Поиск авторов по алфавиту

Автор:Елеонский Ф. Г.

Елеонский Ф. Г. Краткий обзор важнейших результатов египтологии в отношении к повествованию Пятикнижия

Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу.

 

Христианское чтение. 1883. № 3-4.

 

Ф. Г. Елеонский

 

Краткий обзор важнейших результатов египтологии в отношении к повествованию Пятикнижия.

(Речь, произнесенная в день годичного акта С.-Петербургской духовной академии, 17 февраля 1883 г.).

 

Из совокупности древних событий, нестареющих истин и вековечных установлений, составляющих вообще предмет библейской истории, которая дает мне почетное право говорить в настоящем торжественном собрании, да позволено будет обратить ваше просвещенное внимание на предмет, соединяющий глубокую древность и научную важность с занимательностью некоторой новизны, обратить именно внимание на отношение добытых доселе важнейших данных египтологии к библейскому повествованию Пятикнижия.

Египтология есть весьма новая отрасль знания, считающая свое существование только десятилетиями; давно затерянный ключ к древним египетским письменам найден был только в начале настоящего столетия; но письменные памятники, которыми она занимается, принадлежат вообще седой древности, и есть между ними немало таких, которые существуют сорок и более столетий и которые получили свое происхождение во времена предшествующие или соответствующие пребыванию в Египте народа—носителя и хранителя ветхозаветной истины. Несмотря на недавность открытия, после столь многих веков совершенной неизвестности, правильное чтение и понимание древнеегипетских, в высшей степени своеобразных письмен, не только разгаданы, но и прочно установ-

482

 

 

— 483 —

лены в настоящее время; и если египтологи продолжают еще встречать весьма большие трудности в некоторых из египетских текстов и не всегда одинаково читают и переводят те или другие места в них, то это не может подрывать выработанной ими системы восстановления древнего языка, подобно отчасти тому, как неодинаковое понимание известного места у классических писателей не доказывает ошибочности существующего метода изучения древних языков. Действительная древность египетских текстов не подлежит также сомнению и вследствие внутренних их свидетельств и на основании согласных с ними указаний позднейших греко-римских писателей; поддельность памятников исключается как незнанием древнего письма в течение столь долгого времени, так и самыми обстоятельствами, при которых они, были открываемы: их нередко находили в таких местах, вход в которые с незапамятных времен был совершенно затерян, или под такими грудами развалин, искусственное нагромождение которых трудно представить.

Что же в этих несомненно подлинных и древних текстах вычитали египтологи относительно времен отдаленных, о которых повествует и книга книг—священная Библия! И как относятся их показания к свидетельствам древнейшей ее части, т. е. Пятикнижия!

Отвечая на этот широкий вопрос в данное время, назначенное обычаем для актовой речи, мы не можем конечно вдаваться в частности и укажем только в общих чертах современное состояние исследований египтологии по вопросам, общим у нее с библейскою наукою, отмечая впрочем при этом как те пункты, по которым достигнуты положительные результаты, так и те, в которых остаются еще в настоящее время пробелы.

Краткий наш обзор 1) результатов египтологии, насколько

1) Те пункты настоящего очерка, которые высказаны здесь в смысле положений, без разъяснения оснований или указания специальных сочинений,

 

 

484 —

они могут быть доступны не египтологу, начнем с преданий о первобытных временах человечества. В этом отношении открыто доселе весьма немногое сравнительно: вместо цельной более или менее космогонии, как у других древних народов, здесь встречаются только отрывочные указания наприм. на Нун или хаос, из которого выходит и образует 1) мир верховное божество; учению о создании человека соответствует здесь пока отрывочное сказание об истечении или происхождении человека из глаза бога Гормахиса 2) или известное изображение Кнефа, приготовляющего глину для образования человека; для эдемского рая и совершившихся в нем событий египетские памятники представили равным обр. весьма слабые, с отчетливостью неуловимые отклики древнего предания, то в мифическом изображении лежащей к востоку от Египта страны Аалю, орошенной рекою, богатой всеми прекрасными произведениями и безопасной от действий змея 3), то в сказании о необыкновенном острове, служащем местопребыванием змея, одаренного разумом и словом, или богов, владеющих деревом жизни 4). И если при всей слабости этих аналогий речь наша

для нашей литературы будут раскрыты в приготовляемом к печати сочинении о времени пребывания изр. народа в Египте.

1) В ΧVΙΙ гл. кн. Мертвых говорится: «Я есмь Тум, который был один в Нун», или: «то, что родило твое слово, что произвели твои руки, ты извлек из Нун», под чем египтяне разумели воду или первобытный хаос (Pierret. Essai sur la mythologie égyptienne. 25. Le Page Renouf. Vorlesungen ub. Ursprung d. Religion. 186.187). Это же представление о происхождении Ра из Нун выражено в сообщаемой далее надписи, открытой в гробнице Сети 1-го. Эти свидетельства устраняют, понятно, космогонический взгляд, приписанный египетской религии в соч. архим, Xрисанфа, «Религии древн. мира». II, 114; ср. однако 120. 121.

