Поиск авторов по алфавиту

Автор:Богородский Я. А.

Начальныя черты исторіи рода человѣческаго послѣ потопа

Ной и его сыновья. Вавилонское столпотвореніе и смѣшеніе языка. Хамиты, семиты и іафетиды въ разсѣяніи.

Отъ Ноя, чудесно спасшагося съ своимъ небольшимъ семействомъ отъ всеобщаго истребленія потопомъ, произошли новыя поколѣнія людей, болѣе или менѣе чуждыя той особенной, безнадежной нравственной порчи, которая сдѣлала для допотопнаго человѣчества невозможнымъ дальнѣйшее участіе его въ изначальномъ планѣ божественнаго міроустроенія. Правда, грѣховная порча осталась въ природѣ человѣка; помышленіе сердца человѣческаго и теперь продолжало быть „зло отъ юности его“, первые моменты послѣпотопной человѣческой исторіи удивительнымъ образомъ напоминаютъ общія черты исторіи Адама и его ближайшаго потомства, какъ это видно изъ дальнѣйшаго библейскаго повѣствованія о Ноѣ, его сыновьяхъ и ихъ ближайшемъ потомствѣ; однако же, всматриваясь въ самое существо сообщенныхъ Бытописателемъ фактовъ, мы видимъ и глубокое различіе между начальными чертами той и другой исторіи, дѣлающее понятными для насъ, такъ сказать, оправдывающее, какъ всеобщую погибель первыхъ человѣческихъ поколѣній, такъ и обѣтованіе о неповтореніи подобной гибели во всѣ послѣдующія времена.

390

 

 

Ной, перенесшій въ новый человѣческій міръ сокровище священнаго преданія, насадившій въ немъ сѣмена истиннаго боговѣдѣнія, богопочтенія и нравственнаго закона, унаслѣдованныя отъ первозданной четы и ея благочестивыхъ потомковъ, удостоившихся наименованія „сынами Божіими“, былъ въ тоже время посредникомъ, чрезъ котораго перешли въ послѣпотопный міръ пріобрѣтенія внѣшней житейской культуры. Въ первое время на опустошенной землѣ не къ чему было приложить всѣ эти пріобрѣтенія, и Ной ограничился самымъ необходимымъ—обработкой земли для пріобрѣтенія хлѣба насущнаго. Земля благодарно отвѣчала на его трудъ, и онъ обратилъ вниманіе на растеніе, плоды котораго, утоляя отчасти голодъ, утоляли еще и жажду. Сокъ, выжатый изъ виноградныхъ ягодъ, составляетъ пріятное и здоровое питье. Особенно онъ драгоцѣненъ тѣмъ, гдѣ вода естественныхъ водоемовъ, заключая въ себѣ примѣси разныхъ растворившихся въ ней веществъ, непріятна на вкусъ и не безвредна для здоровья1. Подвергшись броженію, онъ превращается въ вино, которое возбуждаетъ жизнедѣятельность человѣческаго организма, а принятое въ излишнемъ количествѣ подавляетъ ее. Все это пришлось Ною извѣдать на опытѣ. Здѣсь случилось съ праведникомъ преткновеніе, какъ это вообще бывало съ людьми и прежде, и послѣ, когда они, увлекшись какимъ-либо пріобрѣтеніемъ внѣшней культуры, полезнымъ для одного тѣла, незамѣтно становятся на путь, ведущій къ подчиненію духа чувственному началу. „Ной, говоритъ бытописатель, выпилъ вина и опьянѣлъ, и лежалъ обнаженнымъ въ шатрѣ своемъ“. Толкователи объясняютъ это тѣмъ, что Ной не зналъ силы вина, и ему первому пришлось испытать ее. Но этимъ объясняется только печальный результатъ, не-

__________________________

1 Позволительно предположить, что послѣ переворота, испытаннаго поверхностью земли отъ страшнаго наводненія, она на первыхъ порахъ была очень бѣдна совершенно чистою прѣсною водою.

392

 

 

ожиданный для самого Ноя, и оставляется открытымъ вопросъ: что же побудило Ноя выпить вина въ количествѣ, очевидно большемъ того, какое потребно для простого утоленія жажды? Объяснить послѣднее можно не иначе, какъ предположеніемъ, что, испытавъ пріятное состояніе послѣ умѣреннаго принятія вина, онъ увлекся, пожелалъ увеличить удовольствіе и незамѣтно переступилъ мѣру1. Это было во всякомъ случаѣ паденіе праведника, возможность (и дѣйствительность) котораго обусловливалась тѣмъ, что Ной, хотя былъ и праведникъ, но человѣкъ, носившій въ себѣ наслѣдіе первороднаго грѣха, и потому не свободный отъ человѣческихъ слабостей. Но велико различіе между паденіемъ перваго праотца людей и паденіемъ второго праотца, какъ по существу того и другого, такъ и по ихъ послѣдствіямъ. Адамъ, вышедшій совершенно чистымъ изъ рукъ Создателя, нарушилъ прямую заповѣдь Божію, поставилъ свою волю выше воли Божіей, вступилъ въ союзъ съ противникомъ Бога (сатаною); Ной не нарушилъ никакой прямой заповѣди, онъ только обнаружилъ моральную слабость на почвѣ уже поврежденной грѣхомъ природы человѣческой. Послѣдствія перваго паденія, какъ мы видѣли, измѣнили всю судьбу рода человѣческаго, и устраненіе ихъ требовало, кромѣ безпримѣрнаго снисхожденія любви Божіей къ человѣку, борьбы и страданій во всѣ прошедшія и будущія тысячелѣтія земной жизни человѣка. Паденіе Ноя отразилось только на немъ самомъ—угры-

_________________________

1 I. Златоустъ по поводу опьяненія Ноя говоритъ между прочимъ, что „праведникъ этотъ находился въ печали и уныніи, видя себя въ такой пустынѣ и имѣя предъ своими глазами поверженные трупы и людей, и скотовъ, и звѣрей, и землю, содѣлавшуюся общимъ для всѣхъ гробомъ“, и что „чувствуя великую скорбь, хотѣлъ получить отъ того утѣшеніе“ (Указ. изд. твор. Т. 4, стр. 299). Этимъ въ сущности подтверждается наше предположеніе о томъ, что Ной употребилъ вино въ излишнемъ количествѣ не для утоленія жажды, а увлекаемый тѣмъ пріятнымъ (утѣшительнымъ) дѣйствіемъ, какое оно оказывало на него.

393

 

 

зеніями совѣсти, мучительнымъ чувствомъ стыда и раскаянія; оно же открыло ему глаза на мятежный нравъ одного изъ его сыновей и на печальное положеніе потомковъ послѣдняго среди потомства его братьевъ. И увидѣлъ Хамъ, отецъ Ханаана, наготу отца своего и вышедши (изъ шатра) разсказалъ двумъ братьямъ своимъ. Симъ же и Іафетъ, взявши одежду и положивъ ее на плеча свои, пошли задомъ и покрыли наготу отца своего; лица ихъ были обращены назадъ, и они не видали наготы отца своего. Ной проспался отъ вина своего и узналъ, что сдѣлалъ надъ нимъ меньшій сынъ его. И сказалъ: проклятъ Ханаанъ; рабъ рабовъ1  будетъ онъ у братьевъ своихъ“. Повѣствованіе это, наглядно раскрывающее грубую нескромность, легкомысліе и непочтительность Хама (что препятствовало ему самому прикрыть наготу отца или по крайней мѣрѣ промолчать объ его положеніи?) и по истинѣ трогательную, цѣломудренную почтительность къ отцу со стороны Сима и Іафета, оставляетъ въ то же время многое догадкѣ читателя. Кто здѣсь разумѣется подъ. „меньшимъ сыномъ“ Ноя: Хамъ ли, поступокъ котораго выше описанъ, но который какъ будто остался безнаказаннымъ, или Ханаанъ, который тотчасъ за симъ проклинается, какъ бы совершившій тяжкое преступленіе? Нужно замѣтить, что на библейскомъ языкѣ слово сынъ имѣетъ широкое значеніе и иногда прилагается къ внуку2, даже вообще къ потомкамъ. Нѣтъ никакихъ твердыхъ основаній считать Хама младшимъ сыномъ Ноя. Сыновья Ноя нѣсколько разъ перечисляются Бытописателемъ, и нигдѣ Хамъ не поставленъ на послѣднемъ мѣстѣ. Въ расположеніи родословій въ 10 главѣ Быт. Мойсей отступилъ

________________________

1 Выраженіе: рабъ рабовъ, указываетъ на самый тягостный видъ рабства: быть непосредственнымъ рабомъ господина и рабомъ слуги его—далеко не одно и то же.

2 Лаванъ, внукъ Нахора, названъ его сыномъ, Быт. 29, 5; 24, 15; 27, 43.

394

 

 

отъ обычнаго у него порядка въ перечисленіи, но и здѣсь Хамъ поставленъ въ срединѣ между Іафетомъ и Симомъ. Если, какъ мы видѣли1, братья иногда перечисляются не по старшинству, а по достоинству, и если Хамъ былъ старшимъ сыномъ, а Симъ среднимъ, то понятно, почему при перечисленіи братьевъ Симъ всегда стоитъ впереди Хама. Но если бы Хамъ былъ младшимъ сыномъ, то было бы совершенно непонятнымъ оказываемое ему предпочтеніе предъ Іафетомъ. Приходится думать, что подъ „меньшимъ сыномъ“ разумѣется не Хамъ, а сынъ его Ханаанъ2. Не менѣе труденъ для рѣшенія вопросъ, почему проклятію подвергся не Хамъ, а Ханаанъ, хотя по прямому смыслу текста виновность перваго несомнѣнна. Въ объясненіе этого приводятъ то, что Хамъ въ числѣ прочихъ получилъ благословеніе Божіе по выходѣ изъ ковчега, и человѣкъ не могъ проклинать того, кого благословилъ Богъ. Но проклятіе Ноя было, очевидно, не обыкновенное человѣческое проклятіе, а пророческое, т. е. Божіе; устами Ноя проклялъ Самъ Богъ, почему все и сбылось такъ, какъ сказано Ноемъ3. Самъ же Богъ можетъ дать благословеніе и затѣмъ лишить его и даже подвергнуть проклятію. Въ началѣ Богъ благоволительно воззрѣлъ на все Свое твореніе, т. е., благословилъ (Быт. 1, 31); а потомъ онъ проклялъ землю за грѣхъ Адама. Говорятъ еще, что наказаніе обращено на сына для того, чтобы усугубить его силу для отца. Можетъ быть, для иного отца это и было бы такъ, но по отношенію къ Хаму сомнительно: у кого

__________________________

1 Стр. 354—5. Примѣч.

2 Это допускалъ Оригенъ. Selecta in Genesim. 33. Migne. Patrol. T. XII, col. 107—110.

3 Митр. Филаретъ замѣчаетъ: „содержаніе словъ Ноя и послѣдовавшій опытъ показываютъ, что въ нихъ заключается судъ не столько человѣческій, сколько Божій, и не простыя желанія, но силою Духа Божія облеченныя предсказанія“. Записки на кн. Бытія. Стр. 17 (2‑й счетъ).

395

 

 

сердце черство по отношенію къ родителямъ, оно черство и по отношенію къ дѣтямъ. Притомъ же было бы согласнѣе съ идеей правды увеличить наказаніе для виновнаго само по себѣ, а не усиливать его перенесеніемъ на лицо, не участвовавшее въ преступленіи. Св. Іоаннъ Златоустъ, который приводитъ оба разсмотренныя нами объясненія проклятія Ханаана, самъ находитъ ихъ какъ бы недостаточными и допускаетъ предположеніе, что Ханаанъ „понесъ наказаніе за собственные грѣхи“1. За какіе грѣхи—за прошедшіе или за будущіе? По толкованію митр. Филарета выходитъ, что Ной осудилъ Хама за совершенный имъ грѣхъ, а Ханаана за будущіе грѣхи его потомковъ2. Но немыслимо, чтобы кто-либо могъ бытЬ наказанъ за преступленіе, котораго еще не совершилъ3. Потомки Ханаана сами понесли наказаніе тогда, когда „мѣра беззаконій ихъ исполнилась“ (Быт. 15, 16). Если, какъ мы видѣли, подъ „меньшимъ сыномъ“ Ноя нельзя разумѣть Хама, а приходится думать, что тутъ подразумѣвается младшій въ то время потомокъ Ноя, т. е., Ханаанъ, младшій сынъ Хама; то объ немъ ясно сказано, что онъ понесъ наказаніе за совершенный имъ самимъ грѣхъ: „Ной, сказано, проспался отъ вина и узналъ, что сдѣлалъ надъ нимъ меньшій сынъ его“. Оригенъ со словъ одного іудея сообщаетъ преданіе (παράδοσις), что Ханаанъ первый увидалъ обнаженіе дѣда и сообщилъ объ этомъ отцу своему4. Имѣя въ виду невозможность удовлетворительно объяснить, почему вмѣсто виновнаго отца наказаніе обращено на сына, повидимому ни въ чемъ невиннаго, мы склонны думать, что это не „истолковательная выдумка“5, а

_________________________

1 Указ. твор., стр. 307.

2 Указ. соч., стр. 18.

3 Если бы это было возможно, то кто больше Адама до грѣхопаденія заслуживалъ бы наказанія?

4 Указ. соч. Тамъже.

5 Midrasisher Einfall. Fr. Delitzsch. Commentar üb. die Genesis. Leipzig. 1860. S. 280. Оригену хотя и казалось іудейское преданіе тоже „баснословнымъ“, однако же въ вышеприведенныхъ словахъ библейскаго текста онъ видитъ подтвержденіе его и считаетъ первымъ виновнымъ оскорбленія, нанесеннаго Ною, именно Ханаана.

396

 

 

именно преданіе, и, можетъ быть, очень древнее, восполняющее то, что почему-то отсутствуетъ въ священномъ библейскомъ текстѣ. Если же не такъ, то при объясненіи проклятія Ханаана нужно совсѣмъ устранить идею наказанія и видѣть въ немъ только пророческое предвидѣніе Ноя относительно будущей судьбы своихъ потомковъ. Когда Ной проснувшись догадался, въ какомъ прискорбномъ положеніи онъ находился, благодаря слабости, въ которую впалъ, имъ овладѣлъ стыдъ, а потомъ муки раскаянія. Сознаніе высоты своего положенія, какъ единственнаго человѣка, избраннаго Богомъ для сохраненія своего высшаго созданія на землѣ, и сопоставленіе его съ тѣмъ униженіемъ, которому подвергло его увлеченіе ласкающимъ чувственность напиткомъ, сдѣлали для него и чувство стыда, и чувствво раскаянія особенно жгучими. Но зато въ горнилѣ этихъ чувствъ и очистился духъ праведника1; такъ что когда онъ узналъ все, что произошло во время его безсознательнаго состоянія, умъ его тотчасъ озарился пророческой прозорливостью, которая дала ему возможность не только глубоко проникнуть въ душевную настроенность и оцѣнить нравственныя качества своихъ наличныхъ потомковъ (сыновей и внуковъ), но и пророчески указать основныя черты исторіи позднѣйшаго потомства, опредѣлившіяся особенностями духовной природы отдѣльныхъ родоначальниковъ этого потомства. Пораженный такъ ясно обнаружившейся нравственной несостоятельностью Хама, которая повидимому еще въ большей мѣрѣ успѣла открыться въ сынѣ его, Ханаанѣ, Ной прежде всего и гнѣвно предсказалъ будущее приниженное рабское положеніе потомковъ этого

__________________________

1 Ной, говоритъ митр. Филаретъ, конечно призналъ и стократно загладилъ свою погрѣшность“. Указ. соч. Ч. 2, стр. 17.

