Поиск авторов по алфавиту

Автор:Востоков Владимир, протоиерей

Востоков Владимир, прот. Обращение по поводу Определения Архиерейского Синода о созыве Русского Всезаграничного Собора

 

Разбивка страниц настоящего документа соответствует оригиналу.

 

ЧЛЕНА ВСЕРОССІЙСКАГО, СТАВРОПОЛЬСКАГО,

ВСЕЗАГРАНИЧНАГО СОБОРОВЪ и ЧЛЕНА УПРАЗД-

НЕННАГО ВЫСШАГО ЦЕРКОВНАГО УПРАВЛЕНІЯ ЗАГРАНИЦЕЙ, ПРОТОІЕРЕЯ ВЛАДИМІРА ВОСТОКОВА

по поводу Опредѣленія Архіерейскаго Оинода о

созывѣ Русскаго Всезаграничнаго Собора съ

мірянами 1 августа ст. ст. 1938 года.

 

Я, как член Всероссийского Собора, по завету Святейшего Патриарха Тихона, сохранивший права члена этого Собора впредь до созыва нового законного Всероссийского Церковного Собора, долгом священнической своей совести почитаю поделиться с православными русскими людьми, в рассеянии сущими, своими мыслями ввиду ответственных и чрезвычайной важности переживаемых нами исторических моментов.

1938

 

КОМУ НУЖЕН РУССКИЙ, ЗАГРАНИЧНЫЙ, ЦЕРКОВНЫЙ СОБОР С МИРЯНАМИ 1938 ГОДА?

Вот вопрос, который недаром занимает умы русских людей, кои стараются оберечь чистоту своего родного православия от натисков воинствующего католицизма на семимиллионное русское население Польши, от рядящихся в тогу преклонения перед чистотой учения Христова в одной лишь Православной Церкви — англикан и, наконец, от ушедшей в чуждую русским людям юрисдикцию Константинопольского патриарха паствы Митрополита Евлогия, прикрывшего авторитетом послушных ему епископов софианскую ересь о. Булгакова, осужденную нашим Архиерейским Собором 17/30 Октября 1935 года (См. «Церковная жизнь» I Января 1936 года и «Возрождение» 10 декабря 1937 года).

В Обращении Предсоборной комиссии Митрополит Анастасий заявляет, что «по его (Митрополита Антония) инициативе было решено созвать Собор с участием клира и мирян», задачи коего — «указание православному русскому обществу путей духовного возрождения и просвещения, обсуждение и выработка мер борьбы с сектантством, про-тивоцерковными течениями. . . Голосом всего Церковного Собора, говорится далее, должна быть укреплена воля зарубежного русского народа к сохранению нашего национального православного облика. . .» («Царский Вестник» 9 Мая 1937 года.)

Но мы знаем, что Блаженнейший Митрополит Антоний, скрепя лишь сердце, согласился на созыв Собора с мирянами. Он провидел нецелесообразность созыва в настоящее время этого Собора, заявляя со свойственной ему прямотой, что «все равно из этого Собора ничего не выйдет», ибо все выше указанные вопросы были решены еще Собором 1921 года и однако не проведены в жизнь.

В самом деле, Всезаграничный Собор с мирянами 1921 года, на который так часто ссылается Митрополит Анастасий, указал в своей резолюции Отдела духовного возрождения России, что таковое возможно лишь с возвращением «на Всероссийский Престол Помазанника сильного любовью народа, законного Православного Царя из Дома Романовых» (Деяния Собора, стр. 83.)

Против этой резолюции, принятой 2/3 Собора, после поименного притом голосования, голосовали, между про

3

 

 

4

чим, митрополиты: Евлогий (Константинопольской юрисдикции) и Митрополит Анастасий, Епископ Вениамин (большевистской юрисдикции) и протоиереи: Беловидов (Белград) и Орлов (б. Евлогианской юрисдикции — Женева), — считавшие этот вопрос не церковным, а чисто политическим (См. Там же стр. 49-51 и Вступительное слово Митрополита Анастасия при открытии прений по вопросу о восстановлении Монархии в России и статью Митрополита Антония — Церковность или политика — стр. 121-129.)

