Поиск авторов по алфавиту

Автор:Попов И. В., профессор

Попов И. В., проф. Ездра-Неемия или Неемия-Ездра?

Журнал "Христианское чтение" Спб.1904, 10, с. 554-570; 12, c. 835-852


ЕЗДРА-НЕЕМИЯ ИЛИ НЕЕМИЯ-ЕЗДРА?

 

К вопросу о хронологии миссии Ездры и Неемии.

 

__________

 

ПЕРВЕНСТВО прихода из Вавилона в Палестину свя­щенника и книжника Ездры пред прибытием в Иерусалим Неемии до последнего времени в библейской науке считалось фактом несомненным. В настоящее же время западная отрицательная критика это тради­ционное положение о первенстве прибытия в Иерусалим Ездры пред приходом Неемии не признает за неоспори­мое воззрение и в лице некоторых своих представителей склоняется к защите обратного ему мнения — о первенстве прихода Неемии пред прибытием Ездры. Подобная хроно­логическая перетасовка указанных событий со стороны некоторых представителей западной науки объясняется не только самым направлением рационалистической критики, как критики часто смелого отрицания и разрушения традиционных воззрений, а и характером источников — книг Ездры и Неемии, как не дающих надлежащего ключа к размещению в строго хронологическом порядке обстоятельств послепленной иудейской истории в период ее за­висимости от власти персов. Если вообще хронологический вопрос принадлежит к вопросам трудным в библиологических изысканиях, то всякому обращавшему внимание на изложение событий в кн. Ездры и Неемии хорошо зна­комо, с какими особенными хронологическими трудностями приходится встречаться и считаться историку по предмету начальной послепленной Иудейской истории. Самая уже транс-

 

 

крипция имен персидских царей в документах Ездры и Неемии: Кореш, Дарьявош, Ахашверош, Артахшашта, по которым располагаются события, довольно загадочна и возбуждает вопрос о носителях этих имен. Правда, если раньше наука исходила из мысли о строго-хронологическом распределении в книгах Ездры и Неемии событий, соответ­ственно чему и располагала эти последние в порядке преемственного списка персидских царей, начиная с Кира (Ко­реш) и считая имя одной и той же транскрипции кн. Ездры и Неемии за имена принадлежащие различным лицам (раньше Артахшашта 1 Езд. IV, 7—23 считался за Лже-Смердиза, а Артахшашта 1 Езд. VII за Артаксеркса), а теперь на основании самих транскрипций и внутренней критики текста наука нашла более верный ключ к разгадке употребляемых в кн. Ездры и Неемии имен, причем само предположение о хронологическом распорядке здесь событий ока­залось ненадежным и шатким (так документ 1 Езд. IV, 6—23 в настоящее время не признается стоящим в хро­нологической связи рассказа), то еще трудности хронологического размещения событий не устранились. Эти трудности обусловливаются тем, что на персидском престоле часто сменялись лица, носившие одни и те же имена; вопрос — какое именно из лиц разумел свящ. историк в том или другом случаях при постановке транскрипций имени, принадлежавшей нескольким лицам, является вопросом великой важности и серьезной трудности для исследователя.

Справедливость высказанной мысли мы отчасти сейчас же увидим при анализе рассказа Библии о времени прихода в Иерусалим Ездры и Неемии. „После сих происшествий“, так начинается вторая часть 1 кн. Ездры, „в царствование Артахшашты אַרתַּחשַםתּא, царя персидского, Ездра, сын Сераии... (VII, 1)... вышел из Вавилона (6)... в седьмой год царя Артахшашты (7)... и пришел он в Иерусалим в пятый месяц, — в седьмой же год царя (8)... в первый день месяца он пришел в Ирусалим (9)“. Книга Неемии говорит нам о прибытии в Палестину Неемии „в 20-й год Артахшашты“ (II, 1), причем сообщает очень важную для нас хронологическую подробность о возвращении Неемии по истечении 12 лет его деятельности в Иерусалиме в качестве уполномоченного от Персии иудейского pecha в 32-м году Артахшашты снова к царю (Неем. V, 14, ср. II, 6),

555

 

 

откуда он „по прошествии нескольких дней опять выпросился у царя“ (Н. XIII, 6) в Палестину, с какого вре­мени проходил второй срок службы в звании иудейского pecha. Почти по единогласному мнению западных ученых последняго времени, имя  אַרתַחשַםתּא  (1 Езд. VII, Неем. II, 1 и др.) представляет собой транскрипцию имени Артаксеркса, так, что, если мы примем во внимание указываемые нам источником даты времени прихода Ездры и Неемии, то у нас получится следующая хронологическая схема: a) Ездра пришел в Иерусалим в 7-й г. Артаксеркса, царя персидского, b) Неемия — в 20-й год Артаксеркса (Неем. II, 1), c) причем в 32-м году Артаксеркса ходил к царю (V; 14, XIII, 6), откуда снова возвратился в Палестину. Но спрашивается, какой же из Артаксерксов разумеется Библией в том и другом случаях? Мы знаем, что на персидском престоле был не один, а три Артаксеркса: I-й — Лонгиман (465¾424), II-й Мнемон (405—358) и III-й Ох (358—338), а источники, упоминая просто Артаксеркса, не дают нам указаний (хотя бы в смысле названия ближайших предков) на то, какого именно Артаксеркса они имеют в виду в 1 Езд. VII и Неем. II, 1. Вот почему, несмотря на видимую ясность и определенность хронологических дат Библии касательно прихода Ездры и Неемии, получается ши­рокая возможность разнообразного их распорядка. 7-й год Артаксеркса, назначаемый для прихода Ездры, может попа­дать на 7 г. Артаксеркса I-го Лонгимана=458 г., II-го Мнемона=398 г., или, наконец, III-го Оха=351 г.; для определения времени прихода Неемии остается возможность выбора между двумя Артаксерксами — I-м, или II-м, потому что указание на приход Неемии в Палестину в 20-й год Артаксеркса и на возвращение Неемии в Сузы в 32-й год этого же царя ясно исключает мысль о последнем III-м Артаксерксе — Охе, как царствовавшем менее 32-х лет, т. е. возможно предполагать, что Неемия пришел в Иepyсалим или в 20-й г. Артаксеркса I-го=445/4 г. или II-го Мнемона=385/4 г. 1). Отсюда попытки отступления от древ-

__________________

1) Правда, традиционное положение о времени заключения всего ветхозаветного канона в царствование Артаксеркса I-го должно, по-видимому, не допускать никаких попыток в решении вопроса о приходе Ездры и Неемии помимо отнесения прибытия того и другого в царствование

556

 

 

него воззрения, приурочивающего приход, Ездры в Иерусалим к 7-му году Артаксеркса I-го (458 г.), а Неемии к 20-му году этого же царя (445 г.) начались довольно рано; они заключались в отнесении миссии Ездры и Неемии ко времени более позднему сравнительно с Артаксерксом I-м, т. е., напр. — к правлению Артаксеркса II-го (Ганеберг, Каулен, Масперо), или в разделении прихода и деятель­ности этих лиц, когда, напр., приход Ездры приурочи­вался к 7-му году Артаксеркса I-го, а Неемии — к 20-му году правления Артаксеркса II-го (на западе — Марграф, у нас — Дорошкевич), однако в этих попытках хронологи­ческий распорядок — первенство миссии Ездры пред миссией Нееми — оставался неизменным: приход Неемии и его дея­тельность всегда следовали за приходом и начальною дея­тельностью Ездры (1 Езд. VII¾X, затем Неем. IVI). Но вот Гуаннакер решительно поколебал традиционный взгляд; оставаясь согласным с прежней традиционной шко­лой в воззрении на приход, Неемии в 20-й г. Артаксерса I-го Лонгимана, Гуапаккер разошелся с нею во мнении касательно прихода Ездры, приурочив прибытие последнего, как важного и полномочного лица, к 7-му году Артаксеркса II-го Мнемона (398 г.), т. е. Гуанаккер поставил приход Неемии в хронологическом отношении раньше прихода Ездры 1). В защите Гуанаккером этого положения заклю­чается, конечно, мысль не только о перетасовке прихода Неемии на место (в смысле первенства) Ездры, а и о хро­нологической перестановке самых событий послепленной истории, связанных с именами Ездры и Неемии, т. е. внутреннего урегулирования иудейской общины Ездрою (1 Езд. VIIX) и внешнего ее ограждения Неемией (Неем. IVI). Вот почему Гуанаккер, как выдвинувший новую точку зрения в библейской науке, вместо традиционного взгляда

_____________________

Артаксеркса I-го. Но дело в, том, что взгляд на заключение канона во время Артаксеркса  I-го на запад считается далеко не несомненным взглядом. Само заключение канона, по мнению отрицательной критики, относится ко времени Артаксеркса  I-го на основании предноложения о прибытии Ездры и Неемии в Иерусалим в правление этого  I-го Артак­серкса. Таким образом, получается то, что обычно называется circulus logicus.

1) Ноопaскеr. Nehemie et Esdras. Une nouvelle hypothése sur la chro­nologie de l’epoquede la restauration. In le Museon 1890 r.

557

 

 

Ездра-Heeмия Неемия-Ездра, но справедливому замечанию одного из исследователей, „дал сильный импульс даль­нейшей критике“ 1). После Гуанаккера ученые отрицательного направления начали еще более свободно перетасовывать между собою документы кн. Ездры (VIIX) и Неемии (IXIII), и в настоящее время невозможно уже создать такой теории касательно прихода и деятельности в Иерусалиме Ездры и Неемии, которая не находила бы для себя за­щитника в лице какого-либо из ученых на западе 2). За Гуанаккером в его воззрении на первенство миссии Неемии пред миссией Ездры пошли голландский ученый Костерс и венский профессор Селлин с тем в частности от Гуанаккера различием, что прибытие Ездры относят ко вре­мени того же I-го Артаксеркса только после 32-го года его царствования — моменту второго штатгальтерства Неемии, счи­тая цифру 7-го года Артаксеркса, указываемую Библией для прихода Ездры (1 Езд. VII, 6 -9), датою вымышленною 3). И так прямые свидетельства Библии касательно прихода в Иерусалим Ездры и Heeмии, при всей, на первый взгляд, ясности их показаний, не дают надежной почвы к надле­жаще верному распорядку данных событий.