397

 

 

послѣдняго между потомками Сима и Іафета1. Затѣмъ съ утѣшеніемъ прозрѣлъ, что потомство богобоязненнаго Сима будетъ хранителемъ истиннаго боговѣдѣнія и богопочтенія (до времени). Прозрѣніе свое онъ выразилъ славословіемъ („благословенъ Господь Богъ Симовъ“) истинному Богу, въ Котораго крѣпко вѣровалъ Симъ, и при этомъ предсказалъ потомству его господство надъ потомствомъ Ханаана. Потомству почтительнаго Іафета онъ предсказалъ, во первыхъ, широкое распространеніе его по лицу земли, давшее ему возможность использовать разнообразные дары природы и развить въ себѣ способность приноровленія ко всякимъ условіямъ жизни на землѣ, во вторыхъ—преемство истиннаго боговѣденія, когда оно перестанетъ быть удѣломъ потомства Симова (такъ нужно понимать „вселеніе Іафета въ шатрахъ Симовыхъ"), и наконецъ, какъ и Симу, господство надъ Ханааномъ.

Итакъ уже въ самомъ семействѣ Ноя, какъ и въ семьѣ Адама, обозначились два теченія будущей человѣческой исторіи: одно по пути добра, другое въ сторону зла. Но теперешнее распаденіе человѣчества существенно различалось отъ допотопнаго какъ по своимъ основаніямъ, такъ и по послѣдствіямъ. Братоубійца Каинъ сообщилъ своему потомству такое направленіе, которое въ своемъ послѣдовательномъ развитіи повело къ полному подавленію сохранившихся въ человѣческой природѣ зачатковъ добра, къ рѣшительному отпаденію отъ Бога, къ отрицанію и забвенію Его, къ чисто-животной жизни подъ властію слѣпыхъ стихійныхъ силъ природы. Нравственно неуравновѣшенный, чуждый благородныхъ движеній души человѣческой, Хамъ сообщилъ своему потомству не рѣшительно злое и безбожное направленіе, способное подавить въ человѣкѣ всякую наклонность къ добру, а простую кичливость и легкомысліе, съ которыми оно забывало законы Божіи, увле-

_________________________

1 Судьбу эту отчасти раздѣлили и всѣ остальные потомки Хама поскольку на нихъ отразилась та же нравственная порча.

398

 

 

калось чувственностью, вдавалось во всякаго рода крайности, искажало религіозныя истины, но не забывало ихъ совсѣмъ и ни въ какомъ случаѣ не отрицало ихъ. Каиниты пришли къ безбожію, потомки Хама только къ суевѣрію. Когда же потомки Іафета и большая часть потомковъ Сима сдѣлались подражателями Хамова нечестія, на землѣ воспреобладало нечестіе суевѣрія, получившее названіе язычества. Язычники не шли по прямому пути немногихъ хранителей истиннаго благочестія, но и не устремились въ совершенно противоположную сторону. Если путь послѣднихъ есть прямая линія, то путь первыхъ—не другая прямая, идущая въ противоположную сторону, а кривая, которая рано или поздно должна была встрѣтиться съ прямой. Поэтому-то люди, предавшіеся языческому нечестію, и не обрѣчены на всеобщую гибель потопомъ или какъ-нибудь иначе подобно допотопнымъ безбожникамъ, а остались до „исполненія времени“ особаго рода дѣятелями всемірной исторіи и участниками въ планахъ Божественнаго домостроительства, имѣющаго цѣлію всеобщее1  спасеніе, какъ это мы видимъ изъ глубокаго прозрѣнія въ пути Промысла Божія у апостола Павла, который писалъ римскимъ христіанамъ изъ язычниковъ: „какъ вы нѣкогда противились Богу, а нынѣ спасены по причинѣ противленія израильтянъ; такъ и израильтяне нынѣ оказываютъ упорство по причинѣ вашего спасенія, чтобы и они спаслись. Ибо Богъ затворилъ всѣхъ въ противленіе, чтобы всѣхъ помиловать“. (Рим. 11, 30. 31);

Ной жилъ послѣ потопа 350 лѣтъ, доживъ до дней праправнука своего, Салы, въ потомствѣ Сима. Такимъ образомъ онъ закрылъ свои глаза уже тогда, когда увидѣлъ значительное размноженіе людей на землѣ, дававшее увѣренность не только въ сохраненіи рода человѣческаго, но и въ дальнѣйшемъ его размноженіи2.

___________________________

1 Т. е., не ограниченное какимъ-либо однимъ племенемъ или нѣсколькими.

2 Полагая, что въ трехъ поколѣніяхъ у каждой супружеской

399

 

 

Всей жизни его было 950 лѣтъ. На внѣшнемъ бытѣ его сыновей съ ихъ потомствомъ отразилось вліяніе допотопной культуры. Каждый изъ нихъ перенесъ изъ нея въ послѣпотопный міръ то, что соотвѣтствовало способностямъ его и особенному душевному складу. Благочестивый Симъ, какъ объ этомъ можно судить по исторіи его потомковъ и отчасти по метафорѣ, употребленной Ноемъ въ благословеніи Іафета (да вселится онъ въ шатрахъ Симовыхъ), предпочелъ родъ жизни, изобрѣтенный праведнымъ Авелемъ и продолженный, какъ нужно думать, Сиѳомъ. Этотъ родъ жизни, поставляющій человѣка въ ближайшее отношеніе не съ мертвою, а съ живою, одушевленною природою, съ наиболѣе сложными и высшими проявленіями ея силъ, съ одной стороны возбуждалъ духовную энергію, давалъ пищу уму и сердцу и съ другой—поддерживалъ въ человѣкѣ сознаніе его высшаго, господственнаго положенія въ чувственномъ мірѣ болѣе, чѣмъ примитивная дѣятельность земледѣльца, обращенная на предметы безвольные, не чувствующіе и неподвижные. Кромѣ того пастушескій бытъ, не прикрѣпляющій къ одному мѣсту, а напротивъ требующій передвиженій и не представляющій къ тому затрудненій, благопріятствовалъ сохраненію мирныхъ, братскихъ и свободныхъ отношеній между людьми и предохранялъ отъ многихъ пороковъ, скоро развивавшихся въ примитивныхъ осѣдлыхъ обществахъ. Необходимость для небольшого общества людей имѣть большія стада животныхъ, требующія обширныхъ пастбищъ, заставляла пастуховъ жить разсѣянно, отдѣльными семьями. Члены этихъ семействъ, связанные близкимъ кровнымъ родствомъ, имѣя общую собственность и одинаковый для всѣхъ кровъ подъ скромными шатрами, вели мирную, братскую жизнь подъ

_______________________

пары оставались въ живыхъ и доживали до старости 15—20 дѣтей обоего пола (и это очень немного при тогдашнемъ долголѣтіи), мы можемъ быть увѣрены, что Ной предъ смертію видѣлъ свое потомство въ количествѣ, отъ трехъ до четырехъ тысячъ человѣкъ.

400

 

 

главенствомъ старшаго въ родѣ (патріарха), власть котораго основывалась не на физической силѣ, а на уваженіи къ его отеческому старшинству и житейской опытности. Когда при нѣкоторой разнородности семьи возникало разногласіе, они не вступали въ кровавую борьбу, а предпочитали разойтись въ разныя стороны. Когда возникли раздоры между пастухами скота Авраамова и пастухами скота, Лотова, Авраамъ сказалъ Лоту: „не вся ли земля предъ тобою? Отдѣлись отъ меня. Если ты налѣво, то я направо, а если ты направо, то я налѣво“ (Быт. 13, 8. 9). И разошлись. Дѣйствительно, если осѣдлые люди враждовали и бились до смерти изъ-за обладанія прочными жилищами, обработанными полями и благоустроенными садами, то стоило ли пастухамъ вступать въ борьбу изъ-за того только, чтобы пробыть лишнюю недѣлю или двѣ на пастбищѣ, хотя бы и хорошемъ, но которое, все одно, будетъ вытравлено своимъ же скотомъ, и съ него придется уходить въ другое мѣсто? Такимъ образомъ пастушеская жизнь устраняла кровавыя распри, ожесточающія сердце человѣка. Та же подвижность обезпечивала свободу пастуховъ, спасала ихъ отъ порабощенія воинственными иноплеменниками. Лотъ, жившій въ Содомѣ и превратившійся въ полуосѣдлаго, взятъ былъ въ плѣнъ восточными завоевателями (Быт. 14, 12); а Исаакъ спокойно откочевалъ изъ земли филистимской, когда, увидалъ враждебное къ нему настроеніе воинственныхъ филистимлянъ (26, 15—23). Моисей убѣжалъ изъ Египта къ мадіанитянамъ, кочевавшимъ близь границы египетской, и былъ среди нихъ въ полной безопасности отъ могущественныхъ египтянъ, заставлявшихъ иногда подчиняться своей волѣ даже отдаленныя осѣдлыя племена Азіи1. Вообще, кочевая жизнь потомковъ Сима, долго предохранявшая ихъ отъ растлѣвающаго вліянія темныхъ сторонъ культуры, развивавшейся въ первичныхъ общественныхъ организа-

_________________________

1 Бругшъ. Исторія фараоновъ. Перев. Властова. Стр. 493.

401

 

 

ціяхъ на началахъ корысти и насилія, благопріятствовала сохраненію у нихъ въ наиболѣе чистомъ видѣ священнаго преданія, истинной религіи и возвышенной нравственности. Іафетъ, тоже сохранившій въ душѣ своей добрыя начала, отличавшія допотопныхъ „сыновъ Божіихъ“ отъ „сыновъ человѣческихъ“, воспринялъ всѣ виды культуры, какіе успѣли создать самые первые насельники земли. Потомки его были и пастухами, и земледѣльцами, и строителями городовъ, и изобретателями во всѣхъ родахъ искусства. Въ частности они заимствовали отъ своего родоначальника искусство кораблестроенія и вскорѣ довели его до такого совершенства, что, когда вавилонская катастрофа заставила человѣческое скопище разсѣяться, они свободно поплыли по морю къ островамъ и отдаленнымъ приморскимъ странамъ. Они далеко уклонились отъ колыбели рода человѣческаго и долго жили безъ близкаго соприкосновенія съ потомками Сима и Хама, развиваясь сами по себѣ и преуспѣвая въ матеріальномъ и духовномъ (но не религіозномъ) отношеніи. Хамъ, въ природѣ котораго наиболѣе проявила свое дѣйствіе неуничтожимая одними человѣческими силами грѣховная порча, который поэтому напоминалъ собою Каина, усвоилъ и передалъ своимъ потомкамъ по преимуществу культуру каинитовъ—земледѣліе, промышленность и военное ремесло. Въ этомъ удостовѣряютъ древнѣйшія данныя исторіи его потомковъ. Нельзя не обратить вниманія на какое-то загадочное, но едва ли случайное, сходство между родословіями каинитовъ и хамитовъ, какъ бы намекающее на внутреннее родство между послѣдними. Какъ въ родословіи каинитовъ, состоящемъ въ перечисленіи однихъ именъ Бытописатель остановилъ особенное вниманіе на одномъ лицѣ (Ламехѣ), сообщивъ нѣкоторыя характерныя подробности о немъ самомъ и его семьѣ; такъ и въ родословіи хамитовъ мы видимъ то же самое по отношенію къ Нимроду. Мы видѣли, что данныя, сообщенныя объ Ламехѣ, его женахъ и изобрѣтательныхъ сыновьяхъ,

402

 

 

указывали тотъ путь, которымъ пошла культура каинитовъ. Очевидно, и то, что сказано въ особенности о Нимродѣ, указываетъ на направленіе, которое съ самаго начала приняла матеріальная и духовная жизнь хамитовъ. „Нимродъ, говоритъ Бытописатель, былъ сильный звѣроловъ предъ Господомъ1, потому и говорится: сильный звѣроловъ предъ Господомъ, какъ Нимродъ. Царство его въ началѣ составляли: Вавилонъ, Эрехъ, Аккадъ и Халне въ землѣ Сеннааръ“ (10, 9. 10). Раннее (уже при внукѣ Хама) появленіе городовъ и царства удостовѣряетъ въ томъ, что потомки Хама съ самаго начала сдѣлались земледѣльцами и вели жизнь осѣдлую, большими сплоченными массами. Найдя болѣе или менѣе значительное пространство годной для воздѣлыванія земли, они останавливались, обстраивались, и жили въ такомъ количествѣ, какое могла пропитать площадь плодородной земли. Построеніе городовъ, т. е., укрѣпленныхъ мѣстъ, обусловленное необходимостью защищать собственность и жизнь, указываетъ на возникновеніе хищничества и враждебныхъ столкновеній между людьми, и прежде всего именно между хамитами, какъ первыми организаторами воинствующихъ дружинъ на землѣ послѣ потопа. Древнѣйшія царства на землѣ, если не всѣ, то большая часть, обязаны своимъ происхожденіемъ насильственному объединенію нѣсколькихъ отдѣльныхъ родовъ или племенъ какимъ-нибудь однимъ воинственнымъ родомъ подъ предводительствомъ его сильнаго и отважнаго главы. Такимъ главою несомнѣнно былъ Нимродъ, основатель перваго царства на землѣ послѣ потопа. О славѣ его, какъ „сильнаго звѣролова предъ Господомъ“, упомянуто не для опредѣленія постояннаго рода его жизни, а только въ удостовѣреніе его силы и отваги, развитыхъ, вѣроятно, въ молодости борьбою

_________________________

1 Выраженіе, свойственное библейскому языку; оно значитъ: сильный безъ примѣра между человѣками. Филаретъ. Указ. соч., стр. 28.

403

 

 

съ хищными животными1. Другоедревнѣйшеецарствоназемлѣбылоегипетское. Оно было основано, если не самимъ Мицраимомъ2, сыномъ Хама, то ближайшими потомками перваго. Такимъ образомъ первый шумъ оружія и кровавую борьбу для подчиненія людей своему господству внесли въ послѣпотопный міръ хамиты. Война создала рабство побѣжденныхъ побѣдителямъ. Не Симъ и Іафетъ, имѣвшіе господствовать надъ Ханааномъ, внесли въ міръ рабское состояніе людей, а сами хамиты создали его для себя на будущее время. Рабы грѣха по духу, они не сознавали, что насиліемъ надъ подобными себѣ они выковываютъ и для себя цѣпи матеріальнаго рабства. Уклонъ въ сторону преимущественно матеріальной жизни сдѣлалъ хамитовъ (какъ и каинитовъ) изобрѣтательными въ области житейскаго обихода, въ области предметовъ не только полезныхъ, но и ласкающихъ чувственность. Южная Месопотамія,—мѣсто, гдѣ развилась первоначальная характерная культура хамитовъ—кушитовъ,—сохранила много памятниковъ, свидѣтельствующихъ объ этомъ. Предметы, найденные въ тамошнихъ древнѣйшихъ могилахъ, показываютъ, что потомки Хама не только были знакомы съ изобрѣтеніемъ Ѳовела, но и расширили свои познанія въ металлургіи, научившись обработывать, кромѣ желѣза и мѣди, свинецъ, золото и бронзу3. Другіе памятники свидѣтельствуютъ о про-

_________________________

1 Охотиться на звѣрей Нимродъ могъ и въ зрѣломъ возрастѣ, даже будучи уже царемъ. Охота была однимъ изъ ы

любимыхъ развлеченій у древнихъ царей и героевъ. Барельефы, украшавшіе дворцы ассирійскихъ царей, нерѣдко изображаютъ сцены, относящіяся къ охотѣ послѣднихъ на львовъ. Vigouroux Dictionnaire de la bible. Paris. 1895. T. I, p. 898. 1195. 1163. Егоже. La bible et les decouvertes modernes… T. I, p. 267. Объэтомъже свидѣтельствуетъиживопись, украшавшаядворцывавилонскіеиизображавшаясценывойныиохоты. Fr. Lenormant. Manuel d'histoire ancienne de l'orient. T. 2, p. 270.

