинскому, 13 марта. Служба составная: Макария инока и Романа. В 9-ой песне канон имеет акростих: РОМН. Около 1530 г. Роман составил житие Ефрема Перекомского (Фил. цит. № 133), списав его по житию Александра Свирского. Возможно, что и служба преп. Ефрему его же. Служба в списках XVI в. (Арх. Леон. Св. Р., стр. 50).

 

XV. Феодор, сын священника Дионисия, жившего в Сольвычегодском монастыре.

1. Максиму юродивому Московскому, 13 августа. (Ключевский, «Древнерусские жития святых как исторический источник». Москва 1871, стр. 246).

2. Прокопию и Иоанну юродивым Устюжским, 8 июля и 29 мая::

Месяцеслов святых всею русскою церковью или местно чтимых. Вып. 13 Тамбов 1878-1880 и вып. 46, Воронеж 1882-1883 под 29 мая называет автора Феофаном, в царство Иоанна Грозного.

Арх. Леон. Св. Р. стр. 88 именует автора Феофилом в Устюге в XVI в.

Каноны всех трех служб взяты из общей минеи, куда этот канон попал из греческой службы Иоанну Салосу 21 июля с надписанием «Феофанов». Это надписание прямо поставлено в службе 29 мая.

135

 

 

XVI. Фатей монах.

1. Преп. Иосифу Волоцкому, 9 сентября.

(Гол. Кан. стр. 289): служба составлена до официальной канонизации. Митр. Макарий благословил  пользоваться службой вначале келейно. Тексты заимствованы из службы преп. Димитрию Прилуцкому.

 

XVII. Филофей старец, пскович.

Вне миней.

1. Кн. Всеволоду Гавриилу, 11 февраля канон.

2. Чирской иконе Богоматери, 16 июля. Канон (Фил. цит. № 122) и служба (Сер.).

 

XVIII. Неизвестные.

В минеях:

1. Преп. Зосиме Соловецкому, 17 апреля.

2. Преп. Савватию Соловецкому, 27 сентября, оба·канонизации собора 1547 г.

3. Преп. Павлу Обнорскому, 10 января, канонизации того же собора.

Возможно авторство инока Макария.

Вне миней:

4. Преп. Авраамию Чухломскому, 20 июля.

(Арх. Леон. Св. Р., стр. 190 и Гол. Кан. 111).

5. Царевичу Петру, 29 июня (Сер.).

К списку этих служб, в большей части писанных в эпоху митрополита Макария, несомненно, возможно сделать и добавления. Соборы 1547 и 1549 года часто занимались проверкой служб, составленных ранее, для определения степени их пригодности. (Гол. Кан. стр. 103 и 106). Старые службы иногда правились, приноровлялись к более современному языку, что требовало литературной обработки, а иногда и отвергались, как неумело составленные. Представленный список показывает в достаточной мере, что литургическая письменность в Макариевский период заслуживает внимания и обследования наряду с другими литературными памятниками той же эпохи.

Ф. Спасский.

1949.

136


Страница сгенерирована за 0.12 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.