Но если непосредственные свидетельства (1 Езд. VII, 1, 6—9; Неем. II, 1) не могут служить надлежащим критерием к хронологическому размещению миссии Ездры и Неемии, то естественно является вопрос: на чем же соб­ственно возможен спор между традиционною школою в ее взгляде на приход Ездры, как предваряющий приход Неемии, и новой критической школой в ее воззрении на первенство прибытия Неемии пред приходом Ездры? В решении этого вопроса мы переходим от прямых дат Библии в область косвенных ее свидетельств, или точнее

__________________

1) Berlholet. Die Bucher Esra und Nehemia. Tubingen und Leipzig 1902 r. S. XI.

2) Cm. Nikel. Die Wiederherstellung des Judischem Gemeinwesens nach dem babylonischen Exil. Freiburg im Brelsgau 1900 r. S. 148—150. Hoonacker. Nouvelles etudes sur la restauration juive apres l’exile de babylone. Paris et Louvain 1896 r., p. 187—189. Bertholet, op. eit. S. 30.

3)Kosters. Die Wiederherstelluug Israels in der persischen Periode. Ubers. Basedow. Heidelberg, 1895 r. S. 115. Sellin. Serubbabel. Eiu Beitrag zur Geschichte der messianischen Erwartung und der Entstehung des Iudentums. Leipzig, 1898 r. S. 50.

558

 

 

„моментов“, извлекаемых из сопоставления библейских рассказов о деятельности Ездры и Неемии.

Традиционная школа располагала (хронологически) доку­менты, относящиеся к периоду жизни и деятельности Ездры и Нееми, в порядке следования их друг за другом в Библии. Вот главная схема этого распорядка: в 7-й г. Артаксеркса I-го (458) Ездра в качестве царского полномочного приходит в Иерусалим (1 Езд. VII, VIII), здесь он с глубокою скорбью получает известие о смешанных браках иудеев с язычниками (IX), собирает собрание, расторгает эти браки и требует от собрания клятву по­ступать по закону (X). В 20-й год Артаксеркса I-го (445—4) приходит в Иерусалим Неемия, как уполномоченный от царя иудейский pecha, долженствующий восстановить стены Иерусалима (Неем. I; II). С большой ревностью Неемия взялся за восстановление стен, и, несмотря на трудность ра­боты, осложненной еще препятствиями со стороны am haarez, скоро окончил работу (IIIVI). Затем Неемия заботится об охране города и увеличении его народонаселения, здесь мы встречаем и списки пришедших с Зоровавелем (VII). В 7-й месяц (20-го же года Артаксеркса) Неемия выступает на сцену вместе с Ездрою, который по просьбе народного собрания читает на площади тору, и, согласно за­кону, иудеи празднуют праздник кущей (VIII); в 24-й день 7-го месяца собралось собрание с выражением усиленного покаяния во грехах, вылившемся в поэтической молитве пред Иеговою (IX), затем следовало клятвенное обязательство исполнения закона (X). После следует при­ведение Неемией своего намерения об увеличении состава народонаселения Иерусалима (списки жителей города и сел) (XI); в XII, 27 —43 Неемия выступает снова в союзе с Ездрою в торжественном освящении Иерусалимских стен (XII, 1—26 — списки различного рода). Наконец, Неемия уходит в 32-м году Артаксеркса к царю, откуда снова при­ходит в Иерусалим, где и застает общину опять отсту­пившеюот закона (XIII). Каких-либо иных оправданий для такого, а не иного понимания хронологического следования событий, связанных с именами Ездры и Неемии, помимо указания на 7-й и 20-й гг. Артаксеркса и порядок расположения самих документов в Библии, традиционная школа сначала и не старалась подыскивать. Довольно распростра-

559

 

 

пенное на западе мнение о кн. Ездры и Неемии, как нераз­рывной части, примыкающей к кн. Хроник, еще более поддерживало убеждение, что документы расположены в них в хронологическом порядке 1). Но когда критика, расчленяя документы Ich-stücke и Er-stücke, высказала по отношению к последним недоверие, причем заподозрила действительность их хронологического распорядка, и когда тем более рука Гуанаккера перетасовала самые Ich-stücke, то традиционная школа для защиты своего взгляда обратилась к частным указаниям документов.

Заподозрить схему традиционного распорядка событий в период Ездры и Неемии подал повод Гуанаккеру, так сказать, общий характер деятельности Ездры и Неемии. Сфера деятельности Ездры — внутреннее урегулирование общины — проведение Ездрою в жизнь палестинских иудеев Моисеева закона, в частности применение им строгих мер против смешанных браков иудеев с язычниками, область же полномочий Неемии — внешнее устройство жизни общины — укрепление им города посредством восстановления стен Иерусалима. Но думать общине об урегулировании внутренней жизни без обеспечения безопасности внешнего положения было невозможно, отсюда и деятельность Неемии, поскольку она касается постройки стен Иерусалима должна была предварять деятельность Ездры (1 Езд. VII—X). „Совершенно невероятно“, пишет и Селлин, „что Ездра пришел в Иерусалим прежде Неемии 2), ¾ первая деятель­ность Неемии падает на время раньше деятельности Ездры, только при этом предположении последняя становится по­нятной “ 3).

Это положение, выводимое из общего сопоставления ме­жду собою деятельности Ездры и Неемии и говорящее с точки зрения указанных ученых в пользу постройки стен Неемией раньше прихода Ездры, как полномочного

__________________

1) На этом аргументе следования документов Неемии за докумен­тами Ездры защищает, между прочим, и теперь один из западных ученых взгляд о первенстве прихода и деятельности Ездры (1 Езд. VII—X) пред бытием Неемии: Nikel. Die Wiederherstellung. S. 151, 152.

2) Sellin. Serubb. s. 49.

3) Sellin. Studien zur Entstehungsgeschichte der judischen Gemeinde nach dem babylonischen Exil: th. II. Die Restauration der judischen Ge-meiudoin den jahren 538—516. Leipzig. 1901 г. S. 116.

560

 

 

лица в Палестину, подтверждается ими и частными момен­тами библейского рассказа.

1. Текст 1 Езд. VII¾X не только не дает повода к предположению о материальной неустроенности Иерусалима, а наоборот заставляет признать весьма благополучное положение Иерусалима в материальном отношении „как со­вершенно урегулированного“ (parfaitemen reglée) 1). Ко вре­мени же прихода Нееми, Иерусалим лежал в развалинах, стен, как внешнего условия благополучного процветания города, еще не было (Неем. I), следовательно, приход Не­емии и его деятельность по построению стен должны были предупреждать миссию Ездры.

2. В момент возвращения иудеев с Ездрою, Иерусалим является совершенно населенным (VIII; 29, IX; 4, X; 1), а Неемия, по рассказу VII, 4, говорит об Иерусалиме, как о малонаселенном городе в его время и заботится об увеличении его населения (XI), очевидно, что Неемия привел в исполнение этот свой план раньше, чем прибыл Ездра 2).

3. Ездра в одной из своих молитв благодарит Бога за то, что Он склонил к ним милость царей персидских, давших им „ограждение (hader) в Иудее и в Иерусалиме“ (IX, 9). Но Иерусалим был „огражден“ Неемией (Неем. III—VI). Конечно, Ездра не мог бы говорить того, что высказано им в IX, 9, если бы его приход падал на время раньше постройки стен Неемией 3).

4. Из анализа VII—X Езд. ясно видно, что во время деятельности Ездры в Иерусалиме, Иудейская община уже не боялась am haarez, даже сама могла с успехом проти­водействовать силе этих окружающих ее соседей 4). В эпоху же первой миссии Неемии иудеи жили еще разбросанно между иноземцами (parmi les etrangers), язычники наводили страх на иудеев и превосходили их силою, чем объя­сняются и сами препятствия при постройке стен Неемией. Это положение также говорит в пользу более ранней

__________________

1) Hoonacker. Nouvell., р. 271.

2) Ibid.

3) Hoonacker. Nouvell. ibid. Sellin Serubb. S. 50.

4) Гуанаккер разумеет в данном случае факт расторжения иудеями смешанных браков без всякой оппозиции со стороны язычников.

561

 

 

общественной деятельности Неемии сравнительно с деятель­ностью Ездры 1).

5. Строгость мер Ездры в отношении смешанных браков иудеев с язычниками непонятна, если мы этот момент деятельности Ездры поставим впереди первой мисcии Неемии. потому что, когда Неемия в 445/4 приходит в Иерусалим, то вопрос о смешанных браках еще не стоял на очереди, об этих браках говорится таким тоном, какой не допускает смысла преступления закона (violation de la Loi). Отсюда же само собою попятно, что ре­форма браков Ездрою еще не имела места до прихода и постройки стен Неемией 2).

6. „В шести первых главах своих меморий Неемия совершенно умалчивает об Ездре“, — этот факт был бы совершенно непонятен, если бы Ездра пришел в Пале­стину в качестве видного, полномочного лица (Езд. VII) за 12—13 лет раньше Неемии 3).

7. Текст 1 Езд. X, 6 совершенно исключает мысль о первенстве миссии Ездры пред миссией Неемии: „Ездра пошел от дома Божия в жилище Иоханана, сына Елияшивова“. Под Иохананом в этом месте разумеют перво­священника Иоханана, потомка первосвященника Елияшива, а так как Елияшив был первосвященником, современным Неемии, а Ездра заходил в жилище Иоханана, потомка Елияшива, то значит приход в Иерусалим Неемии и его деятельность предшествует миссии Ездры 4).