2 Еврейское названіе Египта и египтянъ Мицраимъ. Быт. 39, 1; 45, 20.

3 Lenormant. Указ. соч., т. 2, стр. 35.

404

 

 

цвѣтаніи строительнаго искусства, отчасти скульптуры и особенно искусства рѣзьбы по твердому камню (цилиндры съ надписями и печати)1. Древніе писатели упоминаютъ о тканяхъ изъ льна и шерсти и о знаменитыхъ изяществомъ работы и живостью цвѣтовъ коврахъ вавилонскихъ. Въ этомъ же родѣ проявили свою дѣятельность въ самое раннее время потомки Хама, и въ другихъ мѣстахъ—въ Египтѣ и въ Финикіи. Какъ подражатели Каина въ безбожномъ и безчеловѣчномъ отношеніи къ своему ближнему, предавшіеся исключительнымъ заботамъ объ удовлетвореніи только чувственныхъ потребностей, хамиты раньше всѣхъ утратили чистоту религіозныхъ представленій и нравственной жизни. Первый, названный въ библіи хамитскій городъ, Вавилонъ, былъ колыбелью язычества. Что былъ Іерусалимъ въ дѣлѣ сохраненія истинной вѣры въ Бога и распространенія ея по всей землѣ, то былъ Вавилонъ относительно распространенія языческаго суевѣрія. Соотвѣтственно грубой природѣ хамитовъ въ основѣ вавилонскаго язычества лежалъ „самый разнузданный и самый безстыдный натурализмъ“2. Начавши съ поклоненія Богу подъ образомъ свѣтилъ небесныхъ, которымъ почему-то приписали вліяніе на судьбу человѣка, счастливую и несчастную, хамиты вскорѣ перешли къ обоготворенію самыхъ предметовъ и силъ природы, къ грубому идолопоклонству, и кончили безобразнымъ, кровавымъ культомъ Молоха и религіознымъ освященіемъ разврата въ культѣ Билитъ, или Милитты (вавилонская Венера)… Но все же это только суевѣріе, жалкое, постыдное, оскорбляющее Бога и унижающее достоинство человѣческое, но суевѣріе, а не допотопное безбожіе. Въ „посланіи Іереміи“ къ іудеямъ, отводимымъ въ вавилонскій плѣнъ, идолопоклонство съ точки зрѣнія правовѣрнаго іудея представляется главнымъ образомъ какъ нѣчто жалкое и достойное посмѣянія. „Теперь вы

_____________________________

1 Тамъ же.

2 Тамъ же, стр. 258.

405

 

 

увидите въ Вавилонѣ боговъ серебряныхъ, золотыхъ и деревянныхъ, внушающихъ страхъ язычникамъ. Языкъ ихъ выстроганъ художникомъ, но они не могутъ говорить. Какъ будто для дѣвицы, любящей принарядиться, берутъ золото и приготовляютъ вѣнцы на головы боговъ своихъ. Бываетъ, что жрецы похищаютъ у боговъ своихъ золото и серебро и употребляютъ на себя самихъ; удѣляютъ изъ того и блудницамъ подъ ихъ кровомъ. Они (боги) не спасаются отъ ржавчины и моли, хотя облечены въ пурпуровую одежду. Они какъ бревно въ домѣ; сердце ихъ, говорятъ, точатъ черви и съѣдаютъ ихъ самихъ и одежду ихъ, а они не чувствуютъ. Тѣ, которые приготовляютъ ихъ, не бываютъ долговѣчны; какъ же произведенія ихъ могутъ быть богами? Они оставили по себѣ ложь и срамъ своимъ потомкамъ. Боги, какъ вороны между небомъ и землею; ибо и въ томъ случаѣ, когда бы загорѣлось капище боговъ деревянныхъ или оправленныхъ въ золото и серебро, жрецы ихъ убѣгутъ и спасутся, а они сами, какъ бревна въ срединѣ, сгорятъ. Ни отъ воровъ, ни отъ грабителей не могутъ охранить себя эти боги. Звѣри лучше ихъ; они скрываясь могутъ помочь себѣ. Какъ пугало въ огородѣ ничего не сбережетъ, такъ и ихъ боги. Равнымъ образомъ ихъ боги подобны терновому кусту въ саду, на которой садятся всякія птицы“. (Ст. 4, 7—11. 19, 46. 47. 54. 56. 67—70)… Въ силу такого существеннаго различія между нечестіемъ допотопнымъ и нечестіемъ послѣпотопнымъ послѣднее не довело людей до такого безнадежнаго состоянія, до какого довело ихъ первое. Хотя были моменты, когда весь родъ человѣческій готовъ былъ идти и даже прямо шелъ вслѣдъ за Хамомъ (какъ онъ до потопа пошелъ за Каиномъ); однако же послѣпотопные грѣшники не умирали духовно, не сдѣлались совершенно нечувствительными къ внушеніямъ свыше, къ знаменіямъ промыслительнаго дѣйствія Божія въ мірѣ и къ голосу своей собственной духовной природы, какъ сдѣлались нечувствительны каиниты и прочіе допотопные безбожники. Поэтому они,

406

 

 

не смотря ни на что, и сохранили въ себѣ способность къ воспринятію спасающей силы Божіей чрезъ „Сѣмя жены“ и къ возстановленію себя, по окончаніи земного времени, въ то состояніе, изъ котораго человѣкъ ниспалъ чрезъ грѣхъ Адама и въ которомъ онъ снова получитъ возможность выполнить свое первоначальное предназначеніе при сотвореніи міра.

 

Первый моментъ всеобщаго уклоненія послѣпотопнаго человѣчества на путь нечестія, вызвавшаго особенное воздѣйствіе Промысла Божія для вразумленія людей, имѣлъ мѣсто вскорѣ по размноженіи потомства Ноева до значительныхъ размѣровъ и извѣстенъ въ исторіи подъ именемъ столпотворенія вавилонскаго. Сообщивъ родословія сыновъ Ноя въ низходящей линіи,—въ родѣ Іафета до третьяго поколѣнія, въ родѣ Хама до четвертаго и въ родѣ Сима до седьмого (Быт. 10, 2. 3. 6. 7. 22. 24—26),—и замѣтивъ, что отъ этихъ потомковъ Ноевыхъ произошли всѣ племена и народы, населившіе землю послѣ потопа1, Бытописатель повѣствуетъ: „на всей землѣ былъ одинъ языкъ и одно нарѣчіе. Двинувшись съ востока, люди нашли въ землѣ Сеннааръ равнину и поселились здѣсь. И сказали другъ другу: надѣлаемъ кирпичей и обожжемъ ихъ огнемъ. И стали у нихъ кирпичи въ замѣну камней и земляная смола въ качествѣ извести. И сказали они: построимъ себѣ городъ и башню высотою до небесъ, и сдѣлаемъ себѣ имя, прежде нежели разсѣемся по лицу всей земли. И сошелъ Господь посмотрѣть

________________________

1 Замѣчаніе при имени Фалека, потомка Симова, что „во дни его раздѣлилась земля“ (ст. 15), т. е., произошло разсѣяніе людей, и то обстоятельство, что въ данномъ мѣстѣ родословіе Сима по главной линіи, т. е., по линіи, Фалека, далѣе не продолжено, даютъ основаніе къ заключенію, что родословія и другихъ сыновъ Ноевыхъ доведены до тѣхъ именно лицъ, при жизни которыхъ произошло разсѣяніе людей.

407

 

 

городъ и башню, которые строили сыны человѣческіе. И сказалъ Господь: вотъ одинъ народъ, и одинъ у всѣхъ языкъ; и вотъ что они начали дѣлать. И не отстанутъ они отъ того, что задумали дѣлать. Пойдемъ же и смѣшаемъ тамъ языкъ ихъ, такъ чтобы одинъ не понималъ рѣчи другого. И разсѣялъ ихъ Господь оттуда по всей землѣ, и они перестали строить городъ и башню. Посему дано имя городу: Вавилонъ; ибо тамъ смѣшалъ Господь языкъ всей земли“ (Быт. 11. 1—9). Въ этомъ сжатомъ библейскомъ повѣствованіи изображено событіе очень сложное и настолько важное, что послѣдствія его отразились на всей послѣдующей исторіи рода человѣческаго.

Послѣ того, какъ вода потопа перестала „усиливаться“ на землѣ, наиболѣе возвышенныя части суши выступили изъ-подъ нея довольно скоро. Но затѣмъ освобожденіе суши отъ воды происходило медленнѣе; болѣе низменныя части ея, особенно же долины большихъ рѣкъ еще довольно долго оставались подъ водою. Прошли десятки, можетъ быть, сотни лѣтъ, пока вода сошла и съ нихъ, и они обсохли. Поэтому размножающееся потомство Ноя потянулось съ армянской возвышенности сначала на юговостокъ, на обширное плоскогоріе Ирана1. Чрезъ нѣкоторое время, неизвѣстно, по какому побужденію2, вся масса людей двинулась на западъ и встрѣтила обширную рѣчную

_______________________

1 Этимъ простымъ и естественнымъ предположеніемъ устраняется недоумѣніе, какимъ образомъ люди, начавшіе размножаться послѣ потопа въ Арменіи, попали въ Тигро-Евфратскую долину не съ сѣвера, а съ востока. Съ устраненіемъ этого недоумѣнія падаетъ и основаніе гипотезы Ленормана, доказывающаго, что Араратъ, гдѣ остановился ковчегъ Ноя, нужно искать не въ Арменіи, а въ горной цѣпи Гинду-Куша или среди высотъ, гдѣ Индъ беретъ свое начало. Указ. соч. т. 1, стр. 31—6.

2 Можетъ быть, продолжавшееся поднятіе суши сопровождалось частыми землетрясеніями, особенно сильными въ странахъ, близкихъ къ выдвигавшимся тогда громадамъ Гималайскихъ горъ. Прав. Соб. 1906 г. май. Всемірный потопъ. Стр. 9.

408

 

 

долину, сравнительно недавно освободившуюся отъ воды, съ обильнымъ напластованіемъ осадочныхъ породъ, и потому необыкновенно плодородную и удобную какъ для земледѣлія, такъ и для скотоводства. Всѣ люди, сколько ихъ было тогда, остановились здѣсь и стали жить, продолжая размножаться и устраивая свой внѣшній бытъ примѣнительно къ мѣстнымъ условіямъ. Земледѣльцы, стремившіеся къ устойчивой осѣдлости, т. е., главнымъ образомъ хамиты1, тотчасъ сдѣлали важное изобрѣтеніе—дѣлать кирпичи вмѣсто камней, которыхъ не было въ намывной почвѣ долины, и научились строить себѣ прочныя жилища. Симиты раскинули свои шатры по тучнымъ пастбищамъ; а потомки Іафета, приспособляясь къ тому и другому роду жизни, вѣроятно, сдѣлали еще поприщемъ своей дѣятельности двѣ многоводныя рѣки, плавая по нимъ изъ конца въ конецъ и извлекая изъ нихъ себѣ пропитаніе. Всѣ люди представляли изъ себя какъ бы одну большую семью, говорили однимъ языкомъ, жили одними преданіями, говорившими имъ объ ихъ братствѣ плотскомъ и духовномъ, имѣли одинаковыя, повидимому, стремленія къ устроенію своего земного благополучія. Живя вмѣстѣ, они представляли собою силу, завладѣвшую землею. Могучіе и кровожадные представители животнаго царства, напуганные сильными звѣроловами, подобными Нимроду, почтительно отступали въ окрестныя пустыни. Люди могли бы жить здѣсь благополучно и долго, пока не наполнили бы страну. Тогда избытокъ населенія сталъ бы спокойно и мирно переселяться на новыя мѣста. Но грѣхъ, живущій въ природѣ человѣка, не замедлилъ проявить свое губительное дѣйствіе. Тутъ съ поразительной ясностью обнаружилъ свою силу грѣховный законъ человѣческой жизни, указанный нами при опредѣленіи общаго характера библейскихъ фактовъ, изъ которыхъ слагалась

_________________________

1 Во всякомъ случаѣ не пастухи-семиты, которымъ не нужны были каменныя постройки.

409

 

 

начальная исторія человѣчества послѣ грѣхопаденія, именно: корень человѣческихъ бѣдствій лежитъ въ злѣ нравственномъ, которое не только не ослабѣваетъ съ улучшеніемъ внѣшняго быта людей, но и усиливается; такъ что, чѣмъ болѣе люди прилѣпляются душою къ чувственной природѣ, забывая Бога и свою духовную природу, тѣмъ съ большею силою дѣйствуетъ зло нравственное и разрушаетъ ихъ благополучіе1. Люди обосновавшіеся въ землѣ Сеннааръ, (Тигро-Ефратская долина), рѣшили: давайте, построимъ городъ и башню высотою до неба, и сдѣлаемъ имя наше славнымъ, прежде нежели разсѣемся по землѣ (вѣрнѣе, по переводу Филарета: чтобы намъ не разсѣяться по землѣ)… и стали строить. Богъ воспрепятствовалъ этому предпріятію „смѣшеніемъ“ языка людей, и они стали поспѣшно расходиться изъ Сеннаара по всѣмъ странамъ свѣта.

Что такое въ сущности тутъ произошло? Что за странную постройку предприняли люди? И противъ чего собственно Промыслъ Божій употребилъ такую чрезвычайную мѣру, какъ смѣшеніе языка и разсѣяніе людей? Къ рѣшенію этихъ вопросовъ можетъ приблизить насъ только сопоставленіе того, что извѣстно намъ относительно потомковъ Ноя раньше разсматриваемаго событія, съ тѣмъ, что извѣстно изъ исторіи человѣчества послѣ этого событія. Одинъ изъ сыновей Ноя, какъ мы видѣли, оказался мятежнымъ. Изъ оскорбителя отца Хамъ въ своемъ потомствѣ, унаслѣдовавшемъ его нравъ, сдѣлался оскорбителемъ Бога, какъ объ этомъ засвидѣтельствовала вся послѣдующая исторія хамитовъ. Особенное вниманіе обращаетъ на себя одинъ изъ ближайшихъ потомковъ Хама, Нимродъ. Личность его отчасти уже обрисована выше, и сама собою возникаетъ мысль, что онъ былъ главнымъ дѣйствующимъ лицомъ въ Сеннаарской исторіи. „Сей, говорится о немъ, началъ быть силенъ на землѣ“ (10, 8). Это значитъ,

______________________

1 Начальныя черты исторіи рода человѣческаго послѣ грѣхопаденія. Стр. 316.