Этот же Собор 1921 года вынес ряд интереснейших постановлений об оздоровлении жизни личной, семейной, общественной, государственной и церковной; о борьбе» с антихристианскими и богоборными учениями . . . под флагом теософии, оккультизма, материалистического социализма под видом большевизма и коммунизма», осудив масонство и Имку и дав подробный перечень мероприятий для миссионерской деятельности Церкви (Там же, Стр. 62-64, 75-80, 84-86).

Не забыл Собор 1921 года и материальной стороны, обратившись с призывом к русским людям о самообложении на Церковь (Там же, стр. 134).

Таким образом, Собор 1921 года исчерпывающе ответил на все вопросы, перечисленные в Обращении Предсоборной комиссии под председательством Митрополита Анастасия.

Для проведения в жизнь своих постановлений Собор 1921 года избрал четырех членов: Протоиереев: Востокова и Крахмалева и от мирян: Графа Апраксина и генерала Батюшина, которые с избранными Собором Владыками и образовали Высшее Церковное Управление заграницей.

Однако все эти решения были не на руку левым течениям Зарубежья, которым вместе со своими сообщниками в совдепии удалось, исказив эти решения Собора, добиться под давлением большевиков постановления Все-российского Синода о закрытии Высшего Церковного Управления заграницей. В заседании последнего 1 Сентября 1922 года было решено в отсутствии Митрополита Анастасия большинством голосов епископов, клира и мирян против двух только голосов: Митрополита Евлогия и Епископа Вениамина не приводить этого Постановления в исполнение, как не являющегося свободным волеизъявлением Патриарха Тихона. С приездом на другой день т. е. 2-го Сентября 1922 года Митрополита Анастасия на Собор одних уже Архиереев голоса тех же Епископов раскололись на две равные части, а Председатель, Митрополит Антоний, ради мира церковного, дал свой голос за закрытие Высшего Церковного Управления заграницей, однако, без необходимого, предварительного запроса объяснения от Высшего Церковного Управления заграницей.

 

 

5

Это пагубное постановление развязало руки левым течениям Зарубежья, дало возможность Митрополиту Евлогию стать в материальную зависимость от Имки, расколов Зарубежную паству, уйти в чуждую нам юрисдикцию Константинопольского Патриарха и ввести и Православие выше упомянутую софианскую ересь, которая едва ли когда-нибудь будет изжита нами.

Этот печальный опыт материальной зависимости части нашей Церкви от чуждой Православию организации-Имки, подобная таковая же зависимость Варшавского Митрополита Дионисия от чуждых ей установлений, приводящая к окатоличению русских людей в Польше при посредстве силой навязываемой им унии, не почитается Митрополитом Анастасием для нас поучительным уроком.

Отмежевавшись, после, опубликованного в 1925 году в «Луче света» ном. 6 доклада бывших членов Высшего Церковного Управления заграницей: Протоиерея Востокова и Генерала Батюшина от Имки, Архиерейский Синод, при содействии Митрополита Анастасия, доверился деятельности Русского Трудового Христианского Движения настолько, что в Постановлении своем от 17/30 Июля 1935 года «призвал Божие благословение» на работу РТХД, «рекомендовав духовенству знакомиться с его деятельностью, ознакомлять с нею паству и оказывать содействие работе его» («Церковная жизнь» 1 Августа 1935 года). Подобного внимании со стороны Архиерейского Синода не удостаивалась еще ни одна беженская организация - даже и легитимная, выставившая на своем знамени исконные заветы Святой Руси: За Веру, Царя и Отечество.

В мотивах этого Постановления между прочим говорится, что это движение «избрало символом своим Св. Православный Крест». А вот что говорит Я. Каширский, по моим данным, Б. А. Никольский, служащий в русском беженском отделе Лиги Наций совместно с Я. Л. Рубинштейном, в своей книге «Русское Трудовое Христианское Движение, Женева, 1934 на стр. 21-й:» Всякий, кто сочувствует РТХД, может войти в такой союз, ибо, как указывалось выше, вероисповедного (конфессионально-церковного) характера тесная духовная связь его с христианством, вообще, не имеет». В брошюре же Русское Трудовое Христианское Движение в Югославии, Белград 1937 г. на странице 6-й говорится уже совершенно определенно, что «Руководящим началом является христианская мораль, а не исповедание веры, почему РТХД считает, что иноверцы, исповедающие хотя бы и в других формах победу добра над злом, могут вступать в Р. Т. X. Союзы». Наконец, во «Вступлении» к книге «Русское Трудовое Христианское Движение», Женева, 1934 год на странице 5-й Я. Каширский т. е. Б. А. Никольский, Генеральный секретарь РТХД открыто заявляют: «Обновленный строй жизни (т. е. будущее устройство и Государства Российского) строится на

 

 

6

возврате к вере. Этот строй станет обновленным христианством, повсюду понову воспринятым и в делание повседневной жизни воплощенным», а там же на 20-й странице говорится, что «РТХД — дело общественное, а не церковное».