Вот те аргументы, на которых западная критическая школа утверждает первенство миссии Неемии пред миссией Ездры.

Повторим кратко главные мысли этих аргументов и займемся их разбором. 1) Текст кн. Неемии говорит за материальную неустроенность Иерусалима, а книга Ездры VIIX дает основание к заключению о материальном благополучии Иерусалима. 2) При Неемии город малонаселен VII, 4, и Неемия заботится об увеличении состава его жи­телей, Ездра же застает город густо населенным (VIII; 29, IX; 4, X; 1). 3) Неемия строит „ограждение Иерусалиму

__________________

1) Hoonacker. Op. cit. р. 271—272.

2) Hoonacker. Nouvell. р. 271. Kosters, op. eit s. 46.

3) Hoonacker. Nouvell. p. 272.

4) Hoonacker. Nouvell. p. 276—7. Kosters, op. eit. s.s. 52.53.

562

 

 

(IIIVI), а Ездра застает уже это ограждение, как налич­ный факт (IX, 9). 4) При Неемии иудеи жили разбросанно среди соседей и боялись их, при Ездре же иудейская община представляла собой сплоченный организм и не только не страшилась „народов земли“, а и сама реагировала на них. 5) Неемия относится к смешанным бракам снисхо­дительно, как стоящим вне запрещения закона, Ездра же строго и ригористично. 6) Неемия не упоминает в своих мемориях Ездру (I¾VI гл.). 7) Речь о первосвященнике Иоханане в отношении к Ездре говорит за более позднее выступление последнего сравнительно с выступлением Неемии, как современника предка Иоханана — первосвящен­ника Елияшива (Неем. XIII, 4).

Не трудно заметить, что сущность почти всех этих положений, несмотря на их разнообразие, строго проникнута одной идеей — мыслью о генетически постепенном росте Израиля, как социального организма. Ход суждений такой: Ездра застает Иерусалим в материальном благосостоянии, но условие последнего ¾ защита города стеною, стена же по­строена Неемией, ergo Неемия пришел в Палестину раньше Ездры; деятельность Ездры, направленная к урегулированию внутренней жизни общины — строгая и решительная, дея­тельность же Неемии в отношении этой внутренней стороны жизни более снисходительная, следовательно миссия Неемии, как более простая предшествует миссии Ездры, как бо­лее сложной.

Однако эта общая эволюционная подкладка указанных аргументов значительно теряет силу на почве суждения об иудейской общине, как организме теократическом, в котором внутренняя сторона жизни всегда должна была по­ставляться на первый план, а потому, конечно, могла пред­шествовать окончательному устройству материального быта. Притом, если в истории других народных общин жизнь часто отступает от предполагаемого неизменным закона роста, то данный факт уклонения мог иметь место и в применении к иудейской общине без принятия во внимание и ее теократического характера. Эволюционный закон в применении к истории имеет лишь методологическое значение — не более, а потому подчинять всегда действительный ход истории этому закону мы не можем. — Обращаемся к разбору частных моментов отрицательной школы.

563

 

 

1. Положение Гуанаккера о материальном благоустройстве Иерусалима пред приходом Ездры выводится им из argumentum a silentio: в рескрипте Артаксеркса на имя Ездры (VII) мы не встречаем каких-либо распоряжений, имеющих в виду улучшение материального состояния Иерусалима, следовательно Иерусалим и не нуждался в подобного рода распоряжениях, т. е. был материально благоустроенным. Однако Селлин на почве этого же аргумента a silentio выводит совершенно обратное с Гуанаккером заключение: текст 1 Езд. VII не говорит о благополучном состоянии Иерусалима, а упоминание о богатых пожертвованиях прямо свидетельствует против этой мысли, следовательно Ездра застал Иерусалим „в безотрадном состоянии“ 1). По нашему мнению, на основании 1 Езд. VII мы не можем решительно говорить как о благоустроенности, так и о неблагоустроенности Иерусалима. Опущение характеристики внешнего быта Иерусалима понятно на почве суждения о миссии Ездры, как имеющей в виду внутреннюю сторону жизни иудеев: обозрение „Иудеи и Исрусалима по закону Бога“ (VII, 14). Допустим даже, что экономическое положение иудеев ко вре­мени прихода Ездры было лучше, чем пред прибытием Неемии, но из этого еще не следует необходимого вывода о приходе Неемии пред прибытием Ездры, так как материальная сторона жизни идет далеко не всегда по строго-­постепенной линии от худшего к лучшему; возможен и обратный ход, и эту возможность в данном случае мы констатируем несколько позднее, как историческую дей­ствительность. На основании указанного заключения Гуанак­кера мы, по справедливому замечанию Никеля, „и выступление пророка Аггея должны относить ко времени после постройки стен Неемией, потому что этот пророк не только ничего не говорит о печальном состоянии города, но даже противополагает удобные жилища обитателей (die behagligen Wohnungen der Einwohner) Иерусалима развалинам храма (den Ruinen des Tempels)“ 2).

__________________

1) Sellin. Stud. II. s. 181. Правда, Селлин простирает это свое положение главным образом в отношении святилища — храма, но из его речи легко можно видеть разделение им мнения о неустроенности сельскохозяйственного быта иудеев не только в это время, а и позднее при Малахии.

2) Nikel. Op. cit. s s. 173, 174. У пр. Аггея I, 4 Sephunim—hareb.

564

 

 

2. Утверждение Гуанаккера о достаточной населенности Иерусалима во время прихода Ездры и его малонаселенности в период деятельности Неемии покоится на одностороннем понимании Гуанаккером мест 1 Езд. VIII; 29, IX; 4, X, 1. VIII, 29 говорит лишь о нахождении в Иерусалиме лиц административно-служебного персонала, начальников над священниками, священников, левитов и глав израильских поколений без упоминания о простом народе; X, 1 же, упоминая о „весьма большом собрании израильтян“, как ясно видно из контекста, придает понятию „весьма большое“ относительный смысл в применении к месту собрания — величине площади пред храмом, занятой притом не только мужчинами, но женщинами и детьми. Во всяком случае из этих мест мы далеко не можем вывести мысли о густоте населения Иерусалима во время Ездры, что будто бы в эту эпоху город был parfaitement peuplée. Поэтому нисколько неудивительно позднейшее указание Неемии на малонаселен­ность Иерусалима (VII, 4), притом само это указание также относительно: „город пространен и велик, а народа в нем немного“. Весьма вероятно, что Неемия, принимая во внимание территорию Иерусалима, сравнивал современную ему плотность населения города с населением его в до пленное время (ср. Захр. VII; 7, Неем. VII; 4 с Аг. I; 4).

3. Ссылка Гуанаккера и Селлина на 9 ст. 1 Езд. IX гл., в котором Ездра благодарит Бога за милость персидских царей, даровавших иудеям „ограждение в Иудее и в Иерусалиме“ не дает еще основания к отожествлению „ограждения“ в IX, 9 (hader) с стенами города, восстановленными Неемией. Что слово hader, означающее первоначально „ограду, стену“ (Исаии V, 5), поставлено в IX, 9 не с прямым значением, а переносным, за это говорит уже грамматическое отношение его не только к Иерусалиму, а и Иудее: „дали нам ограждение в Иудее и в Иерусалиме“. По справедли­вому замечанию Берто 1), hader в IX, 9 равносильно понятию „безопасных мест“, дарованных персидскими царями для жительства иудеям; и никто, конечно, не станет на основании IX, 9 утверждать, что Иудея, как персидская провинция (ham-medina), была ограждена стеною.

__________________

1) Bertheau. Kurzgefasstes exegetisches Handbuch zum alten Testament. 17-e heferung. Esra Nehemia und Ester. Leipzig 1887 r. s. 115.

565

 

 

4. Положение, что иудеи пред временем Неемии жили рассеянно между иностранцами, не сознавали своей обособлен­ности от соседей, а также и не боялись их, при Ездре же сплотились между собой и не опасались am haarez, не оправдывается источниками. На основании списков о посе­лении первого каравана (1 Езд. II, Неем. VII) уже можно видеть, что иудеи заняли довольно определенную территорию вокруг Иерусалима, и если можно говорить о их рассеянности среди иностранцев, то лишь в смысле наличности последних в территории, занятой иудеями, и совместной близости с ними в силу этнографического положения Пале­стины в то время. А что иудейская община еще и на первых порах чувствовала себя сплоченною и довольно силь­ною, это уже доказывает факт отказа иудеями самарянам в их желании строить храм (1 Езд. IV, 1—5). Каким же образом иудеи с течением времени не усиливались, а ослабевали и особенно ослабели ко времени Неемии?

Если от обстоятельств препятствий самарян постройке стен Неемией Гуанаккер выводит заключение о слабости иудейской общины во время Неемии, то с неменьшим правом мы могли бы говорить на основании факта препятствий врагов производству постройки храма о бессилии иудейской общины и во время Зоровавеля, но как тогда объяснить отказ иудеев самарянам в их желании строить храм? Во внутренней жизни иудейская община при Зоровавеле, Ездре, Неемии всегда сознавала себя тесной и сплоченной, как gola, с которой am haarez не может иметь теократического общения. Конечно, в истории были уклонения, отступления от этой идеи, но для нас важно неизменное, равное всегда самому себе содержание данной идеи. Настаивать же на той мысли, что иудеи настолько реагировали внешнею силою на своих соседей во время Ездры, что заставили am haarez безропотно подчиниться решению иудейского собрания о расторжении смешанных браков и принять в свое общество отпущенных язычниц, мы не можем, как вы­водимой из argumentum a silentio. Какое произвела впечатление реформа Ездры на язычников, и была ли со стороны последних заявлена реакция и если была, то в какой форме — мы не знаем.