410

 

 

что послѣ потопа онъ былъ первымъ властелиномъ, утвердившимъ свое господство надъ людьми. Иначе это и понять нельзя; потому что, послѣ упоминанія о его славѣ, какъ знаменитаго звѣролова, говорится объ его царствѣ, основанномъ очевидно имъ самимъ. Царство его обнимало весь наличный родъ человѣческій, который былъ сгруппированъ тогда на небольшомъ сравнительно пространствѣ. Предполагая съ вѣроятностью, что онъ унаслѣдовалъ нравственныя черты своего дѣда, Хама1, и принимая во вниманіе послѣдующую мрачную культуру хамитовъ, культуру крови и желѣза,—мы можемъ видѣть въ Нимродѣ какъ бы послѣпотопнаго Ламеха, представителя гордой человѣческой силы, безумно дерзающей соизмѣрять себя съ необъятной силой Божіей (4, 24). Онъ былъ первымъ въ ряду тѣхъ царей, одинъ изъ которыхъ впослѣдствіи богохульствовалъ: „взойду на небо, выше звѣздъ Божіихъ воздвигну престолъ мой, и сяду на горѣ въ сонмѣ боговъ. Взойду на высоты облачныя, буду подобенъ Всевышнему“ (Иса. 14, 13. 14). I. Флавій, распространяющій библейское повѣствованіе о столпотвореніи, можетъ быть, на основаніи сохранившагося у іудеевъ древняго преданія, если не передаетъ дѣйствительные факты, то во всякомъ случаѣ ярко характеризуетъ личность Нимрода, и его значеніе въ сеннаарскомъ событіи, когда говоритъ: „Нимродъ, внукъ Хама, былъ тотъ человѣкъ, который научилъ людей презирать Бога. Этотъ человѣкъ, сколько храбрый, столько же и дерзкій убѣдилъ ихъ, что они обязаны всѣмъ своимъ счастіемъ собственнымъ силамъ, а не Богу2. И такъ какъ онъ желалъ власти и хотѣлъ

__________________________

1 Духъ Хама выраженъ въ его (Нимрода) имени. По убѣжденію Вигуру слово „нимродъ“ ассирійскаго образованія, и значитъ „мятежный“. Указ. соч. т. 1, стр. 305.

2 Характерное воззрѣніе для всѣхъ потомковъ Хама, плотскихъ и духовныхъ, т. е., всѣхъ матеріалистовъ, древнихъ и новыхъ, подавляющихъ въ себѣ духовное, идеально-человѣческое начало плотскимъ, животнымъ.

411

 

 

побудить ихъ избрать его своимъ царемъ и оставить Бога, онъ предлагалъ имъ свое покровительство противъ Бога, если бы Онъ сталъ угрожать имъ новымъ потопомъ. Онъ предложилъ имъ для этой цѣли построить башню, столь высокую, чтобы не только воды потопа не могли возвыситься до нея, но и чтобы можно было отомстить (Богу) за смерть своихъ отцовъ1. Оставляя въ сторонѣ невѣроятное и наивное предположеніе, что громадная масса людей могла расчитывать чрезъ построеніе одной башни предохранить себя отъ потопа2 и даже какимъ-то образомъ отомстить Богу, нельзя не обратить вниманія на то, что іудейскій историкъ, несомнѣнно знакомый съ преданіями своего народа и имѣвшій въ рукахъ сочиненія (для насъ утраченныя) многихъ древнихъ писателей, заключавшія въ себѣ, можетъ быть, преданія всего востока, положительно считаетъ Нимрода строителемъ башни вавилонской и поставляетъ это событіе въ связь съ основаніемъ перваго государства на землѣ послѣ потопа3.—Оказавшись въ богатомъ дарами природы Сеннаарѣ, хамиты, по свойственной имъ преимущественно наклонности, со всею жадностію устремились къ устроенію своего матеріальнаго благополучія. Наиболѣе сильный родъ ихъ съ способнымъ и отважнымъ начальникомъ во главѣ, каковымъ могъ быть именно Нимродъ, не довольствуясь тѣмъ, что можно было добывать личнымъ трудомъ, пожелалъ увеличить свое благополучіе на счетъ чужого труда. Зародившееся такимъ образомъ хищническое настроеніе повело къ насильственному подчиненію однимъ родомъ многихъ другихъ родовъ, а затѣмъ и всѣхъ, жившихъ осѣдло и кочевав-

__________________________

1 Древности іудейскія. Кн. 1, гл. VI. 2.

2 Въ основѣ этой идеи лежитъ, вѣроятно, тотъ фактъ, что прирѣчные жители въ огражденіе своихъ жилищъ отъ потопленія разливами большой рѣки строили свои капитальныя зданія на искусственныхъ возвышеніяхъ.

3 Блаж. Августинъ виновникомъ грѣховнаго предпріятія прямо называетъ Нимрода. De civitate Dei. Lib. XVI. 4.

412

 

 

шихъ на ограниченномъ пространствѣ междурѣчія. Такъ образовалось примитивное государство, заключавшее въ себѣ всѣ зловредные зародыши будущей мрачной культуры хамитовъ. Семиты и іафетиды, жившіе раздробленно, не могли воспротивиться силѣ хамитовъ и поневолѣ привлекались къ участію въ ихъ суетныхъ замыслахъ и предпріятіяхъ. Можно думать однако, что чрезъ нѣкоторое время у нихъ явилось желаніе вырваться изъ тисковъ хамитской тиранніи, и мысль о возможности „разсѣянія“, т. е. ухода изъ Сеннаара въ какую-нибудь другую отдаленную страну, уже начала бродить между ними. Можетъ быть, были уже признаки обособленія и сосредоточенія семитовъ въ нѣкоторомъ отдаленіи отъ средоточія хамитовъ, въ сѣверовосточномъ углу Месопотаміи, гдѣ Тигръ, оставляя горы, выходитъ на равнину. На это есть намекъ въ сообщеніи Бытописателя, что изъ царства Нимродова „вышелъ Ассуръ и построилъ Ниневію“1  (10, 11). Подъ Ассуромъ здѣсь разумѣется или самъ сынъ Симовъ, или его потомки (10, 22. Сн. Иса. 19, 23). Очень вѣроятно, что Бытописатель упомянулъ здѣсь о томъ, что случилось уже послѣ вавилонской катастрофы; но нѣкоторые признаки такого движенія семитовъ могли быть замѣтны и ранѣе. Нимродъ и воспреобладавшіе вмѣстѣ съ нимъ его единоплеменники, чтобы упрочить свое господство надъ всѣми людьми, рѣшили создать средоточіе и опорный пунктъ своей силы—построить городъ, т. е., каменную твердыню. Отсюда они могли предпринимать походы противъ непокорныхъ имъ родовъ и племенъ, желавшихъ порвать всякую связь съ ними, оставивъ старыя мѣста поселенія и удалившись на новыя (такъ можно понимать слова: „чтобы намъ не разсѣяться“); здѣсь же они могли собирать и хранить свои богатства, оружіе, военные припасы и защищаться въ случаѣ враждебнаго нападенія на нихъ самихъ2. Но замыслы

____________________________

1 Ниневія впослѣдствіи стала соперницей Вавилона.

2 Выраженіе: „и сказали они (люди): построимъ себѣ городъ“, нѣтъ необходимости понимать въ томъ смыслѣ, что всѣ люди, жившіе

413

 

 

гордаго Нимрода и его сподвижниковъ не ограничивались этимъ. Въ упоеніи своей силы и обольщаемые возможностью посредствомъ массы покорныхъ имъ людей созидать не только то, что практически-полезно, но и то, что удовлетворяетъ только грубому тщеславію, они вздумали еще построить „башню высотою до небесъ“1, чтобы сдѣлать себѣ имя“. Сколь ни страннымъ представляется замыслъ построить какую-то чудовищную башню, но подобная фантазія не безпримѣрна въ человѣческой исторіи, или, говоря точнѣе—она явилась первымъ примѣромъ, которому люди подражали впослѣдствіи и, можно сказать, подражаютъ доселѣ. Ниже будетъ упомянуто объ особенныхъ памятникахъ вавилоно-ассирійскаго строительства, наводящихъ на мысль объ ихъ историческомъ родствѣ съ замысломъ первыхъ сеннаарскихъ строителей. Здѣсь же обратимъ

_______________________

въ Сеннаарѣ, пожелали построить городъ; его можно относить и къ части людей, жившихъ тамъ. Такъ мысль дѣлать кирпичи („и сказали люди другъ другу: надѣлаемъ кирпичей“) принадлежала конечно не семитамъ-кочевникамъ, жившимъ въ шатрахъ, а главнымъ образомъ, если не исключительно земледѣльцамъ-хамитамъ; такъ и рѣшеніе построить городъ могло принадлежать только имъ же.]]

1 „Это есть напряженное (усиленное) выраженіе огромности не безпримѣрное у евреевъ“, поясняетъ митр. Филаретъ (Указ. соч., стр. 39). Юліанъ-отступникъ, чтобы осмѣять библейскую исторію столпотворенія, принималъ слова: „высотою до неба“ въ буквальномъ смыслѣ и говорилъ, пуская стрѣлы своего остроумія въ пустое пространство, что, еслибы весь родъ человѣческій принялся строить такое зданіе, если бы онъ истощилъ всѣ камни и превратилъ въ кирпичи всю глину земли, онъ никогда бы не воздвигъ башню высотою до неба, даже если бы сдѣлалъ ее тонкою, какъ нитка… На это св. Кириллъ Александрійскій отвѣчалъ ему, что Моисей употребилъ выраженіе обыденной рѣчи, и что въ другихъ мѣстахъ свящ. Писанія это выраженіе просто означаетъ чрезвычайную высоту. Въ подтвержденіе послѣдняго онъ приводитъ Псал. 106, 26 (Contra Julianum. Lib. IV. 135: и 137). Еще болѣе подходитъ въ данномъ случаѣ слѣдующее мѣсто изъ кн. Второзаконія. Соглядатаи, посланные Моисеемъ осмотрѣть землю Ханаанскую, которую евреямъ предстояло завоевать, трусливо говорили: „народъ тамъ многочисленнѣе и выше насъ ростомъ, города большіе и съ укрѣпленіями (т. е., съ башнями) до небесъ“. (1, 28).

414

 

 

вниманіе на аналогичное явленіе въ другомъ древнѣйшемъ хамитскомъ государствѣ, въ Египтѣ. Что такое представляютъ собою знаменитыя пирамиды, эти зданія, поражающія сколько своею изумительною величиною, столько же и загадочнымъ происхожденіемъ и значеніемъ? Какое впечатлѣніе онѣ производятъ на современнаго просвѣщеннаго человѣка, видно изъ словъ русскаго путешественника, д‑ра Елисеева, который при взглядѣ на чудовищные памятники Египта невольно припоминалъ „башню вавилонскую“ и поражался „необъятной пучиной человѣческой гордыни, которая даже во времена электричества и пара не такъ велика, какъ въ первые вѣка примитивныхъ культуръ древняго міра“. Отъ этихъ построекъ по его словамъ „вѣетъ тиранніей власти и гордостью тиранновъ“1. Ключъ къ разгадкѣ основного побужденія, которому обязаны своимъ происхожденіемъ такія сооруженія, какъ пирамиды, даетъ Геродотъ, живописно изображающій до безумія страстное стремленіе египетскихъ владыкъ оставить памятники своего могущества. Самую большую пирамиду, какъ извѣстно, построилъ Хеопсъ. Трудно было превзойти его какимъ-либо памятникомъ, а хотѣлось. И вотъ одинъ изъ послѣдующихъ фараоновъ, котораго Геродотъ называетъ Азихисомъ, какъ бы говоря себѣ: не великое дѣло построить громадную пирамиду, ломая готовые камни изъ горъ,—рѣшился построить пирамиду изъ илу, залегавшаго на днѣ озера. Для этого опускали въ воду шесты, приставшій къ концамъ ихъ илъ собирали, дѣлали изъ него кирпичи и строили пирамиду. На пирамидѣ гордая надпись: „не сравнивай меня съ каменными пирамидами, ибо я превосхожу ихъ столько же, сколько верховный Богъ превосходитъ прочихъ боговъ. Опускали шестъ въ озеро…“ и проч.,—передается вышеизложенная исторія постройки пирамиды2. Очевидно, этотъ позднѣйшій „Нимродъ“ полагалъ удов-

________________________

1 Русскій Вѣстн. 1886 г. сент. На берегахъ Нила. Стр. 223—4.

2 Повѣствованія. Кн. II. 128. Перев. Нартова. Т. 1, стр. 225.

415

 

 

летвореніе своего тщеславія не въ томъ, чтобы построить башню до небесъ, а въ томъ, что онъ извлекъ ее на поверхность земли, такъ сказать, изъ преисподней (со дна озера)… Можетъ быть, Богъ и не оставлялъ безъ наказанія подобныхъ честолюбцевъ за такое злоупотребленіе находящимися въ ихъ распоряженіи силами и средствами. И если исторія ничего не знаетъ объ этомъ, то, вѣроятно потому, что то, что совершалось въ Египтѣ или въ Индіи, или въ иномъ мѣстѣ, было явленіемъ частнымъ и по своимъ послѣдствіямъ для всего рода человѣческаго не могло равняться съ тѣмъ, что совершалось въ Сеннаарѣ. Сеннаарскіе строители говорили: „сдѣлаемъ себѣ имя“ (извѣстность, славу)1. Объ этомъ заботились и позднѣйшіе вавилонскіе строители. Они снабжали построенныя ими зданія горделивыми надписями, въ которыхъ широковѣщательно перечисляли свои заслуги и подвиги. Въ надписи Навуходоносора, описывающей построеніе имъ колоссальнаго храма, между прочимъ значится, что онъ „написалъ славу своего имени“ на фризахъ сводовъ храма2. Такимъ образомъ сеннаарская „башня до небесъ“, равно какъ и подражанія ей—позднѣйшія ассировавилонскія постройки, пирамиды египетскія, колоссъ Родосскій и даже нѣкоторыя сооруженія новѣйшаго времени3, суть истинныя зданія тщеславія,

_________________________

1 „Строить городъ и столпъ понуждали ихъ гордость и высокомѣріе“, говоритъ св. Ефремъ Сиринъ. Твор. 7. 8. стр. 325.