Где же во всем этом докладчик в Архиерейском Синоде вопроса о РТХД видит Крест, да еще Православный? А ведь это движение на основании неверного доклада Митрополита Анастасия рекомендовано Циркуляром Синода пастве, которая, таким образом, под флагом церковной работы втянута в политические распри.

В самом деле, Правление Земунской колонии в Югославии, детально ознакомившись с идеологической литературой РТХД, разосланной по колониям Идеологически-Пропагандным Отделом РТХД, во главе коего стоит очень деятельный член Предсоборной Комиссии, по нашим данным, сын пастора-Борис Робертович Гершельман, при рекомендательном при этом отзыве Делегата по русским делам в Югославии, В. Н. Штрандмана, в заседании 29 Июня 1937 года постановило:

I. «РТХД есть движение преимущественно политическое, а не трудовое, ибо «трудовой» характер этой организации является только прикрытием политической стороны движения.»

II. «РТХД, допуская в свои ряды нехристиан, является не только не православным, но даже и не строго христианским.»

III. «РТХД, порывая связь с славным прошлым Императорской России, есть движение политически вредное, ибо оно не только антимонархично, но и антинационально, а потому вступление в РТХД, содействие ему материальное или моральное является в лучшем случае актом политического легковерия и недостаточной продуманности существа движения.»

О том же самом говорит в своей статье — «Открытое Собрание РТХД» (27 сентября 1937) Александр Попов (Царский Вестник 17 октября 1937.) «Необходимо выяснить, о каком христианстве декларирует РТХД, так как христианством принято называть католичество, протестанство, православие, лютеранство, даже баптизм и евангеличество; Россия же может быть Россией с русским народом только православным.»

«В декларациях РТХД на открытом собрании (27 сентября 1937 года) мы, к сожалению, не уловили державных русско-православных нот. Все семь представителей и руководителей РТХД. настойчиво провозглашали иное: мы стремимся к христианской России; РТХД видит Россию христианской и только христианской; мы приложим усилия к созданию национальной христианской России.»

 

 

7

«Какою видит РТХД Россию: православной в ее основании или вообще христианской? И если руководители движения склонны ответить — «православной», — то почему РТХД не называться Русским Трудовым Православным Движением?».

Еще более поразил Александра Попова доклад госпожи Пепескул — «РТХД и Русская женщина», «построенный» на догадке о том, что сталинские лозунги «Родина», «Отечество», «Русский народ», «Национализм» и т. п. являются лишь подтверждением подлинных национально-возрожденческих настроений в стране», с чем автор заметки, да, думается, и всякий здравомыслящий русский человек согласиться не может.

Не взирая на все выше изложенное, Митрополит Анастасий организовывает на средства РТХД Миссионерские (?) Курсы для борьбы с безбожием и марксизмом. Вероятно, для достижения последней цели на курсах читает лекции о марксизме отец русского марксизма, П. Б. Струве.

О нем на странице 103 «Очерков Минувшаго» Князь Оболенский говорит следующее:

«П. Б. Струве — безбородый и безусый студент II курса, естественник, с бледным веснушчатым лицом далеко не был оратор. Говорил с натугой, как-то мычал и храпел между каждыми двумя словами, но, благодаря своей исключительной эрудиции во всех почти областях знания, импонировал аудитории, часть которой находилась под влиянием его резко выраженной марксистской идеологии. Через два года он уже стал кумиром петербургской молодежи в качестве главного апостола Карла Маркса в России.»