5. Мнение Гуанаккера и Костерса, что постановления Ездры касательно смешанных браков, как постановления довольно

566

 

 

решительные и сложные, понятны только при раннем допущении миссии Неемии, когда вопрос о смешанных браках еще не стоял на очереди и не допускал мысли о преступлении закона, что видно из снисходительного отношения Heeмии к лицам, вступившим в брак с язычницами, не может быть принято, как покоящееся на представлении об эволюционном росте закона. Если и не было бы раньше Неемии (при допущении миссии Неемии ранее миссии Ездры) „постановлений“ собрания общества касательно браков, то отсюда нельзя еще заключать, что иудеи, вступая в смешан­ные браки, могли считать себя правыми, вне violation de Loi во дни Неемии, так как положения закона касательно брачного общения иудеев с иностранцами были хорошо известны иудеям и в это время. В собраниях же общины касательно браков вырабатывались не новые формы относительно этого брачного вопроса, а лишь коллективно давалось согласие на исполнение постановлений древнего иудейского закона и изы­скивались меры к устранению или ослаблению наличного зла в этом отношении. Если же теоретическая, законодательная сторона касательно браков была известна иудеям далеко раньше плена, то отсюда, конечно, мы не можем ожидать в эпоху Ездры и Неемии и генетически-поступательного проведения в жизнь общины постановлений закона — от мер снисходительных к мерам более строгим, и заключать, что меры Нееии в отношении смешанных браков, как более мягкие, должны предшествовать мерам Ездры, как более суровым. Эти меры могли следовать друг за другом и не в строгой постепенности, и решительный характер реформы Ездры понятен на почве суждения о миссии Ездры, как внутренней по преимуществу. Еще менее, конечно мы можем ожидать практической успешной результатности и действенности предпринимаемых мер в отношении сме­шанных браков и утверждать, подобно Костерсу, что факт Неем. VI, 17 был бы непонятен после 1 Езд. IX, 10. (S. 46). Что жизнь часто отступает от закона — это каждому хорошо известная истина. Справедливо рассуждает Никель: собрание в 24-й день месяца тишри — во время 1-го штатгальтерства Неемии, подтвердившее положение не заключать смешанных бра­ков, „не могло помешать тому, что Неемия позднее во второй свой приход нашел большое число смешанных браков“ 1).

______________

1) Nikel. Op. cit. s. 212.

567

 

 

6. Положение, что Неемия в своих мемориях 1 —VI опускает упоминание об Ездре, мы должны принять, конечно, как факт. Но потому ли на самом деле Неемия не упоминает об Ездре, что Ездра еще не выступал на сцену истории в качестве полномочного лица (1 Езд.  VII¾X), это еще вопрос. По нашему мнению, неупоминание Неемией в 1—VI об Ездре понятно и при наличности миссии Ездры на почве рассмотрения содержания этих 6 глав, где Неемия повествует только лишь о постройке стен Иерусалима, как полномочии, возложенном на него лично.

7. На текст 1 Езд. X, 6: „и встал Ездра и пошел от дома Божия в жилище Иоханана, сына Елияшивова“ защит­ники первенства прихода Неемии пред приходом Ездры, ссылаются как на положительное доказательство для своей теории. Гуанаккер и Костерс видят в этом Иоханане — первосвященника Иоханана, понимая слово „сына-bеn“ в X, 6 в значении потомка-внука Елияшивова; а если так, т. е., что Ездра заходил в дом первосвященника Иоханана, то значит и деятельность его необходимо относить ко времени после Неемии, как современника деда Иоханана — Елияшивова (Неем. XII, 22). Однако этот комментарий данного места далеко не единственный. Признавая за Иохананом в X, 6 первосвященника Иоханана, некоторые исследователи устраняют ближайшее отношение этого Иоханана к Ездре, объясняя данный стих так: быть может сам хронограф жил во время Иоханана и знал, что комната, занимаемая Иoxaнаном при храме, была тем самым помещением, в ко­торое заходил „во время оно“ Ездра, и вот он называет эту комнату по современному ему в ней обитателю¾ Иoxaнану, или быть может Иоханан, в комнате которого был гораздо ранее Ездра, оставил за своей квартирой специально-техническое название „жилища Иоханана“, каковым именем она называлась и во дни Иаддуя или даже и его сына (время жизни хронографа по мнению отрицательной критики 1), другие видят в X, 6 переработку местоимения или интерполяцию названия жилища 2), третьи считают имя Иоханана за второе имя сына Елияшива Иоиады (Неем. ХII; 22) и т. д.—

__________________

1) Berthau. Op. cit. S. 121, 122. Kóhler. Lehrbuch der biblischen Geschiehte alten Testaments. II H. 2 th. Erlangen und Leipzig 1893 r. S: 611. Anm. 2.

2) Meyer. Die Entstehung des Judentum Halle. 1896 г. S. 90.

568

 

 

Однако мы на основании умалчивания Библии об Иоханане, как первосвященнике, и растяжимого значения слова „ben“ должны отнестись ко всем вышеуказанным толкованиям 1 Езд. X, 6, с большим сомнением. Во всех упомянутых попытках объяснения X, 6, вопрос об Иoxaнане, как перво­священнике, является предрешенным prius’ом, на самом же деле он должен быть еще искомым х—м. Поэтому мы вполне разделяем мнение Келера, что Иоханан, сын Елияшива 1 Езд. X, 6 был или священником времени Ездры, или каким-либо другим неизвестным лицом, имевшим жи­лище при храме 1). Косвенное основание к принятию этого положения мы находим в той же X главе, где имя Елияшива вне отношения к первосвященнику встречается три раза (ст. 24, 27, 36). Утверждение Костерса, что упомянутый в X, 6 Иоханан является „личностью известною“ (S. 53) покоится на априорных основаниях: здесь в X, 6 мы не встречаем титула при Иоханане, если же, сообразно тексту стиха, жилище Иоханана необходимо предполагать при храме, то сам Костерс признает, что  לשבית  при храме имели не только первосвященники, а и священники и даже миряне (4 Цр. ХХIII, 11; Иep. ХХV, 4).

Итак мы видим, что выставляемые критическою шко­лою аргументы в защиту первенства миссии Неемии пред миссией Ездры далеко на самом деле не говорят в пользу несомненности этой теории. Общее основание этих аргументов — мысль о постепенном, поступательном восстановлении израиля, частные моменты их покоятся или на argumentum a silentio, или на неправильном понимании текста, или на местах Библии, допускающих разногласие в их комментарии.

При том сами ученые, защищающее взгляд о миссии Неемии, как более ранней сравнительно с миссии Ездры, далеко не согласны в воззрении на хронологический распорядок документов кн. Ездры и Неемии и прибегают в данном случае к произвольным предположениям. Гуанаккер утверждает, что Ездра пришел в Иерусалим после первого и второго штатгальтерства Неемии (1-е штатгальтерство Неемии с 20-го года Артаксеркса I-го 445/4 г. по 32 г. Артаксеркса 433/2 г.), но вносит произвол в объ-

__________________

1) Kohler. Op. cit. ibid.

569

 

 

яснение документов, говорящих нам о совместной деятельности Неемии с Ездрою, падающих на период первого прохождения Неемией должности иудейскаго pecha. Гуанаккер полагает, что Неемия застал Ездру в Иерусалиме во время первого своего прихода в 20 г. Артаксеркса I-го; но в этот период времени Ездра был еще юношей и не занимал видной должности; в событиях VIII—IX Неем. XII, 27—43 Ездра выступает, как второстепенное лицо, а после второго штатгальтерства Неемии Ездра ходил из Иерусалима в Вавилон, откуда в 7-й г. Артаксеркса II-го возвратился в Палестину уже полномочным лицом сотте chef de la communaute juir. Bcе эти рассуждения не имеют за собой каких-либо библейских данных.

Костерс и Селлин относят приход Ездры ко времени вскоре после второго штатгальтерства Неемии, но тогда уже не признают за датой 7-го года Артаксеркса, к которой Библия приурочивает приход Ездры, исторического значения и отрицают достоверность рассказа о совместной дея­тельности Неемии с Ездрою, когда Ездра выступает пред нами в период первого штатгальтерства Неемии. Так, напр., об известии освящения стен города, где рядом с Неемией упоминается и Ездра, Костерс говорит: „описание торжественной процессии является настолько заметно и настолько сильно переработанным, что мы без всякого замедления упоминание об Ездре должны приписать перера­ботке“ 1), а события VIIX глав кн. Неемии Костерс относит в хронологии следования за обстоятельства, о которых говорится в ХIII гл. Неемии. 2) *).

В. Попов.

__________

__________________

*) Окончание следует.

1) Kosters. Op. cit. S. 50.

2) Вот более частный порядок следования документов Ездры и Неемии под углом зрения Гуанаккера и Костерса. По Гуанаккеру а) в 445/4 г. приходит в Иерусалим Неемия (1, II Неем.) и приступает, к постройке стен (III—VI Н.), b) затем заботится об увеличении населения  города (Н. VII, 4. XI, 1), с) выступает (но не как полномоч­ное лицо) Ездра (Н. VIII, XII; 36), d) после того как положение Иерусалима было более или менее урегулировано, и народ заключил завет об исполнении закона (Н. IX—X), Неемия уходит в Сузы (в 432 г.), е) тогда же, вероятно, Ездра уходит в Вавилон, f) Неемия, спустя

 

 

ЕЗДРА-НЕЕМИЯ ИЛИ НЕЕМИЯ-ЕЗДРА?

 

К вопросу о хронологии миссии Ездры и Неемии.

 

______

 

ИТАК, на основании как общего характера аргументов отрицательной школы в пользу положения о пер­венстве миссии Неемии пред миссией Ездры, так и разногласия ее представителей в частном распределении событий жизни и деятельности Ездры и Неемии, мы не можем принять защищаемого ею воззрения за пра­вильное и соответствующее истории.

Однако, конечно, если приводимые отрицательною шко­лою аргументы не подтверждают воззрения о первенстве миссии Неемии пред миссией Ездры, то этим еще без сомнения не доказывается истинность традиционного взгляда о первенстве прихода Ездры пред приходом Неемии. В подтверждение последнего воззрения нам, конечно, с своей стороны, нужно указать положительные моменты, насколько позволяют это сделать источники при современном их положении в библейской науке.