2 Vigouroux. Указ. соч. т. I, стр. 345.

3 Съ успѣхами современной внѣшней культуры, въ основаніи своемъ глубоко матеріалистической, направленной къ собиранію сокровищъ исключительно на землѣ (вопреки заповѣди Христа Матѳ. 6, 19—21), люди опять начали проникаться горделивымъ чувствомъ своей силы, стремясь проявить ее въ предпріятіяхъ, не имѣющихъ ничего общаго съ истиннымъ человѣческимъ благомъ. Съ развитіемъ техники вообще и въ частности искусства строить изъ желѣза люди какъ бы обрадовались возможности возводить колоссальныя постройки и стали, изъ одного тщеславія, на удивленіе самимъ себѣ, строить фантастическія зданія. Не одному ли хамитскому тщеславію обязаны своимъ

416

 

 

обязанныя своимъ происхожденіемъ сошедшей съ разумнаго пути человѣческой дѣятельности. Въ дѣйствительности они,—если сравнить ихъ съ дѣломъ рукъ Божіихъ, которое у всѣхъ предъ глазами: съ звѣзднымъ небомъ, съ самой землей, даже только съ ей; горными высотами, и проч.,—ничтожны до смѣшного. Но тѣмъ неизвинительнѣе, тѣмъ грѣховнѣе суетность, породившая их. Грѣховность сеннаарскаго предпріятія заключалась въ томъ, что въ строителяхъ необычайной башни проявлялось стремленіе поставить свое „имя“ рядомъ съ тѣмъ Именемъ, предъ которымъ единственно должны преклоняться и небо, и земля, и преисподняя (Филип. 2, 10). Здѣсь въ начальномъ видѣ, но съ задатками къ дальнѣйшему развитію, открылось то заблужденіе, которое состоитъ въ исканіи иного бога, кромѣ Бога, и которое впослѣдствіи составило душу всѣхъ видовъ язычества.—И такъ сущность сеннаарской исторіи, нужно думать, заключалась въ томъ, что значительно уже размножившееся послѣ потопа человѣчество подпало подъ исключительное вліяніе хамитовъ, своихъ худшихъ представителей. Послѣдніе, пользуясь своимъ матеріальнымъ преобладаніемъ, образовали изъ всего человѣческаго рода примитивное государство со всѣми задатками послѣдующей нечестивой хамитской культуры, грозившей на самыхъ же первыхъ порахъ изгнать изъ жизни людей все идеальное и святое, извратить религіозное и нравственное чувство, исказить вѣру въ Бога и уничтожить память объ обѣтованномъ „Сѣмени жены“, какъ единственномъ залогѣ спасенія людей отъ вѣчной погибели. Нужно было дать иное теченіе жизни человѣческой; нужно было сдержать, ограничить развитіе дурного начала въ человѣческой природѣ подъ хамитской тиранніей и дать возможность и время проявиться лучшимъ стремленіямъ, таившимся

_______________________

происхожденіемъ такія сооруженія, какъ поражающія своего величиною—статуя свободы, (отъ кого и отъ чего?) въ Нью-Іоркѣ и башня Эйфеля въ Парижѣ?

417

 

 

въ душѣ потомковъ Сима и Іафета. Наступилъ опять моментъ сверхъестественнаго воздѣйствія Промысла Божія на жизнь человѣка, тотъ моментъ, когда силы послѣдняго оказываются недостаточными для противодѣйствія могущественному злу. Это воздѣйствіе (какъ и всегда) не нарушало свободы человѣческой (понимаемой въ надлежащемъ, не сатанинскомъ смыслѣ)1; потому что, отвѣчая законному желанію однихъ, оно только поставило преграду насилію со стороны другихъ: поработителей Богъ оставилъ безъ порабощенныхъ, а порабощенныхъ избавилъ отъ поработителей. Когда люди съ усиліемъ, достойнымъ лучшаго дѣла, трудились надъ сооруженіемъ гигантскаго столба,—одни добровольно, поощряемые чувствомъ тщеславія, другіе подневольно и съ ропотомъ,—и уже довели постройку до весьма значительной высоты (какъ говоритъ преданіе), Богъ „смѣшалъ ихъ языкъ“, люди заговорили на разныхъ языкахъ и перестали понимать другъ друга. Вѣроятно, процессъ распаденія языка не былъ длительнымъ; оно произошло мгновенно, и не во время перерыва работы, а въ самый разгаръ ея, почему и произвело потрясающее впечатлѣніе. Нѣтъ необходимости думать, что каждый отдѣльный человѣкъ заговорилъ своимъ особымъ языкомъ. Достаточно предположить, что въ первый моментъ проявились только три вѣтви языка, сообразно тремъ главнымъ группамъ людей, семитовъ, хамитовъ и іафетидовъ2. Когда распорядители—хамиты перестали понимать своихъ работниковъ, а послѣдніе своихъ распорядителей, въ работѣ должно было произойти

_______________________

1 Свобода въ сатанинскомъ смыслѣ та, которою падшій духъ соблазнилъ прародителей и подобіе которой проповѣдуется современными безбожниками, философами и не-философами.

2 Но очевидно, въ это же самое время и по той же именно причинѣ люди получили способность и наклонность разнообразить звуковое выраженіе своихъ мыслей и далѣе, почему первыя три вѣтви подверглись дальнѣйшему распаденію. Поэтому-то впослѣдствіи образовалось такое множество языковъ и нарѣчій. Даже близко-родственныя племена стали обособляться въ языкѣ.

418

 

 

полное замѣшательство. Пораженные не столько, можетъ быть, затрудненіемъ продолжать работу, сколько необычайнымъ, таинственнымъ, и потому страшнымъ, явленіемъ разноязычія, люди бросили работу и, собравшись въ одноязычныя группы, разошлись къ своимъ домашнимъ очагамъ. Это было первымъ послѣдствіемъ удара, нанесеннаго насильственной сплоченности людей подъ властію хамитовъ. За нимъ не замедлило произойти другое, важнѣйшее—полное разсѣяніе людей по всей землѣ.

Надѣляя каждую группу людей особымъ языкомъ, Богъ не механически вложилъ въ уста людей различные звуки для образованія словъ и различныя сочетанія словъ для выраженія мыслей, а соотвѣтственно духовнымъ особенностямъ этихъ групп. Особность языка не только создала средостѣніе между различными племенами, но и яснѣе обнаружила предъ ихъ сознаніемъ различіе ихъ внутреннихъ настроеній и влеченій. Не даромъ на библейскомъ языкѣ „народъ“ и „языкъ“ синонимы. Поэтому раздѣленіе языка не только затруднило для хамитовъ возможность попрежнему господствовать надъ всѣми людьми, но и побудило отдѣльныя племена разойтись какъ можно дальше другъ отъ друга, ища мѣста, наиболѣе соотвѣтствовавшія ихъ природнымъ особенностямъ и наклонностямъ. По смыслу библейскаго повѣствованія непосредственною причиною разсѣянія племенъ на землѣ было именно раздѣленіе языка, а не что-либо другое. „И сказалъ Господь: сойдемъ и смѣшаемъ языкъ ихъ такъ, чтобы одинъ не понималъ рѣчи другого. И разсѣялъ ихъ Господь оттуда по всей землѣ“. Это значитъ, что Онъ разсѣялъ ихъ посредствомъ раздѣленія языка; потому что, если бы Онъ захотѣлъ просто разсѣять ихъ, Онъ могъ бы сдѣлать это и безъ предварительнаго раздѣленія языка. Поэтому мысль, что Богъ не раздѣлялъ языка, а только разстроилъ рѣчь людей, временно лишилъ ихъ способности произносить слова внятно, разборчиво, и что раздѣленіе языка произошло само собою впо-

419

 

 

слѣдствіи, по разсѣяніи племенъ1,—мысль эту нужно признать не-библейскою и совершенно праздною. Контекстъ рѣчи не оставляетъ никакого сомнѣнія въ томъ, что Моисей подъ „смѣшеніемъ“ языка разумѣлъ не что иное, какъ наступившее мгновенно разноязычіе въ массѣ людей, говорившихъ до того момента однимъ языкомъ.

Все повѣствованіе о происшествіи въ Сеннаарѣ онъ начинаетъ удостовѣреніемъ, что „у всѣхъ людей былъ одинъ языкъ и одно нарѣчіе“ (11, 1). Затѣмъ, какъ значится въ 6‑мъ стихѣ, Богъ предъ тѣмъ моментомъ, какъ „смѣшать языкъ“, сказалъ: „вотъ одинъ народъ и одинъ языкъ у всѣхъ… и они не отстанутъ отъ того, что задумали дѣлать“. Ясно, что для разрушенія людского предпріятія нужно было нарушить единство языка, о чемъ и говорится въ слѣдующемъ, 7‑мъ стихѣ: „сойдемъ и смѣшаемъ языкъ ихъ такъ, чтобы одинъ не понималъ рѣчи другого“. Если бы дѣйствіе Божіе состояло только въ пораженіи органа рѣчи, только въ томъ, что люди стали произносить невнятно слова того же языка, на которомъ говорили до этого момента, то какой бы смыслъ былъ говорить предварительно о единствѣ языка? Словомъ „смѣшалъ“ Моисей одновременно выразилъ и мгновенное распаденіе одного языка, и непосредственное слѣдствіе его—смѣшанный говоръ разноязычной толпы2.—Отрицающіе происхожденіе

_________________________

1 С. Глаголевъ. О происхожденіи и первобытн. состояніи рода человѣческаго. Москва. 1896 г. Стр. 105—7.

2 С. Глаголевъ говоритъ: „если бы дѣло шло о раздачѣ людямъ въ даръ различныхъ языковъ, то богодухнов. авторъ говорилъ бы не о смѣшеніи (языковъ), а раздѣленіи языковъ“ (тамъ же. Стр. 105). На это нужно сказать, что Моисей зналъ логику языка вообще и въ частности языка еврейскаго лучше, чѣмъ г. Глаголевъ. Если бы Моисей говорилъ порусски, то разсказывая о томъ разстройствѣ рѣчи, которое происходитъ отъ сильнаго испуга или при параличѣ и которое г. Глаголевъ предполагаетъ у строителей башни, онъ сказалъ бы: люди лишились языка, или: у людей повредилась рѣчь. Но онъ употребилъ слово „смѣшалъ“,—на томъ же, очевидно, основаніи, на какомъ мы, слушая какого-либо человѣка, постоянно вставляющаго въ свою родную рѣчь слова и цѣлыя фразы другого языка, говоримъ

420

 

 

различныхъ языковъ при вавилонскомъ столпотвореніи полагаютъ, что распаденіе одного первобытнаго языка на различные произошло постепенно, естественнымъ путемъ, безъ какого-либо особеннаго воздѣйствія силы Божіей. Они думаютъ, что вопросъ о различіи языковъ—одномъ изъ разительнѣйшихъ явленій человѣческой исторіи,—уже имѣетъ для себя вполнѣ удовлетворительное разрѣшеніе, устраняющее всякую мысль о чемъ либо сверхъестественномъ. Это болѣе, нежели сомнительно. Наука о языкѣ открыла родство многихъ языковъ, на первый взглядъ совершенно непохожихъ другъ на друга; но она этимъ доказала только единство первобытнаго языка. Исторія (внѣ-библейская) не знаетъ образованія какого-либо новаго языка; она указываетъ только образованіе нарѣчій, которыя со-

______________________

о немъ: онъ говоритъ смѣшаннымъ языкомъ; т. е. Моисей употребилъ слово, указывающее не на косноязычіе, а на разноязычіе. Обращаясь же къ еврейскому языку, на которомъ писалъ, Моисей, необходимо принять къ свѣдѣнію слѣдующее. Смущеніе, смятеніе, разстройство, смѣшеніе того, что было въ порядкѣ (напр., воинскаго строя) по еврейски обозначается глаголами הָמָה или הָמַם и именами, отъ нихъ происходящими. Когда египетское войско вошло въ море, Господь „воззрѣлъ на станъ египтянъ… и привелъ его въ замѣшательство ויהָם“ (Исх. „Пусти стрѣлы Твои и разстрой ихъ וּתהמּם  (Псал. 143. 6). „И смятеніе וההטוֺן въ станѣ филистимскомъ увеличивалось“ (1 Цар. 14, 19). См. также Іер. 11, 16; 2 Пар. 15, 6; Псал. 45, 4. Если бы Богъ поразилъ людей болѣзненнымъ разстройствомъ рѣчи, какъ хочетъ думать г. Глаголевъ, то Моисей по всей вѣроятности употребилъ бы одинъ изъ вышеозначенныхъ глаголовъ. Но онъ употребилъ глаголъ בָּלֵל, что значитъ: смѣшивать въ собственномъ смыслѣ, т. е., не приводить въ безпорядокъ что-либо однородное, а дѣлать смѣсь изъ разнородныхъ предметовъ, какъ это видно, напр., изъ Ос. 7, 8: „Ефремъ смѣшался (יִתְבּולָל) съ народами“ (т. е., съ иноплеменными) и изъ Лев. 2, 5: „мука, смѣшанная (בְּלוּלָה) съ елеемъ“. Ясно, что Моисей хотѣлъ указать не на разстроенную (трудную для пониманія) рѣчь на одномъ и томъ же языкѣ, а на возникновеніе смѣси изъ разныхъ языковъ, что и соотвѣтствуетъ контексту всей его рѣчи о сеннарскомъ происшествіи.

421

 

 

ставляютъ искаженія или помѣси древнихъ идіомовъ (напр., романскіе языки изъ латинскаго, смѣшанный англійскій языкъ, и проч.). Образованіе же идіомовъ произошло въ такъ называемыя доисторическія времена и составляетъ для науки неразрѣшимую загадку. Люди жили вмѣстѣ и говорили однимъ языкомъ, потомъ разошлись. Разошлись не безъязычными, не нѣмыми, а съ болѣе или менѣе установившимся способомъ выражать свои мысли членораздѣльными звуками. Что же заставило ихъ уже установившееся и привычное выраженіе понятій звуками измѣнять, передѣлывать, изобрѣтая новыя звуковыя построенія? Какимъ образомъ произошло, что при одинаковой природѣ человѣка, при однородныхъ впечатлѣніяхъ отъ одинаковыхъ предметовъ или явленій душевные образы облеклись не въ одинаковые звуки,—хотя послѣдніе самымъ строеніемъ своимъ обязательно отвѣчаютъ характеру первыхъ1. Допустимъ, что внѣшніе (чувственные) предметы, производящіе впечатлѣніе на различныхъ людей различными своими сторонами, могли быть обозначены неодинаковыми звуками2. Но этого ни какъ нельзя сказать относительно отвлеченныхъ понятій, не имѣющихъ ни формы, ни величины, ни цвѣта, и проч. Не смотря на то, и они въ различныхъ языкахъ выражены совершенно различными звуками, не имѣющими ничего общаго между собою. Никакая фонетика не можетъ открыть родство звуковъ между еврейскимъ col и латин. omnis или totus; евр. lo, греч. ὄυκ или μὴ, лат. non; евр. min, лат. ab или ex, и проч., а слѣдовательно и доказать возможность естественнаго преобразованія ихъ изъ какого-либо одного

_________________________

1 Это соотвѣтствіе замѣтно для насъ теперь только въ немногихъ случаяхъ; но въ древнѣйшій, изобразительный періодъ языка оно сознавалось человѣкомъ относительно каждаго слова.

2 Напр., при созданіи слова для обозначенія неба одни люди могли выразить впечатлѣніе отъ его высоты, другіе отъ его особеннаго цвѣта, третьи отъ его кажущейся сферичности, и проч.

242

 

 

основного типа въ первобытномъ языкѣ. Анатомія и психологія тоже не даютъ ничего для объясненія разнозвучнаго выраженія одинаковыхъ понятій. Несомнѣнное сходство словъ, явно звукоподражательныхъ во всѣхъ языкахъ, показываетъ, что анатомія и психологія въ процессѣ языкообразованія являются началомъ не разъединяющимъ, а объединяющимъ. Совершенная однородность внѣшнихъ органовъ рѣчи и тожество основныхъ свойствъ духовной природы у всѣхъ людей должны бы были обусловить собою одинаковыя звуковыя построенія для выраженія мыслей и чувствъ. Радость, удовольствіе у всѣхъ людей выражается на лицѣ одинаково,—улыбкою; печаль, страданіе тоже имѣютъ свое собственное выраженіе, у всѣхъ одинаковое. Но словесное выраженіе понятій о каждомъ изъ этихъ ощущеній въ различныхъ языкахъ глубоко различно1. Отъ чего же одинъ и тотъ же зодчій изъ одного и того же матеріала, имѣя одну и ту же цѣль, въ первомъ случаѣ сдѣлалъ одинаковыя постороннія, а въ послѣднемъ разныя? Безъ вмѣшательства чего-то особеннаго, принудительнаго объяснитъ это невозможно. Не даромъ одинъ изъ изслѣдователей по вопросу о происхожденіи и развитіи языковъ, послѣ многочисленныхъ сравненій и тонкихъ изысканій, пришелъ къ заключенію, что „если мы допускаемъ первоначальное единство языка, то въ нѣкогда случившемся раздѣленіи его едвали можемъ дать себѣ отчетъ помимо того событія“ (т. е., вавилонскаго смѣшенія2). Такимъ образомъ и контекстъ библейскаго повѣствованія, и подлинное значеніе употребленнаго Моисеемъ еврейскаго слова (balal), и сомнительность теоріи „естественнаго“ происхожденія различныхъ языковъ убѣдительно говорятъ въ пользу общепринятаго пониманія словъ Быто-

_______________________

1 Русск.: радость, веселіе: евр. gil, simchah; греч.: εὐφρασία. γῆθος εὐθυμία, лат.: laetitia, gaudium. Русск.: печаль, скорбь; евр.: ebel, zarah, izbon; греч.: χύπη, θχίψις, πένθος; лат.: luctus, tristitia.