Казалось бы, в основу ведения занятий на этих Миссионерских курсах должен был лечь доклад Миссионерского Отдела, принятый 16/29 ноября 1921 года (Деяния Собора страница 75-80 и Послание Собора о спиритизме, магнетизме, теософии и прочих оккультных вымыслах (Там же, страница 144-150), между тем центр тяжести Миссионерских курсов перенесен на Всеобщую и Русскую Историю, Обществоведение (Социологию), где разбираются вопросы о парламентарной демократии, управляемом (?) хозяйстве, об идеале христианского общежития и государства, о христиан-ском хозяйстве и пр. Таким образом, на этих Миссионерских курсах ни слова не говорится о главнейших врагах христианства — масонстве, Имке, неоднократно осужденных нашими соборами, в которых принимал участие и сам Митрополит Анастасий, и о тех богоборческих учениях, о которых упоминает выше названный доклад Миссионерского Отдела Собора 1921 года, что, однако, входило в курсы Русского Пастырского Училища, основанного покойным Епископом Дамианом в монастыре Св. Кирика в Болгарии.

 

 

8

Причину этого, думается, надо искать в факте субсидирования РТХД Миссионерских курсов. Всякое заимствование материальных благ, хотя бы, по-видимому, на хорошее дело, от инакомыслящих ставит принимающих эту помощь в некоторую зависимость от дающих, влечет к вредным компромиссам. Недаром сложилась русская пословица: «Чье пиво пьешь, того и песни поешь».

Так, по приглашению О. Сергея Орлова, 25 ноября 1937 года выезжал Митрополит Анастасий в Женеву для участия в Совещании, созванном преставителем РТХД, Лодыженским «для выработки основной программы Русского Христианского Национального Движения», вместе с Председателем Федерации РТХД, Миткевичем, заведующим Идеологическим Отделом его, Гершельманом, Старостой Русского Сокола Дрейлиигом, Директором Русской Мужской Гимназии Малининым и Профессором Вегнером (Царский Вестник 28 ноября 1937 года). В этом Совещании принимали участие Отец Орлов и Профессор Ильин и прислал свой доклад Карташев, Обер-Прокурор Синода из Кабинета Керенского. Участие Митрополита Анастасия в Совещании, где не было ни одного правого деятеля, заставляет призадуматься над вопросом, какие еще обязательства даны Главой нашей Зарубежной Церкви взамен материальных подачек от субсидируемого (См. РТХД. Я. Ка-ширский. Женева, 1934 Стр. 65) Лигой Наций РТХД.

И задумчивость эта не праздна, так  как поездка Митрополита Анастасия была совершена незадолго до нашего Архиерейского Собора, закончившего свои занятия 23 декабря старого стиля и, между прочим, постановившего созвать Собор с мирянами 1 августа старого стиля 1938 года.

Для подготовки к этому Собору создана Предсоборная Комиссия под председательством Митрополита Анастасия в составе Архиепископов: Гермогена и Феофана, Протоиереев: Соколя и Жолткевича (ушел в Сербскую Юрисдикцию), Графа Граббе, Лопухина (служащие Канцелярии Архиерейского Синода), Николаева, Телятникова, Профессора Щербакова и Юденича (служащего в Епархиальном Совете в Белграде) в которую, «по представлению Митрополита Анастасия», назначены: Протоиерей Беловидов, Борис Робертович Гершельман, как говорят, сын пастора (Начальник идеологически-пропагандного Отдела РТХД), Профессор Доброклонский, Профессор Смирнов и Сенатор Трегубов. (Церковная Жизнь, 1935 год № 7/. Таким образом, из 16 членов Предсоборной Комиссии 9 находятся в служебной зависимости от Митрополита Анастасия, 2 — Гершельман и Николаев — сравнительно недавно появились на югославянском горизонте, якобы, высланы из Польши, остальные — мало известные лица, кроме Сенатора Трегубова, Юрисконсульта Русского Обще - Воинского Союза.

 

 

9

В Предсоборную Комиссию не вошел ни один член Всероссийского Собора, а из Собора 1921 года один лишь представитель оппозиции его — Протоиерей Беловидов, между тем в Белграде проживает немало деятельных членов последнего Собора, как Скаржинский, Аносов и другие, не говоря уже о членах упраздненного Высшего Церковного Управления Заграницей: Протоиерея Востокова (Члена Всероссийского Собора) и Генерала Батюшина.

Подобранный таким образом состава, Предсоборной Комиссии, которая несомненно придаст свой облик и Собору с мирянами 1938 года, указывает на полный разрыв его с неугодным левому течению Зарубежья Всезаграничным Собором 1921 года.