Главным и самым первым положительным моментом, дающим основание поставлять деятельность Ездры (1 Езд. VII X) впереди деятельности Неемииеем. IVI), служит документ 1 кн. Ездры IV; 7—23. Этот источник в литературе по исследованию послепленного периода долго оставался загадочным сфинксом, его содержание и положение приводило в серьезное недоумение историков и

__________________

*) Окончание, См. октябрь.

835

 

 

экзегетов. В настоящее же время наука в большинстве своих представителей склоняется к определенному взгляду на IV, 7—23, как на имеющий отношениe ко времени Артаксеркса, т. е. гораздо позднейшему, чем это можно судить по его постановке в нашем тексте. Вот этот документ: ,,и во дни Артаксеркса писали Бишлам, Миоредат, Табеел и прочие товарищи их к Артаксерксу, царю персидскому. Письмо же написано было буквами сирийскими и на сирийском языке (7). Рехум советник и Шимшай писец писали одно письмо против Иерусалима к царю Арта­ксерксу такое (8): Тогда-то. Рехум советник и Шимшай писец и прочие товарищи их — динеи и афарсафхеи, тарпелеи, апарсы, арехьяне, вавилоняне, сусанцы, даги, еламитяне (9) и прочие народы, которых переселил Аснафар великий и славный и поселил в городах самарийскихи в прочих городах за рекою, и прочее (10). И вот список с письма, которое послали к нему, царю Артаксерксу ¾ рабы твои, люди, живущие за рекою и прочее (11). Да будет известно царю, что иудеи, которые вышли от тебя, пришли к нам в Иерусалим, строят этот мятежный и негод­ный город и стены делают и основания их уже испра­вили (12). Да будет же известно царю, что если этот город будет построен и стены восстановлены, то ни по­дати, ни налога, ни пошлины не будут давать, и царской казне сделан будет ущерб (13). Так как мы едим соль от дворца царского, и ущерб для царя не можем видеть, поэтому мы посылаем донесение к царю (14): пусть поищут в памятной книге отцов твоих, и найдешь в книге памятной, и узнаешь, что город сей город мятеж­ный и вредный для царей и областей, и что отпадения бывали в нем издавна, за что город сей и опустошен (15). Посему мы уведомляем царя, что если город сей будет достроен и стены его доделаны, то после этого не будет у тебя владения за рекою (16). Царь послал ответ Рехуму советнику и Шимшаю писцу и прочим товарищам их, которые живут в Самарии и в прочих городах заречных: мир, и прочее (17). Письмо, которое вы прислали нам, внятно прочитано предо мною (18), и от меня дано повеление, — и разыскивали, и нашли, что город этот издавна восставал против царей, и производились в нем мятежи и волнения (19), и что были в Иерусалиме цари

836

 

 

могущественные и владевшие всем заречьем, и им давали подать, налоги и пошлины (20). Итак дайте приказание, чтобы люди cии перестали работать, и чтоб город сей не строился, доколе от меня не будет дано повеление (21). Как скоро это письмо даря Артаксеркса было прочитано пред Рехумом и Шимшаем писцом и товарищами их, они немедленно пошли в Иерусалим к иудеям и сильною вооруженною рукою остановили работу их“ (23). Итак главное содержание этого источника таково: a) персидские чиновники вместе с различными племенами am haarez пишут жалобу Артаксерксу, b) в жалобе имелся в виду факт постройки стен города иудеями, c) донесение имело результат, и постройка стен была прекращена „сильною, вооруженною рукою“. Но для нас особенно важно, что в ст. 12 IV гл. есть указание на то, какие именно иудеи имелись главным образом в виду в донесении. На основании текста: „иудеи, которые вышли от тебя, пришли к нам в Иерусалим“, можно заключить, что жалоба касалась иудеев, вышедших во время царствования Артаксеркса, а на основании источников (1 Езд. VII; 1, 8) мы знаем только об одной gola, вышедшей в правление Артаксеркса — gola Ездры. Следовательно, документ IV; 7¾23 повествует нам о деятельности Ездры и его gola, приписывая последней попытку восстановления стен Иерусалима, попытку, кон­чившуюся, как это видно из ст. 21—23. полною неудачею.

Теперь, если мы обратимся к I гл. Неемии, то увидим, что ее содержание сейчас же отсылает нас к указанному источнику 1 Езд. IV, 7—23, как своему priusy, и приход Неемии становится более понятным при предположении рассказа IV; 7¾23. В 20 г. Артаксеркса, когда Неемия находился в Сузах, пришли к нему несколько человек из Иудей с братом Неемии Ханани. „И спросил я их“ говорит Неемия об уцелевших иудеях, которые остались от плена и об Иерусалиме (Неем. 1, 2). И сказали они мне: оставшиеся, которые остались от плена, находятся там, в стране своей, в великом бедствии и уничижении; и стена Иерусалима разрушена и ворота его сожжены огнем“ (I; 3). Это сообщение Ханани о разрушении стен Иерусалима, сожжении ворот города и бедственном состоянии палестин­ской общины прямо указывает нам на документ 1 Езд. IV; 7¾23, повествующий нам о прекращении сильною воору-

837

 

 

женную рукою работ по восстановлению стен, начатых gola, вышедшей при Артаксерксе, т. е. gola Ездры. Ясно, таким образом, что в то время, когда Ханани пришел в Сузы к Неемии, Ездра с своей gola уже находился в Палестине. Итак документ 1 Езд. IV; 7¾23под углом зрения на него современной библейской науки служит очень сильным аргументом в пользу первенства миссии Ездры пред миссией Неемии; этот источник является связующим звеном между мемориями Ездры (VII—X) и Неемии (I—VI) в смысле хронологического показателя следования последних за первыми, и весьма справедливо многие библеисты поставляют 1 Езд. IV; 7—23 в конце кн. Ездры (за X главой) пред началом (I-й гл.) кн. Неемии 1).

Неудивительно поэтому, что защитники положения о первенстве прихода Неемии пред приходом Ездры видят в источнике 1 Езд. IV; 7—23 подводный камень для своего взгляда, а потому стараются так или иначе разорвать при­чинную связь между IV; 7—23 и I гл. Неемии, прибегая в данном случае к критики как самого документа IV; 7—23, так и содержания I гл. кн. Неемии. В обоих этих слу­чаях очень решительным является Костерс. По поводу IV; 7¾23Костерс пишет: „большинство исследователей принимает людей, — которые вышли от тебя (12 ст.) за возвратившуюся с Ездрою gola; она взялась восстановить стены Иерусалима, но, благодаря ухищрениям врагов, была остановлена, работа ее рушилась, и известие об этом дало повод Неемии придти в Палестину; однако достоверность (Glaubwürdigkeit) этого отрывка весьма сомнительна — sehr schlimm 2). Последнюю мысль Костерс аргументирует ссылками на употребление в IV; 7—23 имен: a) Аснафара (10 ст.), как переселителя жителей в Самарию, тогда как Аснафар не переселял колонистов в Самарию, а если и можно утверждать обратное, то во всяком случае не все жители Самарии были колонизованы Аснафаром, как это думает св. историк, b) афарсафхеев (9), как народного

__________________

1) Bertheau. Op. eit. s. 64, Köhler. Op. cit. ss. 576, 7, 614, 615, NikeL. Op. cit. s. 141, 181—186. Berlholet. Op. cit. s. 13. Яницкий. Происхождение и состав кн. Неемии (прилож. к Орл. Епарх. Вед. за 1881 г., стр. 112. Дорошкевич. Хронология кн. 1-й Ездры и Неемии. Христ. Чт. 1886 июль—август, стр. 10—19.

2) Koslers. Op. cit. S. 55.

838

 

 

племени, тогда как афарсафхеи были персидскими чиновни­ками, c) упоминания „памятных книг отцов“ (15) (Арта­ксеркса), по которым наводили справки об Иерусалиме и иудейских царях 1). Весь этот документ IV; 7—23, по Костерсу, составил редактор-хронограф с тендециозною целью — в параллель к своему же рассказу 1 Езд. III; IV; 1—5. Первой мнимой gola при Кире редактор приписал восстановление храма и выдвинул историю о препятствиях самарян сооружению храма, соответственно с этим и второй gola Ездры редактор приписал построение стен города и измыслил историю препятствий и этому предприятию. Отсюда придавать какое-либо историческое значение источ­нику 1 Езд. IV; 7—23, по Костерсу, мы не можем.

Гуанаккер считает документ IV, 7¾23 за историче­ский памятник, но отрицает мысль об отношении его к gola Ездры, предполагая возможность возвращения в прав­ление Артаксеркса другого какого-либо каравана, приход которого библией проходится молчанием 2).

Селлин же сначала относил отрывок IV; 7—23 к деятельности самого Неемии по восстановлению стен го­рода 3), теперь же приурочивает его к царствованию Кира или Камбиза, словом, ко времени вскоре после поселения первого каравана в Палестине в 537 г., который начал свою новую историческую жизнь с восстановления стен 4).

Что касается текста I гл. Неемии, как дающего повод поставлять в соотношение рассказ I гл. с 1 Езд. IV; 7—23, то, по Костерсу, при внимательном анализе содержания I гл. нельзя усматривать ее связи с IV; 7—23. a) Логиче­ское ударение в известии Ханани падает на слова, что палестинские жители находятся „в великом бедствии и уничижении“ (I; 3), сообщение же Ханани о разрушении стен Иерусалима и сожжении ворот было, по Костерсу, второстепенным частным штрихом в дополнении общей кар­тины бедственного состояния, современного Неемии и Ханани населения Иудеи. b) Молитва Неемии показывает, что при­чиною его скорби было не несчастье, будто бы незадолго пред сим коснувшееся Иерусалима, а все еще продолжаю-

__________________

1) Kosters. Op. cit. S. 56—57.