2 Wiseman. У Mutszl'а, указ. соч., стр. 215.

423

 

 

писателя: „смѣшалъ Богъ языкъ всей земли“. Въ поразительномъ же явленіи различія языковъ, не поддающемся никакому естественному объясненію, мы имѣемъ неизгладимый и выразительный памятникъ, удостовѣряющій дѣйствительность сеннаарскаго событія, разсказаннаго Бытописателемъ.

Время отъ прихода людей въ землю Сеннааръ до разсѣянія ихъ оттуда можетъ быть приблизительно опредѣлено слѣдующимъ образомъ. Одному изъ сыновей Евера, праправнука Симова, дано было имя Фалекъ, потому что „въ его дни земля раздѣлена“ (10, 25). Это не значитъ, что выселеніе людей изъ Сеннаара началось при его жизни,—потому что, родившись до начала разсѣянія, онъ не получилъ бы такого имени,—а значитъ, что, когда онъ родился, выселеніе уже совершилось, въ память чего Еверъ и далъ своему сыну имя, означающее разсѣяніе. По даннымъ родословія Симова (11, 10—16) Фалекъ родился въ 532 году послѣ потопа. Слѣдовательно, если Фалекъ родился уже послѣ того, какъ Еверъ ушелъ изъ Сеннаара и обосновался въ какомъ-либо новомъ мѣстѣ, гдѣ онъ чувствовалъ себя отрѣзаннымъ и отъ хамитовъ, и отъ іафетидовъ, то начало разселенія людей изъ Сеннаара можно полагать около 500‑го года послѣ потопа. Гораздо труднѣе опредѣлить время прихода людей изъ Иранскаго плоскогорія въ Сеннааръ. Такъ какъ имена библейскихъ лицъ нерѣдко заключаютъ въ себѣ указаніе на какія-либо особенныя событія, имѣвшія значеніе или для всѣхъ людей, или для родителей новорожденнаго, или для него самого, то и въ данномъ случаѣ ключъ къ разрѣшенію вопроса, можетъ быть, находится въ имени отца Фалекова, Евера. Имя это происходитъ отъ глагола abar, что значитъ: идти, переходить (рѣку или вообще какое-либо пространство), выходить, уходить откуда-нибудь, и проч. Возможно, что Еверъ родился или во время самаго движенія людей съ востока въ землю Сеннааръ, или тотчасъ по приходѣ въ послѣднюю, послѣ нелегкой переправы черезъ рѣку Тигръ.

424

 

 

Еверъ, какъ видно изъ Симова родословія, родился въ 398 году послѣ потопа; слѣдовательно и приходъ людей въ Сеннааръ можно полагать около того же времени. Полагая, что и общая продолжительность жизни, и время рожденія преемниковъ у потомковъ Хама мало разнились отъ того, что обозначено относительно потомковъ Сима, можно допустить, что Хушъ, родившійся вскорѣ послѣ потопа и жившій болѣе 400 лѣтъ (подобно Арфаксаду), родилъ Нимрода (который не былъ первенцемъ), имѣя отъ роду около 200 лѣтъ. Если и жизнь Нимрода была не менѣе продолжительная, чѣмъ жизнь внука Симова, Каинана (460 л.), то по приходѣ въ Сеннааръ въ концѣ 4‑го столѣтія послѣ потопа, будучи 250‑ти лѣтъ отъ роду или около того, онъ имѣлъ впереди еще 200 лѣтъ жизни1. Но думаемъ, что предполагаемый нами 100‑лѣтній періодъ совмѣстнаго жительства всѣхъ потомковъ Ноя въ Сеннаарѣ былъ малъ для развитія всѣхъ тѣхъ событій, которые тамъ совершились. Сосредоточеніе хамитовъ въ одной плодороднѣйшей части равнины, построеніе ими крѣпкихъ каменныхъ жилищъ, послужившихъ прототипомъ послѣдующихъ обширныхъ крѣпостей, захватъ

_________________________

1 Если Хамъ былъ столько же долговѣченъ, какъ Симъ (11, 10. 11), то и онъ былъ еще свидѣтелемъ сеннаарскихъ событій, доживая послѣднюю сотню лѣтъ своей жизни. Можетъ быть, по дряхлости своей онъ уже и не принималъ дѣтельнаго участія въ подвигахъ своихъ потомковъ, но, вѣроятно, воодушевилъ ихъ и руководилъ своими совѣтами. Митр. Филаретъ высказалъ предположеніе, что племя хамово „поспѣшало ко всеобщему владычеству, дабы ускользнуть отъ возвѣщеннаго ему проклятія рабства“ (указ. соч., стр. 39). Такое стремленіе могло возникнуть первоначально у самого Хама, и ему суждено было, увидавши, какъ онъ на короткое время какъ бы осуществленіе своихъ надеждъ, увидеть и крушеніе ихъ.

425

 

 

власти надъ разрозненными кочевыми и полукочевыми родами семитовъ и іафетидовъ, распространеніе началъ нечестивой хамитской культуры—любостяжанія, плотоугодія, господства силы надъ правомъ, языческаго помраченія религіозной мысли и проч.,—и наконецъ начатіе работъ по возведенію обширнаго города—крѣпости и башни тщеславія,—все это легко могло совершиться въ теченіе одного столѣтія. Исторія позднѣйшихъ временъ представляетъ не одинъ примѣръ того, что въ такой же приблизительно періодъ времени происходилъ рядъ событій не менѣе сложныхъ и очень важныхъ для одного или для многихъ народовъ1.

Когда чудесное раздѣленіе языка нанесло ударъ насильственному объединенію людей подъ господствомъ хамитскихъ властелиновъ и сами хамиты, склонные забывать о высшей Силѣ, господствующей надъ міромъ приведены были въ страхъ, главныя группы племенъ и даже отдѣльные роды ихъ охвачены были стремленіемъ отыскать себѣ новыя мѣста для жительства, гдѣ, живя въ обществѣ одноязычныхъ и одномыслящихъ людей, они могли бы свободно, безъ какого-либо давленія извнѣ, жить согласно съ своими матеріальными и духовными потребностями. Пастухи-семиты, вѣроятно по трудности передвиженія со стадами животныхъ по безплоднымъ пространствамъ, встрѣчавшимся на пути, не распространились по отдаленнымъ странамъ. Часть ихъ отодвинулась только къ сѣверо-восточному углу Месопотаміи, гдѣ положила основаніе ассирійскому государству (10, 11. 12), соперничествовавшему впослѣдствіи съ хамитскимъ Вавилономъ. Другая часть ихъ продвинулась къ западу, разсѣявшись колоніями между Евфратомъ и Средиземнымъ моремъ и выше, къ сѣверу, по направленію къ М. Азіи. Третья часть спустилась немного къ югу и расположилась близъ Персидскаго за-

_________________________

1 Напр., событія въ жизни евреевъ за время отъ рожденія Моисея до смерти его, или событія въ Греціи и другихъ сопредѣльныхъ странахъ отъ Перикла до Александра Македонскаго.

426

 

 

лива и въ нѣкоторыхъ мѣстахъ Аравійскаго полуострова. У нихъ, вѣроятно, сохранился въ существенныхъ чертахъ языкъ, на которомъ говорилъ Ной и который былъ общимъ у его потомковъ до раздѣленія,—языкъ священнаго Преданія. Заключенное въ простыя, но строгія формы этого языка, въ видѣ краткихъ сказаній, изреченій, монологовъ и діалоговъ, родословій съ ихъ знаменательными именами, преданіе переходило у нихъ отъ поколѣнія къ поколѣнію, пока не получило окончательнаго закрѣпленія въ свящ. Писаніи, очищенное отъ примѣси человѣческаго суемудрія богопросвѣщеннымъ духомъ пророковъ. Іафетиды, имѣя какое-то влеченіе къ водѣ, (какъ бы по сродству ея съ ихъ подвижной природой), устремились по протяженію морскихъ береговъ—главнымъ образомъ Средиземнаго моря, которое тогда чрезъ соединеніе Чернаго моря съ Каспійскимъ и послѣдняго съ Аральскимъ простиралось въ глубь Азіи,—переплыли на острова и по большимъ рѣкамъ проникли, внутрь материковъ умѣренно—теплаго, обильнаго водою пояса земли. Поселенія ихъ раскинулись отъ Памира до западныхъ береговъ Европы. Они унесли съ собой сокровищницу богатыхъ индо-европейскихъ языковъ. Хамиты, если не всѣ, то большая часть ихъ, подъ вліяніемъ ли страха, или можетъ быть, не желая сносить суровое иго своего единоплеменника, тоже устремились на новыя мѣста. Въ противоположность Іафетидамъ они распространились по странамъ знойнаго юга съ его раскошною, ласкающею чувственность, природой. Они заняли южную окраину Аравійскаго полуострова; перебрались въ Африку, которая сдѣлалась ихъ настоящимъ отечествомъ1. Здѣсь они нашли долину еще болѣе плодородную, чѣмъ Тигро-Евфратская,—долину Нила, и основали въ ней другое древнѣйшее хамитское государство. Вѣроятно, уже отсюда они распространились частію на западъ, по сѣ-

_______________________

1 Евреи, называвшіе Египетъ именемъ второго сына Хамова, Мицраимъ, называли его также „землею Хама“. Псал. 77, 51; 105, 22.

427

 

 

верной окраинѣ Африки (потомки Фута) частію по сѣверо-восточному побережію Средиземнаго моря, преимущественно потомки Ханаана. Здѣсь они вскорѣ встрѣтились съ частію семитовъ и жили въ соприкосновеніи съ ними, частію мирномъ, частію враждебномъ. Другая значительная часть хамитовъ двинулась на востокъ по самой южной окраинѣ Азіи. Черныя туземныя племена Индіи и острововъ великаго индійскаго архипелага, покоренныя іафетидами—арійцами, по всѣмъ признакамъ потомки Хама1. Языкъ хамитовъ, какъ наиболѣе виновныхъ въ извращеніи законовъ истинно-человѣческой жизни, начертанныхъ въ душѣ каждаго человѣка, не только потерпѣлъ измѣненіе въ своемъ составѣ, но и пониженъ въ качественномъ отношеніи. Это былъ бѣдный языкъ, который остался въ наслѣдіе чернымъ африканскимъ племенамъ. Можетъ быть, и наименѣе совершенные изъ языковъ, моносиллабическія,  которыми говорятъ желтыя азіатскія племена, тоже составляютъ наслѣдіе хамитскаго языка; такъ какъ и сами желтыя племена, столь упорныя въ грубомъ язычествѣ, вѣроятно имѣютъ своимъ праотцемъ Хама (чрезъ ту часть хамитов, которая двинулась на востокъ), и только подъ вліяніемъ мѣстной природы и чрезъ смешеніе съ какими-нибудь одичавшими племенами Іафетова корня измѣнили свою наружность2.

_____________________

1 Болѣе подробно о разселеніи племенъ у Ленормана, указ. соч. Т. 1, стр. 96—110.

2 Ученые, съ полнымъ произволомъ толкующіе библейскій текстъ или же совсемъ не обращающіе никакого вниманія на свидѣтельства Библіи, основываясь на антропологическихъ и лингвистическихъ признакахъ, ставятъ черную (негры), желтую и красную (туземцы Америки) расы внѣ всякой связи съ библейскими группами рода человѣческаго. Отвергающіе всеобщность потопа видятъ въ нихъ сохранившіяся допотопныя племена. Ленорманъ полагаетъ, что у Ноя, кромѣ упомянутыхъ въ Библіи, были другіе сыновья, отъ которыхъ и произошли всѣ названныя расы (Ук. соч. Т. 1, стр. 110). Это, конечно, совсѣмъ не библейское воззрѣніе. Всеобщность потопа утверждается въ Быт. 7. 21—23. Въ 9, 19 говорится: „сіи трое были сыновья Ноевы, и отъ нихъ населилась вся земля“. Въ родословныхъ и до Ноя,

428

 

 

Хамиты же, рано столкнувшіеся съ семитами напр., въ Ханаанѣ, въ Месопотаміи и даже въ Египтѣ, охотно усвояли себѣ болѣе совершенный языкъ послѣднихъ или вполнѣ (Хананеи), или отчасти (египтяне)1.

______________________

и послѣ него относительно каждаго патріарха говорится, что онъ послѣ рожденія такого-то сына жилъ столько-то лѣтъ и родилъ сыновъ и дочерей. Объ одномъ Ноѣ сказано: „Ной родилъ трехъ сыновъ: Сима, Хама и Іафета“ (6, 10).'‘ „Сыновья Ноя вышедшіе изъ ковчега, были Симъ, Хамъ и Іафетъ“ (9, 18). „И жилъ Ной послѣ потопа 350 лѣтъ“ (ст. 28), и только. Что касается расовыхъ особенностей, которыя будто бы препятствуютъ видѣть первобытное родство, напр., между, кушитами или хананеями и неграми, то на это нужно замѣтить, что самоѣды, остяки и другія сѣверныя полудикія племена, причисляемыя Ленорманомъ къ іафетидамъ (Указ. соч. Т. 1, стр. 106—7, 116), едва ли менѣе отличаются отъ чистыхъ представителей кавказскаго типа, итальянцевъ или греков, чѣмъ негры отъ египтянъ или финикіянъ. При томъ же въ негритянскихъ племенахъ есть разновидности, которыя и по цвѣту кожи, и по волосамъ (курчавость, а не шерстистость), и по формѣ черепа (менѣе продолговатой), и по овалу лица приближаются къ несомнѣнныхъ азіатскихъ и африканскихъ хамитовъ и даже нѣкоторыхъ семитовъ. Оставаясь на библейской точкѣ зрѣнія, можно полагать, что культурные историческіе хамиты по отношенію къ остальной одичавшей массѣ ихъ представляли собою приблизительно то же, чѣмъ являются высшіе представители бѣлой расы по отношенію къ пасынкамъ ея, оторвавшимся отъ культурнаго центра, одичавшимъ и физически изуродованнымъ среди суровыхъ условій сѣверной природы.