Если бы, однако, и нашелся член Предсоборной Комиссии, который решился бы установить духовную связь между этими Соборами, или же решил бы базироваться на Постановления Собора 1921 года, или же вообще внес что либо неугодное Председателю Предсоборной Комиссии, Мит-рополиту Анастасию, то таковой член, на основании п. 4. II Отдела Наказа Предсоборной Комиссии, быль бы из нее исключен. Пункт этот гласит: «Члены Предсоборной Комиссии, нарушающие порядок ее работ, могут быть Председателем исключаемы из ее состава, о чем Председатель уведомляет. Архиерейский Синод». Кроме того п. 3. III. Отдела Наказа говорит: «Распоряжения Председателя Предсоборной Комиссии обжалованию не подлежат, заявления же членов комиссии по поводу сих распоряжений приобщаются к делопроизводству.»

Как бы можно было всем нам радоваться, если бы подобная твердость была проявлена Митрополитом Анастасием в отношении разъедающей уже несколько лет нашу Зарубежную Церковь софианской ереси О. Булгакова, ис-коренения масонских течений в эмиграции, в виде «самого вредного и поистине сатанинского лжеучения в истории человечества — масонства» и столь же гибельных учений и организаций, сродных с ним но духу и направлению, находящихся С ним в тесной связи и зависимости от него, ка-ковы: теософия, антропософия, «Христианское знание» и Имка. (Окружное Послание Собора Архиереев Русской Православной Церкви Заграницей 1932 года о масонстве, перепечатанное в Церковной Жизни 1935 года Но 2.)

Особенно же было бы желательно неукоснительное применение пункта 4 резолютивной части этого Послания, вменяющего пастырям в обязанность спрашивать исповедующихся, «не состоят ли они, в масонских организациях и не разделяют ли этих учений» и если окажется, что состоят, то предлагать им или выйти из них или же лишать их Святого Причащения и даже отлучать от Святой Церкви. Неприменение этого пункта более всего содействует духовному разложению нашей эмиграции.

 

 

10

О работе Предсоборной Комиссии, длящейся уже не один год, ничего православным русским людям неизвестно. Если нашлась возможность печатать в церковных изданиях подробные отчеты о частых путешествиях Митрополита Анастасия, то почему же почти замалчивается работа Предсоборной Комиссии?!

О Предсоборной комиссии известно лишь из ее объявления, помещенного в Царском Вестнике 2 января 1938 года, что «еще летом сего (1937) года ею (Предсоборной Комиссией) намечены основные доклады Собору и назначены докладчики». Казалось бы, гласность в таком великом деле, как возрождение Церкви и Родины, помешать не может. Можно лишь догадываться о том, чем подарит нас искусно подготовляемый Собор 1938 года с мирянами.

Своих денег у Архиерейского Синода для созыва этого Собора нет, а потому приходится обращаться за доброхотными даяниями. Обедневшая в своей массе даже в С. А. Штатах (Царский Вестник 23 январи 1938 года) право настроенная русская эмиграция делу не поможет и придется, по-видимому, обращаться к представителям инославных вероисповеданий и таких «православных» организаций, как РТХД. Этот путь не нов, но чреват пагубными для православия последствиями. Регулярная материальная помощь «православнейшего», как называл его покойный профессор Глубоковский, Председателя Имки, Джона Мотта привела Митрополита Евлогия к Константинопольской юрисдикции и принятию софианской ереси. Неизвестно еще, чего потребуют англикане за «регулярную материальную помощь через местного англиканского епископа одной англичанки, скрывающей при этом свое имя, русским монахиням, проживающим в Святой Земле, как то видно из следующих слов ответного письма Архиепископа Кентерберийского Митрополиту Анастасию: «Я был очень рад узнать о той помощи, которая оказывается русским монахиням в Святой Земле неизвестной англичанкой». (Церковная Жизнь 1937 г. Но 4-5.)