2) Hoonacker. Nouvell. p. 164 — 165.

3) Sellin. Serub. S. 53.

4) Sellin. Stud. II. S. 13—35.

839

 

 

щееся общее бедствие Израиля — его разъединение, рассеяние (Zerstörung) (Неем. I; 5         11) 1). c) При том из рассказа 1 гл. мы прямо видим, что gola еще не было в Палестине: Неемия спрашивает Ханани об иудеях ,,уцелевших от плена“ (2 ст.), Ханани сообщает Неемии о положении оставшихся, „которые остались от плена םִןֿהַשִּׁביִ נשאַרו אֲשּׁר (3). Как в вопросе Неемии, так и в ответе Ханани мысль о наличности gola в Палестине, по Костерсу, совершенно исключается. Также и в молитве Неемии по поводу полученного им от Ханани известия мы видим указание на отсутствие gola в Палестине: „помяни слово, которое Ты заповедал Моисею, если вы сделаетесь преступниками, то Я рассею вас по народам (1; 8); когда же обратитесь ко Мне..., то хотя бы вы изгнаны были на край неба и оттуда соберу вас и приведу вас на место, которое избрал Я“ (9). — Как можно без натяжки, — спрашивает, Костерс, — объяснять эту молитву, если gola уже возвратилась? Как мог Неемия напоминать Иегове об oбещании собрать рассеянных и просить, чтобы Бог исполнил его, если это исполнение уже началось? В последнем случае молитва Неемии являлась бы в высшей степени странною (höhst son­derhar) 2). Итак, если Ханани сообщает Неемии вообще о бедственном состоянии палестинских иудеев, при том иудеев „оставшихся от плена, а не возвратившихся, то мы не имеем никакого права поставлять в причинную исто­рическую связь I гл. кн. Неемии с 1 Езд. IV; 7—23, так как в последнем источнике ясно констатируется налич­ность gola (12 ст.), а отсюда и не можем делать вывода о первенстве прихода Ездры пред приходом Неемии.

Таким образом мы видим, что защитники распорядка событий по Неемии-Ездра путем критических соображений устраняют значение документа IV; 7—23, как доказательства в связи с I гл. Неем. хронологического течения со­бытий по Ездре-Неемии, при чем не находят и в тексте 1 гл. Неемии моментов, отсылающих читателя к источ­нику IV; 7—23. Остановимся на разборе указанных воз­ражений.

Костерс, как мы видели, заподозревает достоверность источника IV; 7¾23 на основании упоминания здесь имен:

__________________

1) Kosters. Op. cit. S. 60, 61.

2) Kosters. Op. cit. S. 46.

840

 

 

a) Аснафара, b) афарсафхеев, c) памятных книг. Гуанаккер видит в IV; 7—23 указание на gola, пришедшую в Палестину во время Артаксеркса, но не gola Ездры, а Селлин относит источник IV; 7—23 к царствованию Кира или Камбиза.

Что касается имени Аснафара, под которым теперь обычно разумеют Ассурбаницала, то уже на основании сви­детельства клинописи о нем, как переселителе народов в ассирийское царство 1), возможно допускать мысль и о колонизации им покоренными народами части территории — abar-nahara. А что по мысли св. историка Аснафар будто бы переселил всех жителей, упомянутых в IV; 9, 10 в Самарию, то это слишком поспешное заключение, не могущее быть принятым по соотношению с IV; 2, где переселителем народов назван еще Асардан (Ассаргадон). Из текста IV, 10, говорит один из наших исследователей, „не вполне ясно, идет ли здесь речь о колониях, отправленных одним из преемников Ассаргадона, или же — о той самой колонии, которую отправил Ассаргадон“ 2).

Положение Костерса об афарсафхеях, как персидских чиновниках, не имеет за собою неоспоримого значения. По мысли историка афарсафхеи — народное племя (IV; 9, VI; 6), и комментаторы не находят невозможным признать за именем „афарсафхеи“ название выселенных в Самарию колоний 3). Что касается сомнения Костерса в возможности справок „из памятных книг отцов“ вавилонских и ассирийских архивов об иудейских царях, то в действительности это сомнение едва ли имеет основание. Под памятными книгами отцов можно разуметь вообще обычные в древности dibrei haiamim, в которых, как полагают, могли быть найдены по справкам имена Менаима (4 цр. XV; 16) или Иосии (2 Парал. XXXIV; 6, 7, XXXV; 18) („отцов твоих“ = предков, предшественников) 4).

Итак, мы видим, что положения Костерса вовсе не

__________________

1) Köhler. Op. cit. S. 422.

2) Рыбинский В. II. Очерки истории самарян. Tp. Kieв. д. акад. 1895 г. Март. Стр. 433.

3) Keil. Biblischer Commentar uber die nachexihsehen Geschichtsbucher: Chronik, Esra, Nehemia und Esther. Leipzig 1870 r. s. 437.

Bertheau. Op. cit. s. 52.

4) Bertheau. Op. cit. s. 61.

841

 

 

являются безвыходными для историка и не дают повода считать IV, 7—23 вымыслом хронографа с тенденциозною целью. Последнее утверждение Костерса слишком произ­вольно, чтобы на нем останавливаться.

Мнение Гуанаккера, что в IV, 7—23 мы видим рассказ о попытке восстановления стен, исходившей не от gola Ездры, а от другой, прибывшей раньше, не может считаться неоспоримым: источники дают нам сведения только о двух gola — 1-й, возвратившейся при Кире и вто­рой, пришедшей с Ездрою, а так как Ездра пришел в правление Артаксеркса (VII), а лица, писавшие донос IV; 7—23, говорят об иудеях, вышедших при Артаксерксе, то мы имеем прямое основание полагать, что в IV, 7¾23 реч идет о gola Ездры.

Попытку же Селлина отнести событие IV; 7¾23 ко времени вскоре после 537 г. мы не можем признать вероят­ною, как покоящуюся на произвольном предположении о порче хронистом в документе IV; 7—23 имен персидских царей, вследствие неумелого обращения хронографа с найденным им арамейским свитком и плохого знания им хронологии персидских царей (Stud. II; 15—35).

В результате мы видим, что нет серьезных данных к подозрению IV; 7—23 в подлинности рассказа (Костерс), а равным образом и нет оснований к отнесению этого источника к gola, но не gola Ездры (Гуаннакер), или ко времени Кира и Камбиза (Селлин) 1).

Теперь нам необходимо обратиться к рассмотрению толкования Костерсом I гл. Неемии, как исключающего мысль об отношении этой главы к IV; 7—23. Костерс указывает, что a) главный пункт сообщния Ханани — общее бедственное положение Иерусалима и Палестины, известие же о разрушении стен и сожжении ворот занимало в этом сообщении второстепенное место, b) скорбь Неемии была вызвана рассеянием израиля, с) выражение Ханани и

__________________

1) Конечно, мы ограничились самыми беглыми замечаниями по во­просу о документе IV, 7—23. Западная литература в этом отношении очень богата и разнообразна. Желающих более подробно ознакомиться с литературной и исторической критикой источника IV; 7—23 мы отсылаем к Meyer'у Die Ents. s. 16, 17 и 30, Köhlery op. cit.,7 Nikelю и отчасти Wellhauseny. Die Rucker der juden aus dem babilonisehen Exil. Nacbrieht Gotting. Gesellsch. Philolog-hist. Klasse 1895, s. 171, 172.

842

 

 

Heeмии: „оставшиеся, которые остались от плена“ и d) мо­литва Неемии о собрании рассеянного израиля исключают наличность gola в Палестине во время Неемии, миссия Ездры, очевидно, еще не имела места.

Стремление Костерса поставить в тени сообщение Ханани о разрушении стен Иерусалима и сожжении ворот города, как побочное обстоятельство в общем известии Ханани, не оправдывается данными текста. Ханани, как можно умозаключать из хода речи, сообщает Неемии новость, ко­нечно, последняя не носила бы на себе характера новизны, если бы Ханани говорил о факте и без того хорошо известном Неемии — разрушении стен Иерусалима во время его осады в 586 г.

Молитва же Неемии, указывающая нам на печаль Нее­мии по поводу разъединения израиля, не исключает мысли и о скорби Неемии по поводу полученного им известия о разрушении стен города и сожжении ворот. Неемия сам объясняет царю свою печаль, как следствие полученного им известия ее о сожжении ворот города (11; 3).

Толкованиe Костерсом выражения מןֿהַּשֺבי נשׁאַרו אַשר в смысле указания на оставшихся в стране от плена, т. е. не бывших в плену, далеко не единственное и верное. На языке послепленных книг, как שֺבי так и שארימ имеют технический смысл, первое всегда означает вавилонский плен ¾ находящихся в нем (Езд. II; 1, III; 8, VIII; 35) 1), а последнему очень часто придается теократическое значение 2); но если бы мы ему придали и простое значение („остальной“, „прочий“ без теократического оттенка), то и тогда получается смысл I; 2, 3 не в пользу теории Ко­стерса: „те, которые вавилонский плен, счастливо пережили“.

Молитва Heeмии, в которой он просит за объединение и возвращение рассеянного израиля, понятна и после l-го и 2-го фактов возвращения. Мы знаем, что и по приходе в Палестину Ездры далеко еще не возратился весь израиль, следовательно молитва Heемии имеет для себя фактическое основание, понятна она и психологически, как pia desideria религиозного иудея, поэтому вовсе не является странной при наличности gola в Палестине „Если строго следовать ме-

__________________

1) Sellin. Serub, s. 48. Stud. II s.116, 117 Bertholet op. cit.s. 47, 48.

2) Wellhausen. Op. cit. s. 179.

843

 

 

тоду Костерса, пишет Селлин, то „на основании молитв Сираха и соломоновых псалмов можно доказывать, что Ездра не приводил gola в Иерусалим, потому что даже они еще жалуются на рассеяние“ (Stud. II. s. 118) 1).