1 Ленорманъ полагая, что древній языкъ африканскихъ хамитовъ (египтянъ, абиссинцевъ и др.) былъ семитическій, ссылается между прочим на то обстоятельство, что добрая половина корней въ ихъ языкѣ тожественна съ корнями семитическихъ языковъ. Но такъ какъ по его же словамъ другая половина корней принадлежитъ языкамъ негритянскимъ (Указ. соч., стр. 124—5); то съ одинаковымъ (если не съ бóльшимъ) основаніемъ можно заключать, что первоначальнымъ языком африканскихъ (равно какъ и остальныхъ) хамитовъ былъ именно тотъ, который остался у негровъ… Извѣстно, что не болѣе совершенные и развитые языки наводняются словами языковъ менѣе совершенныхъ, а наоборотъ. Въ языкѣ французомъ осталось самое ничтожное количество словъ того языка, которымъ говорили ихъ предки. Они сполна усвоили себѣ и переработали латинскій языкъ. Когда у нѣмцевъ только что выработывался учено-литературный языкъ, страницы ихъ книгъ буквально пестрѣли французскими

429

 

 

Преданіе о столпотвореніи и связанномъ съ нимъ происхожденіи различныхъ языковъ сохранилось у народовъ земли, какъ и преданіе о потопѣ, частію самостоятельно, частію въ связи съ сказаніями о потопѣ. Прежде всего оно не могло не сохраниться на самомъ мѣстѣ происшествія, въ Вавилонѣ. Навуходоносоръ въ своей надписи (о которой будетъ рѣчь ниже) упоминаетъ о зданіи, построенномъ нѣкоторымъ древнимъ царемъ, но не доведенномъ до вершины. Землетрясеніе и громъ опрокинули его, и люди оставили его отъ временъ потопа, произнося въ безпорядкѣ свои слова1. Въ отрывкахъ изъ сочиненій древнихъ греческихъ историковъ, Абидена и Александра Полигистора, заимствовавшихъ свѣдѣнія изъ сочиненія вавилонскаго историка, Бероза, происшествіе описывается въ существенномъ одинаково съ библейскимъ изображеніемъ его, только съ нѣкоторыми особенностями въ частностяхъ. Абиденъ записалъ слѣдующее: „нѣкоторые передаютъ, что первые люди, происшедшіе изъ земли, гордые своимъ ростомъ и силою, презирая боговъ и считая себя выше ихъ, задумали построить высокую башню на томъ мѣстѣ, гдѣ теперь Вавилонъ. Они уже приближались къ небу, когда вѣтеръ, которымъ воспользовались боги, опрокинулъ на нихъ ихъ постройку. Развалины ея названы Вавилономъ. До этого люди говорили однимъ языкомъ; теперь же по волѣ боговъ они получили различные языки. Послѣ этого между Кроносомъ и Титаномъ возгорѣлась война“. Подобное этому записано и у Пилигистора: „когда всѣ люди имѣли одинъ языкъ, они построили башню, чтобы достигнуть неба. Но боги, возбудившіе вѣтеръ, опрокинули башню и дали каждому особенный языкъ, почему городъ былъ названъ Вавилономъ. Послѣ потопа жили Титанъ и Прометей, и тогда-то Титанъ на-

________________________

словами. То же явленіе по нашему мнѣнію имѣло мѣсто и тогда, когда обездоленные въ языкѣ хамиты соприкасались съ семитическими племенами.

1 Vigouroux. Указ. соч. Т. I, стр. 345.

430

 

 

чалъ войну противъ Кроноса“1. Упоминаніе о войнѣ, начавшейся между Титаномъ и Кроносомъ, указываетъ на то, что греческіе историки къ вавилонскому преданію присоединили свое, греческое воспроизведеніе (и искаженіе) того же преданія въ сказаніи о гигантахъ, или титанахъ, которые громоздили горы на горы, чтобы взять приступомъ небо, и которыхъ Зевсъ поразилъ своими громовыми стрѣлами. Гордые своею силою и дерзкіе по отношенію къ богамъ, эти „сыны земли“, какъ изображаетъ ихъ греческая миѳологія, напоминаютъ съ одной стороны библейскихъ допотопныхъ исполиновъ, названныхъ „сынами человѣческими,“ что указываетъ на преобладаніе въ нихъ земного. чувственнаго начала, съ другой—сеннаарскихъ строителей башни. которыхъ Бытописатель тоже назвалъ „сынами человѣческими“ въ знакъ грѣховнаго, противобожественнаго направленія ихъ дѣятельности. Кромѣ того у грековъ есть сказаніе о Форонеосѣ „первомъ царѣ у людей“ и „строителѣ перваго города.“ Это сказаніе, хотя и уклоняется отъ порядка событій въ библейскомъ повѣствованіи о построеніи города, смѣшеніи языковъ и разсѣяніи людей, однако же въ немъ упоминается и о первоначальномъ единствѣ языка, и о раздѣленіи его (Гермесомъ), и о гнѣвѣ Зевса на людей2. Слѣды преданія о единствѣ языка и раздѣленіи его сохранились у персовъ, индусовъ, китайцевъ, у нѣкоторыхъ племенъ

_________________________

1 Lüken. Указ. соч., стр. 311. I. Флавій передаетъ то же самое сказаніе, какъ заимствованное изъ такъ называемыхъ Сивиллиныхъ книгъ. Древности. Кн. 1, гл. IV. 3. Св. Ѳеофилъ Антіохійскій передаетъ это сказаніе въ такомъ видѣ: „Сивилла, возвѣщая гнѣвъ, имѣющій постигнуть міръ, говорила: „когда совершились угрозы великаго Бога, которыми Онъ грозилъ смертнымъ, строившимъ башню въ странѣ Ассирійской, тогда всѣ они были одного языка и хотѣли взойти на звѣздное небо. Тотчасъ же безсмертный повелѣлъ вѣтрамъ, и вѣтры низринули съ высоты великую башню, и между смертными сдѣлался раздоръ. Тогда башня упала, и языки смертныхъ людей раздѣлились на многія нарѣчія“. Памятники древней христ. письменности. Москва. 1895 г. Стр. 59.

2 Lüken. Тамъ же. Стр. 316—17.

431

 

 

западной Европы, Америки и острововъ Полинезіи. Не излагая сказаній поименованныхъ народовъ и племенъ, мы приведемъ только сказанія жителей Мадагаскарскихъ острововъ въ примѣръ того, какъ, несмотря на все возможныя сокращенія и искаженія первобытныя преданія наивной фантазіей, существенныя черты его все-таки сохраняются и легко узнаются. По представленію упомянутаго племени первый человѣкъ, созданный изъ земляной глыбы, превратился въ камень. Камень этотъ разсыпался, и отъ того произошло распаденіе (Zersplitterung) людей и смѣщеніе языковъ1. Въ этомъ сжатомъ, поэтически—образномъ сказаніи превращеніе перваго человѣка, въ камень напоминаетъ каменную постройку перваго сплоченнаго общества людей въ Сеннаарѣ. Распаденіе камня и связанное съ нимъ смѣщеніе языковъ и соотвѣтствуютъ тому, что говорятъ народныя преданія, болѣе близкія къ библейскому повѣствованію о разрушеніи башни и раздѣленіи одного языка на многіе.—Можно думать, что основаніе удивительнаго вавилонскаго сооруженія сохранилось и донынѣ подъ обломками позднѣйшей постройки, какъ вещественный памятникъ сеннаарскаго событія. На разстояніи около 12 верстъ отъ мѣста Вавилона Навуходоносорова времени, на западъ отъ Евфрата высится громадная масса безформенной развалины, состоящей изъ кирпичей, частію остекловавшихся отъ дѣйствія огня. Это—Birs-Nimrud, какъ называютъ развалину мѣстные жители, башня Нимрода, древняя Борсиппа. Будучи и самъ по себѣ очень внушительныхъ размѣровъ—около 25 саженей вышины и около 320 саженей въ окружности, холмъ этотъ производитъ тѣмъ большее впечатлѣніе, что выдается на совершенно гладкой обширной равнинѣ, лишенной всякихъ природныхъ возвышеній, и что онъ составляетъ остатки человѣческаго сооруженія. Когда путешественникъ идетъ съ восточной стороны Евфрата, то уже на половинѣ пути отъ Багдада до

_________________________

1 Тамъ же. Стр. 322—3.

432

 

 

мѣста древняго Вавилона онъ замѣчаетъ этотъ холмъ; а по переходѣ чрезъ Евфратъ предъ нимъ возникаетъ гора, какъ бы на разстояніи одной версты, между тѣмъ до нея еще почтенное разстояніе въ 12 верстъ. Въ самомъ дѣлѣ, холмъ этотъ такъ великъ, что онъ если не высотою, то массою превосходить самую большую египетскую пирамиду. Что же это было за зданіе, оставившее послѣ себя такую грандіозную развалину? Тутъ было сооруженіе извѣстнаго вавилонскаго царя, Навуходоносора, какъ удостовѣряетъ въ этомъ найденная здѣсь надпись самого строителя. Вотъ существенная часть этой надписи. „Мы говоримъ, пишетъ Навуходоносоръ объ этомъ зданіи, храмѣ 7‑ми свѣтовъ земли, съ которымъ связано весьма древнее воспоминаніе о Ворсиппѣ; оно построено древнимъ царемъ 42 человѣческіе жизни назадъ; но онъ не довелъ его до вершины. Люди оставили его отъ времени потопа (т. е. въ отдаленнѣйшей древности), въ безпорядкѣ произнося свои слова1. Землетрясеніе и громъ опрокинули сырой кирпичъ, раскололи обожженный кирпичъ наружной обкладки; толща кладки изъ сырого кирпича обрушилась, образовавъ холмы. Великій богъ Меродахъ вложилъ мнѣ въ сердце возстановить его. Я не тронулъ его основанія. Въ мѣсяцъ благополучія, въ счастливый день я прорезалъ аркадами толщу сырого кирпича и обожженного кирпича наружной обкладки. Я написалъ славу Моего имени на фразахъ аркадъ. Я приложилъ руку къ возстановленію башни и для возведенія ея вершины. Какъ нѣкогда она должна была быть, такъ я ее возобновилъ и отстроилъ, какъ она должна была, быть во времена отдаленныя, такъ я возвелъ ея вершину2. Постройка Навуходонорора раз-

__________________________

1 Послѣднюю фразу ассиріологи переводятъ и иначе, при чемъ не оказывается никакого намека на смѣшеніе языковъ. Но какой изъ переводовъ вѣрнѣе, рѣшить невозможно, какъ это основательно объяснилъ Vigouroux. Указ. соч., Т. 1, стр. 346—52.

2 Lüken. Указ. соч., стр. 309. Vigouroux. Ук. соч. Т. 1, стр. 345.

433

 

 

рушена повидимому пожаромъ. Внутренность ея была обдѣлана кипарисовымъ и кедровымъ деревомъ1. Горѣла, вѣроятно, и смола, которая употреблялась при кладкѣ, какъ цементъ. Жаръ былъ такъ великъ, что большія массы кирпича сплавились какъ бы въ стекло. Уцѣлѣла не разрушенною только часть стѣны около 6 саженей вышины и 3 сажени длины и толщины. Но Геродотъ еще видѣлъ это зданіе цѣлымъ. Онъ говоритъ, что оно состояло изъ 8 этажей2; между тѣмъ какъ самъ Навуходоносоръ говоритъ только о 7 этажахъ („храмъ 7 свѣтовъ земли“. Каждый этажъ представлялъ храмъ которому-нибудь изъ 7 планетныхъ божествъ). Очевидно, Геродотъ принялъ за особый этажъ громадную платформу, представлявшую какъ бы высокій пьедесталъ для башни и образовавшуюся изъ остатковъ древняго зданія, подобіе котораго Навуходоносоръ вздумалъ возстановить. И дѣйствительно, онъ замѣчаетъ въ надписи, что онъ не тронулъ основаній древняго зданія. Слѣдовательно можно считать за несомнѣнное, что подъ обломками рухнувшей Навуходоносоровой постройки продолжаютъ оставаться въ цѣлости основанія древнѣйшаго сооруженія или по крайней мѣрѣ часть ихъ. Какое же это было сооруженіе, чье? Навуходоносоръ приписываетъ его просто „древнему царю“, не называя его по имени. Значитъ, сооруженіе было столь древнее, что исторія его происхожденія изгладилась изъ памяти даже во время Навуходоносора. Но народное названіе развалины „Башня Нимрода“ очевидно основано на преданіи, которое вмѣстѣ съ надписью Навуходоносора настойчиво ведетъ къ мысли, что подъ наружнымъ слоемъ развалины сохранились кирпичи первыхъ сеннаарскихъ строителей, не докончившихъ своей работы. Припомнимъ еще, что Навухо-

_______________________

1 Объ этомъ упоминается въ полномъ текстѣ Навуходоносоровой надписи у Lüken'а.

2 Книга I. 170. Повѣствованія Иродота. Перев. Нартова. Т. I. стр. 130.

434

 

 

доносоръ въ своей надписи сооруженіе свое (храмъ 7‑ми свѣтовъ) связываемъ съ „воспоминаніемъ о Борсиппѣ“. Борсиппа же значитъ „башня языковъ“1. Руина Birs-Nimrud, говоритъ изучавшій ее M. Oppert, наиважнѣйшая въ Вавилонѣ. Мало остатковъ древности—скажемъ, всего міра—могутъ спорить съ нею въ строгомъ величіи и возбуждать подобный интересъ, по причинѣ преданій, которыя она приводитъ на память“2. Памятникомъ сеннаарскаго событія является самое имя древнѣйшаго города на землѣ, Вавилонъ. „И разсѣялъ, говоритъ Бытописатель, Господь людей оттуда по всей землѣ, и они перестали строить городъ и башню. Посему дано имя городу: Вавилонъ, ибо тамъ смѣшалъ Господь языкъ всей земли“. Со времени открытія многочисленныхъ ассиро-вавилонскихъ памятниковъ и клинообразныхъ письменъ (относительнаго, далекаго отъ совершенства) стали отвергать объясненіе имени: Вавилонъ, данное Моисеемъ, утверждая, что оно состоитъ изъ двухъ словъ: bab и ila, и значитъ: ворота Илу, т. е. бога. Не странно ли, что современные ученые позволяютъ себѣ думать, будто, исторію древняго Вавилона они знаютъ лучше, чѣмъ зналъ ее Моисей, жившій въ древнемъ Египтѣ, среди соплеменниковъ вавилонянъ, изучившій „всю мудрость египетскую“, т. е. культуру, находившуюся въ древнѣйшее время въ несомнѣнной связи съ вавилонскою культурою? Допустимъ, что дѣйствительно имя „Вавилонъ“ когда-нибудь понималось, какъ „ворота Илу.“ Но когда именно: въ началѣ существованія города или въ болѣе позднее время? Извѣстно, что имена нѣкоторыхъ историческихъ городовъ мѣнялись; напр., Виѳлеемъ, Bethlehem (домъ хлѣба) превращенъ арабами въ Bethlaham (домъ мяса); Веѳиль до времени Іакова назывался Луза; Сигоръ до поселенія въ немъ Лота назывался Бела; Константинополь турки превратили въ Стамбулъ.

__________________________

1 Vigouroux. Тамъ же, стр. 364.

2 Тамъ же, стр. 342.