Не пришлось бы нам взамен подаяний от представителей инославных вероисповеданий влить в себя яд проповедуемого адептами евлогианской церкви «экуменизма» (Статья В. В. Зеньковского в журнале «Вестник Русского Христианского Движения» за январь — февраль 1935 года), цель коего «воссоздание церковного единства христиан» путем признания представителями объединяемых церквей, что спасение возможно лишь через Церковь, к которой они принадлежат, что в их церкви есть «абсолютная (хотя и неполная) истина». (Церковная Жизнь 1935 года № 3). Другими словами, экуменизм низводит православие на степень любой евангелической секты, даже наиболее рационалистической, (например, «Общество друзей», не признающих даже таинства Крещения), чем нарушается 9-ый член Символа Веры — Верую во Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.

 

 

11

Для проведения в жизнь экуменического учения была созвана в 1937 году в Оксфорде Вторая всемирная конференция для практического христианства, на которой были представители всех христианских церквей, сект и организаций, вроде Имки, кроме, конечно, католиков. Было на конференции семь делегатов от евлогианской церкви и один от нашей — Епископ Серафим Венский, который и напечатал свой интересный доклад об этой конференции в Церковной Жизни. 1937 года Но 10-11. Почти 2/3 конференции, по его словам, было из Англии и Соед. Штатов, почему «англо-американское преобладание чувствовалось и в Секциях, и в Общих Собраниях». Эта конференция, созванная по разработанной экуменическим советом в Женеве программе, находилась, по словам Епископа Серафима, «под влиянием женевской атмосферы и идеологии тех антифашистских движений, в которых большевики играют немалую роль». Острие конференции было направлено против национализма и современных, так называемых, тоталитарных государств, в первую очередь, против Германии. Во время дискуссии ясно выступала точка зрения либерализма и демократизма и идеология тех кругов и политических течений, которые объединились под лозунгом «долой фашизм».

«Для меня нет сомнения, говорит Епископ Серафим, что конференция находилась под влиянием масонов. . . . Стремление известных кругов включить конференцию в политический антифашистский и пацифистский фронт тоже не могло способствовать успеху работа, ибо руководство этим фронтом находится в социалистических, масонских и еврейских (даже пробольшевистских) руках».

Если сравнить эти выписки с приводимыми ниже выдержками из идеологической литературы РТХД, то придется прийти к заключению о близкой аналогии этих движений: экуменизма и РТХД, вероятно, под влиянием той «женевской атмосферы и идеологии тех антифашистских движений, в которых большевики играют немалую роль», как говорит Епископ Серафим.

Выше уже говорилось о широкой религиозной терпимости РТХД, доходящей до приема в него калмыков и татар, которых никак уже нельзя назвать христианами (РТХД, Я. Каширский. Женева, 1934. Страница 21). Однако, нет у РТХД и тени подобной терпимости в области политической, где на ряду с проповедуемой им терпимостью ко всем без различия расам, вероисповеданиям и племенам резко высказывается осуждение фашизму и особенно национал- социализму в Германии.

«Слишком ретивые эмигранты порою с величайшей поспешностью украшают себя то фашистскими знаками, то свастикой, воображая, что тем спасают Россию. . . . Еще более это относится к упрощенным попыткам повторения германского опыта для спасения России». (Там же страница 13.)

 

 

12

Таким образом, с одной стороны, наше Православие распинается экуменизмом на Оксфордской Конференции, являясь, по выражению Профессора, Протоиерея Цанкова «букетом цветов», украшающим стол, за которым заседают члены протестантской конференции (См. Выше упомянутую статью Епископа Серафима), а, с другой, все говорит за то, что нечто подобное же ожидает его и на будущем Соборе с мирянами, где благодетели паши, свыше уже 20 лет спокойно смотрящие на страдания русского народа и официально общающиеся с представителями палачей России, будут, прикрываясь пользой Церкви, навязывать нам разработанные в Женеве в кадетском совещании с участием Митрополита Анастасия и Отца Орлова, образцы устройства будущей России на вышеизложенных антифашистских и пацифистических основаниях.

Надлежит также помнить нам и печальный пример материальной зависимости Всероссийского Собора от тогдашних захватчиков Русской власти, снабдивших его 2 миллионами рублей на расходы по Собору. Эго обстоятельство, совместно с разлагавшими его левыми течениями, в значительной мере сковали свободное волеизъявление Собора, к Постановлениям коего прислушивалась тогда вся благомыслящая часть нашего огромного Отечества. Расплата Собора за эту подачку из Русской, а не инославной даже казны, выразилась между прочим двумя политическими Постановлениями Собора, которые лишь усилили позиции тогдашней богоборческой власти.