Итак мы должны признать понимание Костерсом как сообщения Ханани, так и скорби Неемии пониманием про­извольным, a толкование Костерсом выражения „уцелевших от плена“ (I; 2, 3) и содержания молитвы Неемии в смысле исключения мысли о наличности в Палестине gola — толкованием односторонним. Отсюда же мы имеем право утверждать справедливость высказываемого многими библеистами и разделяемого нами положения о непосредственном отношении I гл. Неемии к 1 Езд. IV; 7—23, при принятии же этого воззрения приход Ездры в Палестину раньше прибытия Неемии не оставляет сомнения.

Однако достоверность рассказа IV; 7—23 и поставление этого документа пред I гл. Неемии оспариваются не на почве только суждения о IV; 7—23, как источнике неподлинном (Костерс), отнесения его к иному времени и лицам (Селлин, Гуанаккер), а также и анализа содержания 1 гл. Неемии, но и на почве других указаний, выводимых логически из данных Библии. Возражения против возмож­ности попытки построения стен Ездрою пред приходом Неемии направляются со стороны Селлина; главные мысли их сводятся к следующим положениям: a) переход Ездры от деятельности внутренней к деятельности внеш­ней „внутренно¾ не мотивирован", b) странно, что Ездре удалось легко построить стены, восстановление которых потребовало от Неемии напряжения всех сил; c) из II Неем. не видно, чтобы постройка стен была запрещена раньше, d) таинственность, с которою Неемия приступает к постройке, показывает, что последняя была новым предприятием, и если бы раньше было наложено запрещение на постройку, то теперь Неемия объявил бы снятие его всена­родно, e) предприятие Неемии было ново и для самарян II; 19. 2).

__________________

1) Так как толкование Костерсом I гл. Неемии исключает мысль о наличности в Палестине во время Неемии вообще gola 1-й и 2-й, а не одной 2-й, то в числе оппонентов Костерса в данном пункте мы встречаем Гуанаккера и Селлина. Из близких друзей Костерса в Scrubbabel’е Селлин выстунает его противником в Stud.

2) К этим аргументам, изложенным Селлином в труде Serubb.

844

 

 

a) Сомневаться в возможности перехода Ездры от дея­тельности внутренней (VII—X) к деятельности внешней — построению стен (IV, 7—23) мы не видим оснований. Поль­зуясь методом Селлина, мы должны бы были отрицать воз­можность перехода и со стороны Неемии от деятельности внешней (Н. I¾VI) к деятельности внутренней (Н. VIII: 9, XIII), однако Библия говорит нам о действительном участии Heeмии в делах внешних и внутренних. Правда, Селлин не касается подробно рассмотрения документов Неемии, но думаем, что он, признавая участие Неемии в построении стен, не будет отрицать достоверности показаний и XIII гл., говорящей нам о внутренней деятельности Неемии, так как XIII гл. принадлежит к отделу меморий Ich-stücke.

b) О том, чтобы Ездре легко удалась работа по восста­новлению стен, мы не знаем; в IV’; 7¾23 мы имеем письменный памятник лишь официального характера, опускающий бытовую картину истории постройки, и уведомляю­щий персидскую власть только о факте: иудеи „стены делают, и основания их уже исправили“ (12), поэтому гово­рить здесь о легкости хода работ мы не имеем данных. В кн. же Неемии у нас под руками подробный повество­вательный рассказ, специально посвященный истории по­стройки стен (I—VI), и потому мы естественно здесь встре­чаем бытовые подробности, опущенные раньше в официальном донесении — IV; 7—23. Итак, мы соглашаемся с Селлином в том, что постройка стен Неемией потребо­вала от последнего большого напряжения и усилии, но не можем принять положения Селлина о легкости производства работ по восстановлению стен Ездрою, так как к утверждению этого положения помимо шаткого argumentum a silentio не имеем оснований.

Остальные моменты, приводимые Селлином, что c) в кн. Неемии мы не видим указания на ранее бывшее запрещение постройки стен, d) встречаем замечание о таинствен­ности начала работ Неемией по восстановлению стен, e) акт производства которых казался новым и самарянам (II: 19), по нашему мнению, имели только значение на страницах

__________________

ss. 49-50, Селлин отсылает читателя и в своей новой paботе Stud. II, s. 14, 116.

845

 

 

Serubbabel'я, когда Селлин относил документ IV; 7—23 ко времени после начала работ Неемией по постройке стен города, теперь же они падают и на почве теории самого Селлина, при отнесении им документа IV; 7—23 ко времени Кира или Камбиза. Если в настоящее время Селлин отно­сит документ IV; 7—23 к Киру и Камбизу, то значит он сам не видит в обхождении молчанием кн. Неемии факта запрещения постройки стен, указании на таинствен­ность производства Неемией постройки и характер впечатления этих работ на самарян, достаточных препятствий к предположению работ по сооружению стен ранее Heeмии, что утверждаем и мы, относя попытку Ездры укрепить город IV; 7—23 ранее работ Неемии. Во всяком случае на выдвигаемые Селлином в Serub, положения, мы имели бы право надеяться получить разъяснения от самого же Селлина в Stud., так как здесь эти аргументы из оборони­тельной позиции перешли в наступательную против их автора. Но насколько само по себе слабо значение указанных Селлином моментов и насколько они удобоподвижны, доказывает уже тот факт, что Селлин считает их стоящими в ряду его защитников, тогда как они являются перебежчиками из его лагеря, ставшими в ряды его же противников.

Итак, бесспорно мы имеем право смотреть на документ 1 Езд. IV; 7—23, как на исторический prius повествования кн. Неемии, считая миссию Ездры (VIIX) более ран­нею, чем Неемии; приход и деятельность Неемии следуют за событием, рассказаным в IV; 7—23, не только как post hoc, но и как propter hoc.

Другим не менее важным положительным моментом, говорящим в пользу первенства миссии Ездры (VII¾X) пред миссией Heeмии (IVI) является сопоставление спис­ков лиц, возвратившихся с Ездрою (1 Езд. VIII), с списками принимавших участие в постройке стен при Heeмии (Н. III). При сопоставлении между собой этих списков мы замечаем, что некоторые имена списка gola Ездры встречаются в регистре строителей стен при Неемии, та­ковы свящ. Меремоо, сын Урии (Езд. VIII; 33, Н. III; 4, 21), левит Хашавия (VIII; 19, III; 17), Хаттуш (VIII: 2, III; 10), Мешуллам (VIII; 16, III; 4, 6, 30). Является, ко­нечно, вопрос тожественны ли между собою лица того и

846

 

 

другого списков, называемые здесь и там одинаковыми именами? Костерс на этот вопрос отвечает отрицательно (S. 47). По Костерсу ни одно лицо (kein einziger) списков VIII Ездр. мы не можем считать тожественным с соответствующим ему по имени лицом списков Неем. III. Сходство имен — случайное совпадение: у Езд. упоминается Хаттуш-давидянин, а у Неемии просто Хаттуш, у Ездры один Мешуллам, а у Неемии два, левит Хашавия Ездры тоже иной, чем Неемии. Однако, если мы обратимся к указанным спискам, то увидим, что в них имеются дан­ные для более решительного вывода относительно сходных имен, чем для предположения лишь простого, случайного их совпадения. Мы остановим свое внимание на левите Хашавии, упомянутом в том идругом списках: „за ним“ (Heeмией ст. 16) „чинили левиты halevim: Рехум, сын Вания, подле него чинил Хашавия, начальник полуокруга Кеильского, за ним чинили братья их — Баввай и т. д.“ (Неем. III; 17, 18). Костерс пишет: „мы не можем отожествлять Xaшавию левита, которого приводит Ездра (VIII; 19) с одноименным строителем стены, потому что этот назы­вается начальником Кеильского полуокруга, но немыслимо, чтобы левиты, положение которых во время Heeмии не оставляло желать ничего худшего, могли занимать такие почетные места“ 1). Но это возражение Костерса покоится на априорных предпосылках и прямо противоречит текстуальным данным. Костерс оспаривает то, что Хашавия, упоминае­мый Heeмией (III; 18) был левит, но читая внимательно ст. 17, 18, мы видим, что Хашавия был именно левитом: „чинили левиты Рехум..., Хашавия, начальник полуокруга Кеильского“. А что левит Хашавия занимал почетную должность, то в этом нет чего-либо невозможного, если и далее говорится, что один из братьев этих левитов — Хенадада был также начальником полуокруга Кеильского (18 ст.) 2). Многие ученые высказываются положительно не только за тожество Хашавия Езд. VIII и Неем. III, но Хатуша и Мешуллама 3). По Костерсу если бы упомянутые

__________________

1) Kosters. Op. cit. s. 47.

2) За Рехумом и Хашавией чинили братья их אַחַיהִם, суффикс в этом последнем слове бесспорно имеет отношение к упомянутым в ст. 17 левитам.

3) Keil. Op. cit. s. 467, Bertheau op. cit. s. 105), Kuenen. Gessammelte

847

 

 

лица были тожественны между собой, то мы встретили бы в списках Неемии гораздо большее количество сходных имен с именами списка Ездры, чем это видим теперь. Но можно думать, что Неемия и не задавался целью пере­числить поименно всех участников постройки стен; он перечисляет скорее главных деятелей производства работ, и если бы Неемия оставил нам список всех лиц, строивших стены, то тогда бы мы, конечно, встретили большее количество случаев совпадения имен между списками Езд. VIII и Неем. III. Не нужно забывать и того, что в постройке стен принимали участие лица, ближе жившие к Иерусалиму, как это видно из указания мест их посе­лений, и что среди них были иудеи, возвратившиеся раньше, а также и потомки жителей оставшихся от плена. По Велльгаузепу, gola Ездры составляла лишь 4% по отношению к населению Палестины того времени 1).