435

 

 

Точно такъ же bab-il могъ быть когда-нибудь babel. Предполагают, что вавилоняне, гордившіеся симъ городом, не могли называть его именемъ, напоминавшимъ печальное для нихъ событіе (гнѣвъ Божій и смѣшеніе языковъ). Допустимъ и это. Но кто же выдумалъ для города видоизмѣненное имя—Моисей  (babel вмѣсто bab-ilu) или вавилоняне (bab-ilu вмѣсто babel)? Невозможно представить причину, которая побудила бы Моисея сдѣлать это, и Библия не такой памятникъ, въ которомъ можно было бы подозрѣвать историческія подтасовки1. Что же касается вавилонскихъ царей, то, когда ихъ городъ расширился и украсился, и когда въ него свезены были во множествѣ боги покоренныхъ народовъ, какъ подчиненные главному богу, чтимому въ Вавилонѣ, то какому—нибудь царю и могла прійти въ голову мысль, babel—смѣшеніе передѣлать въ bab-ilu, ворота (т. е., городъ) бога. Но они не могли заставить этимъ заглохнуть преданіе, жившее въ народѣ вавилонскомъ и у окрестныхъ народовъ, которые продолжали видѣть въ имени Вавилона напоминаніе о о сеннаарскомъ событіи. Искусственно придуманное имя забыто, а естественно создавшееся въ народномъ сознаніи пережило вѣка2. Поэтому толкованіе имени „Вавилонъ“, данное Моисеемъ, не одиноко; такое же толкованіе ему даютъ, какъ мы видѣли,

______________________________

1 Нельзя того же сказать, напр., объ ассиро-вавилонскихъ памятникахъ. Ассирійскіе цари въ своихъ широковѣщательныхъ описаніяхъ военныхъ походовъ  говорятъ только о потеряхъ враговъ и о своей богатой добычѣ и никогда не упоминаютъ о своихъ потеряхъ.

2 Въ объясненіе и подтвержденіе возможности предполагаемаго нами случая мы можемъ привести дѣйствительный фактъ, мелкій самъ по себѣ, но характерный. Около ста лѣтъ тому назадъ одному русскому помѣщику не понравилось имя одной изъ его деревень—Голодаева. Онъ приказалъ называть ее: Борисовская. Такъ она и стала значиться въ документахъ. Но народъ до сихъ поръ зоветъ ее по-старому—Голодаева. Та же повидимому судьба постигла и одно изъ гордыхъ, несомнѣнно искусственныхъ названій Вавилона, tintir—средоточіе жизни.

436

 

 

древніе историки, Абиденъ и Александръ Полигисторъ1, пользовавшіеся сочиненіемъ Бероза.

Обширная и плодородная Тигро-Евфратская долина была послѣднимъ пунктомъ совмѣстнаго обитанія рода человѣческаго, произшедшихъ отъ Ноя. Приведенные въ смущеніе внезапнымъ смешеніемъ языка, какъ выраженіемъ гнѣва Божія на людей, и въ то же время обрадованные ослабленіемъ узъ, въ которыхъ держало ихъ насиліе хамитскихъ властелиновъ, наибольшая часть людей, или въ составѣ цѣлаго племени, или отдѣльными родами, устремились на поиски новыхъ мѣстъ для поселенія. Не скоро они могли такія мѣста, которыя по своимъ удобствамъ отвѣчали бы покинутой странѣ и не побуждали бы идти дальше и дальше въ надеждѣ встрѣтить лучшее. Многимъ изъ нихъ пришлось поскитаться немалое время по невѣдомымъ пространствамъ, прежде чѣмъ примириться съ тѣмъ, что нашли, и спокойно приступить къ созиданію самостоятельной культуры, матеріальной и духовной. Лучшія племена и роды во время этого странствованія, свободныя отъ гнетущаго вліянія и соблазнительныхъ приманокъ развернувшейся въ Сеннаарѣ хамитской культуры, въ большей или меньшей мѣрѣ очистились отъ грѣховной накипи этой своеобразной культуры и возвратились къ простой богобоязненной жизни, которую вел праведный Ной и его ближайшіе, вѣрные его завѣтамъ, потомки. Книга откровеній, изъ которой

___________________________

1 С. Глаголевъ утверждаетъ, что преданія о столпотвореніи, записанныя у Бероза, Абидена и Полигистора, носятъ на себѣ слѣды вліянія Библіи (Ук. соч., стр. 145—6), на томъ повидимому единственномъ основаніи, что они очень близки къ библейскому повѣствованію. Сомнительно, чтобы языческіе писатели (Берозъ и Абиденъ) еще до перевода Библіи на греческій языкъ находились подъ ея вліяніемъ. Если же вліяніе на нихъ этой, чуждой имъ по духу, книги дѣйствительно было, то единственно въ силу согласія ея съ общечеловѣческимъ преданіемъ.

437

 

 

мы черпаемъ свѣдѣнія о древнѣйшихъ событіяхъ человѣческой исторіи, удостовѣряетъ, что невольныя переселенія и скитанія людей не одинъ разъ являлись средствомъ и наказанія за грѣхъ, и предохраненія отъ нравственной заразы, и очищенія отъ нея. Преступный Каинъ осужденъ былъ на скитаніе, какъ человѣконенавистникъ и насильникъ, котораго нельзя было оставить въ общеніи съ кроткими и богобоязненными людьми. Продолжительное скитаніе и вынужденное одиночество не могли не пробудить въ немъ сознанія своей преступности противъ закона Божія и закона природы, влекущаго человѣка къ жизни въ обществѣ себѣ подобныхъ. Авраамъ для предохраненія себя и своего будущаго потомства отъ укоренявшагося на мѣстѣ его родины, и даже въ семействѣ его отца, хамитскаго язычества долженъ былъ выселиться оттуда. Странствовалъ онъ и послѣ этого по землѣ Ханаанской и за предѣлами ея, отъ Дамаска до Египта, и въ этомъ странствованіи укрѣплялась его вѣра въ истиннаго Бога. Его потомки для сверженія съ себя „египетской нечистоты“ должны были странствовать по пустынѣ 40 лѣтъ. Плѣненія ассирійское и вавилонское, разсѣянія іудеевъ по Египту и затѣмъ по областямъ обширной римской имперіи были сколько наказаніемъ ихъ строптивости, столько же и средствомъ очищенія и обособленія потомковъ Авраама по духу отъ другихъ его потомковъ, плотскихъ, впавшихъ въ хамитское нечестіе. Подобное же очищающее, обособляющее и возбуждающее духовную энергію вліяніе имѣло и первоначальное разсѣяніе людей по лицу земли послѣ вавилонскаго столпотворенія.

Разсматривая начало послѣпотопной исторіи рода человѣческаго въ связи съ ея продолженіемъ, мы видимъ, что она въ своихъ важнѣйшихъ моментахъ слагалась изъ отношеній между главными группами людей, произшедшими отъ сыновъ Ноя, и опредѣлялась пророчествомъ послѣдняго. Чрезъ нѣкоторое время по разсѣяніи эти группы, свободно раскрывая въ своей

438

 

 

жизни племенныя особенности своей природы, настолько разошлись и обособились другъ отъ друга, что не могли уже составить изъ себя такое же цѣлое, какое представляли собою до разсѣянія изъ Сеннаара, и при встрѣчѣ не могли обойтись безъ борьбы между собою. Размножаясь и продолжая занимать наиболѣе удобныя мѣста для поселенія, они дѣйствительно стали сталкиваться между собою. Хамиты опять первые сплотились въ сильныя, болѣе или менѣе организованныя государства, съ стремленіемъ къ захвату чужого достоянія и къ подавленію свободы слабѣйшихъ племенъ. Тѣ изъ нихъ, которые остались въ передней Азіи и въ сосѣднемъ съ нею Египтѣ, прежде всего столкнулись съ семитами, которые разсыпались только по этому же, сравнительно ограниченному пространству. Первое столкновеніе произошло между хамитами, оставшимися въ Вавилоніи, и семитами, основавшими ассирійское царство. Оно отразилось въ многовѣковомъ соперничествѣ между Ниневіею и Вавилономъ изъ-за преобладанія въ Месопотаміи и во всей Передней Азіи. Борьба сопровождалась и мирнымъ взаимнымъ вліяніемъ въ бытовомъ отношеніи; такъ что въ концѣ концовъ образовался какъ бы одинъ смѣшанный народъ съ нѣкоторыми слѣдами семитическаго вліянія (въ области искусства), но съ преобладающимъ хамитскимъ духовнымъ складомъ—съ религіей глубоко языческой и съ нравами грубыми, жестокими и развратными. Въ столь же раннее время произошло столкновеніе и въ Египтѣ. Семитическое племя, извѣстное надъ именемъ гиксовъ, овладѣло значительной частью Египта и господствовало надъ нею въ теченіе нѣсколькихъ столѣтій. Здѣсь происходила ожесточенная борьба между племенами, далеко разошедшимися другъ отъ друга по складу жизни. Семиты не могли ни слиться съ хамитами, ни подавить ихъ окончательно; и, когда послѣдніе оправились отъ пораженія и усилились, гиксы принуждены были удалиться обратно, въ Азію. Только въ землѣ ханаанской семиты въ лицѣ еврейскаго племени одер-

439

 

 

жали рѣшительный верхъ надъ хамитами, и здѣсь „Ханаанъ сталъ рабомъ Симу“. Но не имъ, пока они оставались болѣе плотскими, чѣмъ духовными потомками Сима—Авраама, суждено было окончательно сломить внѣшнюю силу Хама. Когда евреи, увлеченные чувственными соблазнами хамитской культуры, нравственно ослабѣли и сдѣлались недостойными особенной божественной помощи, и когда два могущественныя хамитскія государства, вавилонское и Египетское, подобно допотопнымъ исполинамъ, въ кровавую борьбу уже между собою, изъ-за обладанія пограничными землями; тогда они (евреи) сами стали дѣлаться рабами то египетскихъ, то вавилонскихъ хамитовъ. Конецъ господству хамитовъ положили потомки Іафета. Задержавшіяся въ сѣверо-восточномъ углу передней Азіи два родственныя племени Іафетова корня, мидяне и персы, усилились и сокрушили могущество важнѣйшихъ хамитскихъ государствъ — вавилонскаго, египетскаго и финикійскаго. Послѣ паденія основанной ими монархіи хамиты не получили свободы и подпали подъ власть другихъ іафетовыхъ племенъ, сначала грековъ, потомъ римлянъ. Исполинская сила римлянъ положила трагическій конецъ послѣднему историческому1  убѣжищу хамитовъ, Карѳагену. Карѳагенъ былъ основанъ финикійцами, потомками одного изъ сыновъ Ханаана. Поселившись на восточномъ берегу Средиземнаго моря и сдѣлавшись отважными мореплавателями, они явились соперниками іафетидовъ, основывали колоніи по берегамъ моря и грозили сдѣлать свою мрачную культуру всесвѣтнымъ достояніемъ. А мы знаемъ, что эта чисто хамитская культура состояла въ ненасытномъ пріумноженіи матеріальныхъ благъ (какъ отчасти и нынѣшняя анти-христіанская европейско-американская цивилизація), въ обиліи чувствен-

_________________________

1 Хамитскія племена, удалившіяся на востокъ, до Индіи и южно-азіатскихъ острововъ, были подчинены іафетидами пришедшими съ сѣвера, во времена, неизвѣстныя исторіи.

440

 

 

ныхъ наслажденій и въ подавленіи духовной личности въ человѣкѣ. Карѳагенъ въ періодъ своего могущества и процвѣтанія былъ послѣднимъ средоточіемъ ея. Нигдѣ языческая религія не требовала столько человѣческой крови, нигдѣ она не подавляла такъ священнѣйшія чувства человѣка, какъ у карѳагенянъ; нигдѣ рабство не доходило до такого отрицанія человѣческой личности, нигдѣ страсть къ матеріальному обогащенію и жажда наслажденій не доходили до такихъ размѣровъ, какъ у нихъ же. И это, особенно отличенное в проклятіи Ноя, потомство Хама (чрезъ Ханаана), эта лѣвая сторона (Матѳ. 25, 38. 41) въ послѣпотопномъ человѣчествѣ стремилась къ всесвѣтному владычеству. Но хамиты столкнулись здѣсь съ римлянами. Завязалась упорная столѣтняя борьба, въ которой долженъ былъ рѣшиться вопросъ: какой культурѣ будетъ принадлежать первенство на землѣ, кто поведетъ за собою лучшую часть человѣчества—потомство ли Хама, вносившее въ міръ насиліе и рабство, животную чувственность и кровавую религію Молоха, или потомки благороднаго Іафета, хотя тоже язычествовавшіе, но имѣвшіе усвоить себѣ духовное наслѣдіе „сыновъ Божіихъ“, т. е., христіанство? Борьба кончилась и вопросъ разрѣшился совершеннымъ разрушеніемъ Карѳагена въ 146‑мъ году до Р. Х.1. Послѣ этого на исторической сценѣ не осталось ни одного значительнаго чисто-хамитскаго государства. Хамиты, первые послѣ потопа „взявшіе мечъ, отъ меча и погибли“ (Матѳ. 26, 58).—Войны, торговые интересы и другія причины передвиженія и общенія людей перемѣшали главныя группы племенъ, произшедшихъ отъ сыновей Ноя; такъ что чистыми хамитами по крови остались, можетъ быть

_________________________

1 Римляне на первыхъ порахъ положили заклятіе не возстановлять его изъ развалинъ и не селиться на его мѣстѣ. Однако же впослѣдствіи они основали новый Карѳагенъ на небольшомъ разстояніи отъ развалинъ стараго. Онъ скоро расширился, разбогатѣлъ; но это былъ не хамитскій Карѳагенъ, и въ немъ чрезъ 300 лѣтъ процвѣтало уже христіанство.

441

 

 

только уединенныя племена въ глубинахъ Африки и въ нѣкоторыхъ другихъ, удаленныхъ отъ историческаго движенія, мѣстахъ земного шара. Но духовно Хамъ продолжалъ и продолжаетъ жить и враждовать съ своими братьями, превознесенными надъ нимъ въ пророческомъ благословеніи Ноя и оправдавшими это благословеніе. Богъ устами послѣдняго ветхозавѣтнаго пророка и предтечи Христова возвѣстилъ, что Онъ „можетъ изъ камней воздвигнуть дѣтей Аврааму“ (Матѳ. 8, 9),—и воздвигъ. Эти камни—всѣ язычники, обратившіеся ко Христу, всѣ семиты, іафетиды и самые хамиты по плоти, ставшіе духовнымъ „сѣменемъ Авраама, наслѣдниками его по обѣтованію“ (Галат. 3, 29)1. Всѣ же оставшіеся коснѣть въ язычествѣ и суевѣріи (хотя бы и не языческомъ), всѣ противники Христа, распявшіе и распинающіе Его, всѣ христіане по имени, но язычники и безбожники по духу, всѣ оскорбители отцовъ, ругающіеся надъ священными завѣтами старины, отрицающіе авторитетъ закона и установленной закономъ Божіимъ и закономъ природы власти, всѣ хищники и мятежники, обагряющіе руки свои въ человѣческой крови, къ какому бы племени по плоти они ни принадлежали,—всѣ они духовные потомки мятежнаго Хама (Рим. 9, 6—8). Борьба между тѣми и другими продолжится до тѣхъ поръ, пока сила послѣднихъ не сосредоточится въ „человѣкѣ беззаконія“ и пока Христосъ не „истребитъ его духомъ устъ Своихъ (т. е., словомъ истины) и явленіемъ пришествія Своего“ (2 Сол. 2, 3. 8).

__________________________

1 Обѣтованіе Аврааму потомства, многочисленнаго, какъ песокъ морской (Быт. 13, 16), относилось именно къ этимъ его духовнымъ потомкамъ; потому что его плотское потомство всегда составляло и составляетъ одно изъ наименьшихъ по численности историческихъ племенъ.

442


Страница сгенерирована за 0.18 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.