Поиск авторов по алфавиту

Автор:Бубнов Николай Николаевич

Бубнов Н.Н. Новая книга о Франце Баадере. Журнал "Путь" № 11

DAVID BAUMGART. — Franz von Baader und die philosophische Romantik. 1927.

        В Германии в настоящее время несомненно возрождается: интерес к мыслителям религиозно-мистического направления. После книг о Якове Беме, оценка которых дана Бердяевым на страницах этого журнала (№5, стр. 119), появилась недавно замечательная книга о Баадере. В германской философской литературе этот выдающийся последователь Беме до сих пор не был оценен по заслугам. Пожалуй, не будет преувеличением утверждение, что он долгое время был почти забыт. Большинство историков философии упоминает о нем вскользь, считая мыслителем мало оригинальным, находящимся в сильной зависимости от Шеллинга. Баумгарт задался целью выяснить развитие этой философской личности и дать очерк ее миросозерцания на основании тщательного изучения и беспристрастной оценки доступных ему материалов. Надо сказать, что он прекрасно справился с этою нелегкою задачею и убедительно показал, что Баадер является одним из важнейших представителей того философского течения мысли, которое принято называть философским романтизмом — представителем самобытным, облекающим в романтические формы мысли истины христианского мировоззрения.

        Хотя Баадер и не оказал прямого влияния на русскую религиозную мысль, его миросозерцание все же по существу

124

 

во многих пунктах родственно основным мотивам русской религиозной философии. Притом Баадер питал определенные симпатии к православной русской церкви и, будучи католиком, тем не менее высоко ценил восточное христианство, признавая даже в некоторых отношениях за ним преимущество перед католичеством (напр. в догматическом разногласии по поводу filioque, в вопросах церковного устроения). Баадер горячо желал более глубокого единения в христианстве, которое считал невозможным без русской церкви. В жизни Баадера было время, когда он возлагал величайшие надежды на Poccию, думая, что именно в этой стране и при содействии русского правительства ему удастся осуществить заветнейшую свою мечту: основать религиозно-христианскую Академию Наук в противовес антихристианским учреждениям этого рода во Франции и Германии. Главную задачу этой Академии он полагал в объединении религии и науки и в примирении христианских вероисповеданий (католичества, протестантства и православия). От этого плана ему, однако, пришлось отказаться. Русское правительство даже не разрешило ему въезд в Poccию, считая его на основании доносов недоброжелательных лиц человеком в политическом отношении неблагонадежным: либералом и демагогом — подлинно насмешка судьбы, если вспомнить, что Баадер один из главных вдохновителей Священного Союза. Эта неудача была самым крупным разочарованием его жизни.

        Баумгарт дает прекрасную характеристику последовательных фазисов философского развития Баадера. Говоря о ранней мистической натурфилософии этого мыслителя, изложенной в его дневнике (1786-1790), он настаивает на том, что Баадер по глубине своей натуры и страстности своего темперамента является одним из наиболее ярких религиозных гениев Германии, превосходя в этом отношении всех мыслителей романтической школы. Интересно отметить, что Баадер уже в самом начале своего литературного поприща — совершенно в духе славянофилов — осуждал господствовавшее «отвлеченное» мышление и упрекал философов эпохи просвещения, а равно и Канта, за то что они искусственно разрезали и расчленили людей и науки in sectiones et paragraphos, тогда как именно устранение преград, гармония и согласие в людях и науках должно быть признано истинным идеалом. Кратковременный фазис в духовном развитии Баадера, совпадающий приблизительно с его пребыванием в Англии (1792-1796) ознаменован приближением к просветительской философии и к Канту. Однако эти идеи, в сущности навязанные ему извне и чуждые его душевному складу, не могли на-

125

 

долго овладеть им. Основная религиозно-мистическая стихия его мышления вскоре их вытесняет, и главные мотивы этого мышления мало-помалу кристаллизуются во всеобъемлющую — по крайней мере по своему замыслу — «философию жизни», принимающую облик чисто христианской теософии. Баадер углубляется в мистическую литературу и становится одним из лучших знатоков Я. Беме своего времени. Баумгарт особенно подчеркивает то значение, которое S. Martin имел для его мировоззрения — писатель, оказавший большое влияние и на русскую духовную жизнь в начале 19-го века, когда религиозно-мистическая волна охватила русское образованное общество. Баумгарт убедительно показывает, что основные идеи S. Martin᾽a были усвоены Баадером и вошли в его теософическое учение. Для последнего фазиса развития Баадера характерна тенденция к систематическому построению этого учения. В теории познания Баадер выступает решительным противником Декарта, противопоставляя основному положению последнего (cogito ergo sum) принцип cogitor (a Deo) ergo sum, т. е. человек может быть уверен в своем существовании лишь постольку, поскольку он знает, что его мыслит Бог. По общему своему характеру поздняя философия Баадера крайне враждебна рационализму и просветительству. Поверхностному взгляду может казаться, что Баадер воспринял во многом идеи Шеллинга и Гегеля. Он, правда, нередко пользуется их учениями для своих целей, причем однако — как справедливо указывает Баумгарт — всегда перетолковывает их на свой лад. Так напр., диалектика Гегеля превратилась у него в нечто по существу совсем не похожее на то, чем она является у ее творца. С Шеллингом у него конечно имеются несомненные точки соприкосновения; в эпоху создания Шеллингом «Философии Откровения» Баадер оказал на него бесспорное влияние. В сущности, однако, его от обоих этих мыслителей отделяет пропасть. Это особенно ясно проявляется в учении о Боге. Философские системы Шеллинга и Гегеля в корне пропитаны духом древней элейской школы и, несмотря на существенные различия, все-таки родственны мировоззрению Спинозы. В панлогизме Гегеля и в философии тожества Шеллинга Абсолютное носит печать неподвижности и неизменности и до известной степени напоминает субстанцию Спинозы, его deus sive natura. Для Баадера напротив, существеннейшим моментом Божества является высшая степень Жизненности. Бог есть прежде всего живая Личность. Баадер правильно усмотрел гностический уклон в Богопонимании Шеллинга и Гегеля и решительно противопоставил ему свою христианскую точку зрения. Христианским

126

 

духом пропитаны также его взгляды на возникновение материи и происхождение зла.

        Темы, затронутые Баадером в последний период его творчества, крайне разнообразны. С точки зрения Православия интересно, что он ожесточенно боролся против обмирщения католической церкви и отвергал примат папства. Очень занимали его натурфилософские проблемы. Механическое естествознание, основанное на атомистической теории, возбуждало в нем отвращение, и он стремился направить науки о природе в русло своих теософических воззрений. В связи с этим привлекали его внимание феномены парапсихические. Кроме того, он занимался философией языка, искусства, истории, права и социальной философией. Ему, правда, не удалось осуществить того, к чему он в конечном результате несомненно стремился: привести все это необычайное богатство мотивов в стройную систему миросозерцания. Но идейное содержание написанных им отрывков в значительной мере возмещает этот недостаток, на котором, впрочем, с русской точки зрения навряд ли приходится настаивать, если принять во внимание коренное недоверие большинства русских мыслителей к системам, якобы насилующим живую мысль. Нельзя не согласиться с заключительной оценкой Баумгарта, который не колеблясь ставит Баадера, на основании данного им разбора его философского творчества, на одну ступень с Шеллингом.

Николай Бубнов.


Страница сгенерирована за 0.05 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.