Третьим серьезным основанием к отнесению деятель­ности Ездры (VII—X) ко времени ранее деятельности Неемии (I¾VI) служит то обстоятельство, что Ездра при своем приходе в Палестину не застает областеначальника Иудеи: на почве 1 Езд. VIII; 36 можно говорить о существовании областеначальников вообще в отдельных провинциях abar-nahara во время прихода Ездры, но не ресhа Иудеи. Правда, это положение покоится на argumentum a silentio, но оно всемиучеными принимается за бесспорное. Если же Ездра не встретил в Иудее по своем приходе иудейского pechа (каким был позднее Неемия), то значит остается выби­рать одну из следующих возможностей: или Ездра a) пришел до Неемии, b) или между первым и вторым штатгальтерством Неемии, когда последний удалялся к персид­скому царю, с) или после второго штатгальтерства Неемии. Против второй возможности говорить дата 7-го года Артак­серкса, падающая на приход Ездры (VII; 8), не могущая уложиться в рамки между первым и вторым штатгальтерством Неемии (20 г.—32 и д), против третьей ¾ нахождение в списках III гл. Неемии (строителей стен) — лиц из gola Ездры (VIII), остается признать, что приход Ездры

_________________ 

Abhandlungen zur biblisehen Wissensehaft. Freiburg 1894 г. ss. 241, 242, Nikel. Op. cit. s. 156, Vellhausen. Op. cit. s. 171.

1) Welhausen Op. cit. s. 170, 171.

848

 

 

падал именно на время до прибытия Неемии (1-ая возможность).

Помимо этих моментов в пользу первенства прихода Ездры пред прибытием Неемии ученые указывают еще а) на видное положение и место Ездры в период первого штатгальтерства Неемии во внутренних делах общины: просьба народного собрания, обращенная к Ездре, касательно чтения закона (Неем. VIII), заставляет видеть в Ездре лицо уже облеченное доверием и полномочием персидской власти (Никель, s. 157,8), b) на подразделение в списках возвратившихся с Ездрою лиц, очень близко подходящее к подразделению лиц в списке возвратившихся при Кире (особенно градации священнического класса), что более по­нятно при менее значительном промежутке, разделяющем прибытие второго каравана от первого (Куенен s. 243).

Итак, как на ocновании разбора положений, направляемых вподтверждение мнения о первенстве миссии Неемии пред миссией Ездры мы пришли к заключению о недоста­точной обоснованности этого мнения, так и на основании при­ведения моментов в пользу первенства миссии Ездры пред миссией Неемии, мы склоняемся к признанию этого традиционного положения за воззрение, более отвечающее истории. Все попытки поставить Ездру позднее Неемии, говорит Мейер, являются неосновательными, и хронологический распорядок меморий Ездры и Неемии нужно признать правильным (oр. cit. s. 90, 91).

Естественно теперь спросить — к правлению какого же Артаксеркса или Артаксерксов мы должны приурочить при­ход Ездры и Неемии? Ответить на поставленный вопрос прямо и окончательно довольно трудно. Кажется более вероятно относить приход в Иерусалим Ездры и Неемии к царствованию одного и того же Артаксеркса, в пользу этого положения говорит соотношение 1 Езд. IV; 7—23 с Неем. I гл. 1). На основании же связи IV; 7—23 с предыдущим контекстом — 6 ст. можно думать, что этот Артаксеркс, на время которого падает миссия Ездры и Неемии, был

__________________

1) Вопрос — мог ли один и тот же Артаксеркс запретить по­стройку стен (IV;7—23) и разрешить ее после (Неем. I и II) не представляет трудных препятствий для положительного на него ответа (Nikel. S. 160 anm.).

849

 

 

Артаксерксом I Лонгиманом; в 6 ст. речь идет о жа­лобе на иудеев (тоже, очевидно, на построение ими стен), в правление Ксеркса, а 7 ст. упоминает Артаксеркса, не­посредственное следование этих царей на персидском пре­столе друг за другом и упоминание их в источнике друг при друге дают возможность видеть в них Ксеркса 1-го (485¾465) (6 ст.) и Артаксеркса 1-го (465—424) (7 ст.). При том вполне естественно полагать, что иудеи вскоре по окончании постройки храма (516=6-й г. Дария Гистаспа) взя­лисьза укрепление города. Важно и то, что между окончанием второго храма (516), когда еще первосвященником был Иисус и 32 г. Артаксеркса 1-го (433), когда первосвященником был Елияшив, заключается 83 года: а Елияшив был внуком и вторым преемником Иисуса, следовательно, 83-х-летний период времени более естественен по продол­жительности для прохождения служения трех первосвящеников, нежели период (от окончания храма) до 32-го года Артаксеркса II-го Мнемона (373 г.) 1).

Однако мнение о приходе в Иерусалим Heeмии в 20-й г. Артаксеркса I-го находит для себя многих противников. Некоторые ученые на основании одного из свидетельств Флавия, имеющего отношение (будто бы) к Неем. XIII. 28, прямо не находят возможным приурочивать деятельность Heeмии к правлению Артаксеркса I-го Лонгимана. Флавий в Antiqu. XI; 7—8 передает, между прочим, что брат первосвященника Иаддуя Манасия женился на Никазо, дочери персидского наместника Самарии Санаваллата, дожившего до времени Александра Великого. В XIII, 28 Неем. читаем: „из сыновей Иоиады, сына великого священника Елиашива, один был зятем Санаваллата Хоронита“. Полагают,что Флавий и Неемия говорят об одном и том же факте,и что если пополнить взаимно их свидетельства, то у нас получится следующее представление о факте и его хронологии: сын Иоиады, дядя Иаддуя, (у Флавия брат Иаддуя ¾ ошибка) женился на Никазо, дочери персидского наместника Санаваллата Хоронита, дожившего до Александра Македонского. Если же Неемия был современником Санаваллатаи

__________________

1) Хотя не невозможным является предположение и о прохождении тремя первосвященниками своего служения и до 32 г. Артаксеркса Мнемона. См. Дорошкевич.Хронология... стр. 29, пр. 3.

850

 

 

имел отношение к его зятю (Н. ХIII; 28), то бесспорно его миссия должна падать на время не ранеее Артаксеркса II-го Мнемона, в противном же случае — при отнесении деятель­ности Heeмии к эпохе правления Артаксеркса I-го ¾ продол­жительность жизни Неемии будет κἀτ ἐξοχήν неестественна: Heeмия пред нами будет выступать послепленным патриархом 1).

Однако, несмотря на однородность сюжета в рассказах Иосифа и Неемии о браке лиц первосвященического рода и одного имени Санаваллата, родственного по отношению к первосвященническому дому, эти рассказы нетпрепятствий считать и за различные. По Неемии зятем Санаваллатабыл, сын Иоиады ¾ дядя Иаддуя, а по Флавию зятем Санаваллатабыл Манасия ¾ брат Иаддуя. Конечно, усматривать в опре­делении лица Флавием ошибку и исправлять эту еще пред­полагаемую ошибку по Неемии — слишком поспешно, так как от этой поправки искомая хронологическая проблема получает совсем другое наклонение в определенную сто­рону ее решения. Если же указания Неемии и Флавия каса­тельно лиц первосвященнического дома в упомянутых свидетельствах различны, то мы имеем достаточное право считать и Санаваллата Неемии лишь одноименным, а не тожественным с Санаваллатом Флавия. Правда, говорят, странно ожидать одноименных наместников в Самарии в правление Артаксеркса I-го и Александра Великого (посланного впрочем раньше при Дарии Кодомане) и видеть в положении одинакового родства того и другого по отношению к потомкам первосвященнического поколения. Однако, если мы не находим ничего странного в очень частом чере­довании на персидском престоле царей с именем Ксеркса и Артаксеркса, то не можем удивляться и тому, что два наместника Самарии, разделенные друг от друга известным промежутком времени, носили одно и то же имя Санаваллата. Нет ничего неестественного и в том, что тот и другой Санаваллат стояли чрез своих дочерей в одинаковом по степени родстве с домом первосвящен­ника. Насколько в послепленное время у иудеев, особенно

__________________

1) Эту гипотезу о приходе Неемии в царствование Артаксеркса II-го Мнемона на западе защищает Марграф и др., а у нас г. Дорошкевич.

851

 

 

„знатнейших" из них (1 Езд. IX) были распространены браки с иноземцами ¾ свидетельством тому служит зна­чительная часть документов, падающих на деятельность в Палестине Ездры и Неемии. В силу условий внутренних — ослабления нравственных устоев жизни, этнографического и географического состояния Палестины того вре­мени ¾ наличности иноплеменников в территории Палестины и бедного материально-экономического положения иудеев, смешанные браки имели место и после деятельности и жизни Ездры и Heeмии.

При решении вопроса об отношении Санаваллата Хоронита Heемии к Санаваллату, областеначальнику Самарии Флавия, нелишне, кажется, выдвинуть проблему об административном положении Санаваллата Неемии. Вопрос ¾ был ли Санаваллат Хоронит областеначальником, поставленный Селлином в Scrub. (s. 53), очень уместен. Моментов к отрицательному решению этого вопроса мы имеем более, чем положительных: a) при Санаваллате Хороните мы ни разу не встречаем титула ни pecha-abar-nahara, ни просто pecha, b) меры Санаваллата против постройки стен Heeмией — колкости, насмешки и хитроумные уловки ¾ весьма сомнительны в отношении к областеначальнику и совсем непохожи на меры, напр., pecha abar-nahara Фафная при восстановлении иудеями храма (1 Езд. V; 3¾17) и с) наконец, по свидетельству того же самого Флавия, эпархом заречья во время Неемии был Άδδᾱιος.

Поэтому мы не смеем твердо настаивать на отожествлении Санаваллата Хоронита Неемии с Санаваллатом областеначальником Самарии Иосифа Флавия и не можем „ре­шаться“, как говорит один из западных исследователей, „показания Неемии исправлять по Иосифу“ 1).

 

В. Попов.

__________


Страница сгенерирована за 0.22 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.