Вместо того, чтобы, подобно Патриарху Гермогену, призвать Православный Русский Народ к поддержке национального порыва Генерала Корнилова в Августе 1917 года, Комиссия Собора большинством голосов отвергла мое предложение о поддержке Собором выступления Генерала Корнилова, чем Собор окончательно предрешил крушение России. Не того ждала тогда, по сказанным мне словам члена Собора, Генерала Артамонова, благомыслящая часть населения, по крайней мере, Москвы, окончательно после того разочаровавшаяся в Соборе.

Другой аналогичный акт Собора описан в Братском листке в память Отца Иоанна Кронштадтского №. 2, Декабрь 1936 года, издаваемом в Нью-Йорке, следующим образом:

«Собор принял чин настолования Патриарха Тихона, составленный нынешним. Митрополитом Анастасием. В этом чине имеется следующее моление и многолетие:

«О Богохранимей Державе Российстей, о победе, о пребывании мира, здравии и спасении властей наших». . . . «Богохранимей Державе Российстей, властям, воем ея и всем православным христианам многая лета.» (Книга 4-н Деянии Собора, Выпуск I. стр. 121.). Это принято на Собрании Собора 17 Ноября ст. ст., когда в Москве» нашими «влас-

 

 

13

тями уже прочно сидели большевики.» В этом же Братском Листке приведено описание высокого примера святого служения Вере Православной и своему Царю расстрелянного большевиками, «священно-мученика, Петроградского Митрополита Вениамина» — выразившегося в произнесении Его Высокопреосвященством «анафемы революции» в следующих словах:

«Властью, данной мне от Бога, всех вас, как мятежников против законной и богоустановленной Царской власти, предаю анафеме и никто не имеет власти и силы этого моего законного проклятии снять с вас.»

Достойно также внимания, что Братчинами этого редкого, если не единственного, Братства в память Отца Иоанна Кронштадтского, считаются, согласно объявления в этом Листке, «все православные люди, почитающие О. Иоанна Кронштадского и отметающие современные ереси-софианскую и другие, а также масонство и многообразные философские и литературные течения нашей жидовствующей интеллигенции, разорившей и Государство Русское и Церковь своим бунтом и неверием в Бога.»

Изо всего выше изложенного ясно видно,

1. Что чистым сердцем русским православным людям Собор с мирянами, собираемый не на их беженские гроши, не нужен, ибо он не может быть ареной свободного волеизъявления ни духовенства, ни мирян;

2. Что все поставленные Предсоборной Комиссией вопросы с исчерпывающей ясностью и определенностью уже разрешены свободным волеизъявлением членов Всезаграничного Собора 1921 года: надобно только решительным образом провести их в жизнь;

3. Что нанесенные, благодаря нерешительности нашего Архиерейского Синода, церковной смутой раны с большим успехом могут быть излечены автономным С. Американским Митрополичьим округом, с одной стороны, и немедленным отлучением от Св. Церкви за упорство и софианской ереси Митрополита Евлогия с его паствой, с другой;

4. Что материальное благополучие нашей Зарубежной Церкви должно базироваться не на прямых или косвенных подачках иноверцев, какими бы красивыми лозунгами они не прикрывались, а на финансовом упорядочении всех принадлежащих Зарубежной Церкви, как правопреемницы Святейшего Правительствующего Синода, имуществ заграницей и, в первую очередь, огромных богатств Иерусалимской Миссии, а затем на правильном и неуклонно взимаемом самообложении Миссий, Церквей и русских православных людей и на бережливом расходовании этих средств;

5. Что для правильного принципиального разрешения вопросов, касающихся нашей Зарубежной Церкви, необхо-

 

 

14

димо всесторонне освящать их в печати, а не обращаться к ней лишь в периоды опасности.

В заключение нельзя не пожелать, чтобы на ектениях поминался не только здравствующий Царственный Дом, но на Великом Выходе поминались и православные христиане, зверски умученные, во главе с Императором-Мучеником НИКОЛАЕМ II и Его Августейшей Семьей.

Член Всероссийского, Ставропольского и

Всезаграничного Соборов, Протоиерей

Владимир Востоков.

Февраль 1938 г.


Страница сгенерирована за 0.24 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.