2) Lenormant, Les origines de 1 histoire daprès la Bible et les traditions des peuples orientaux. 1880. I, 39.

3) Laut. Aus Aegyptens Vorzeit. 1881. S. 53. 56.

4) Вестник Европы. 1882, февраль. 595 и д. Делая это указание, мы не разделяем однако некоторой уверенности достопочтенного автора исследования в проводимом им сближении между эдемским раем и описанным в папирусе необычайным островом; в действительности черты сходства Здесь очень слабы; и как ни смотреть на гипотезу Фридриха Делича о месте

 

 

— 485 —

начинается тем не менее с преданий о первобытных временах, то при этом главным образом имеется в виду сделанное в ближайшее к настоящему время замечательное открытие в Египте сказания, неизвестность которого древним жителям этой страны 1) представлялась трудно объяснимою,—разумеем именно указание на истребление человечества потопом, воспоминание о котором, как призвано, общеизвестно было всем замечательным народам старого и нового света за исключением одних египтян. Иероглифическая надпись, содержащая это сказание, найдена 2) в Фивах в знаменитой по художественной отделке и богатству текстов гробнице фараона Сети 1-го. Сущность этого сказания, полная передача которого с необходимыми объяснениями потребовала бы довольно значительного времени 3), состоит в том, что когда царствовал в Египте бог Ра и сделался стар, тогда люд и «начали говорить против него речи и подобно злодеям составили заговор»; разгневанный на это бог в совете с другими богами и богинями решил тогда истребить нечестивых людей; но затем, когда богиня начала приводить в исполнение этот приговор и поразила часть людей, Ра умилосердился над оставшимися в живых, сказав: «это добрые люди и я стану их защищать»; с этою целью на месте поражения людей был разлит особо-приготовленный напиток, под действием которого

рая (Wo lag das Paradies?), едва ли во всяком случае можно отказывать в серьезности приведенным им аргументам против обычного понимания названой в Быт. II, 13 земли Куш в смысле Эфиопии.

1) В нашей литератур призвано это в «Религии древн. мира» арх. Xрисанфа. II, 130.

2) Первый, обративший внимание на эту надпись, был Навиль, обнародовавший текст ее с переводом в Transactions of the Biblical Archeology B. IV. Новый перевод этой надписи сделал Ляут в соч. Aus Aegyptens Vorzeit. S. 71, a затем Брутш в Die Neue Weltordnung nach Vernichtung des sündigen Menschengeschlechtes nach einer altägyptischen Überlieferung. Berlin. 1881.

3) Так как эта надпись, сколько мы знаем, неизвестна в нашей литературе, то поэтому мы помешаем перевод ее в особом приложении.

 

 

— 486 —

богиня не заметила оставшихся людей, которым Ра, удалившийся затем на небо, объявил прощение грехов и установил жертвоприношения, долженствовавшие в будущем служить заменою подобного истребления людей.—Несмотря на очевидные особенности в способах наказания и спасения людей сравнительно с библ. повествованием 1), это египетское сказание заключает две существенные черты, заставляющие относить его к тому же событию, это именно — божественное осуждение человечества на истребление за нечестие и сохранение от гибели немногих благочестивых, которым в жертве указывается затем спасение в будущем, в виду чего современные ориенталисты и египтологи принимают это сказание за неоспоримое доказательство известности древним египтянам предания о потопе. Восполняя существовавший доселе пробел, новооткрытый египетский текст может служить драгоценным данным при научном обосновании универсальности предания о потопе и действительности самого события.

Для библейского повествования о послепотопном человечестве, по мере того, как оно, удаляется от времен первобытных, ряд данных, представляемых египетскими памятниками, становится более сомкнутым и полным. Начиная с того момента, когда родоначальник израильского народа впервые входит в соприкосновение с Египтом, и до того времени, когда его потомки оставляют эту страну, библейское повествование находит в египетских текстах и изображениях многочисленные указания, следующие почти непрерывно и в бытовом отношении строго соответствующие. В данное время мы не можем обнять совокуп-

1) Особенный — по египетскому сказанию — способ наказания и спасения людей с большим правдоподобием объясняется тем, что для египтян разлитие Нила было благодетельным явлением, вследствие чего существовавшее предание о потопе получило у них такое изменение, что осужденные на истребление люди погибают не в волнах потопа, а уничтожаются особым способом, и что разлитие напитка служит средством спасения. Таково объяснение аббата Vigouroux в La Bible et les découvertes modernes. I, 219, что принимает и Leuormant в Les origines de 1 histoire. I, 454.

 

 

487 —

ность таких указаний даже в кратком перечне и потому остановим внимание только на немногих, более замечательных. Библейское изображение пребывания Авраама в Египте, при сличении его с древнеегипетскою жизнью, является столь точным и верным, что самая притязательная критика в этом отношении не находит уже здесь ни одного сомнительного пункта. Предосторожность Авраама, предложившего Сарре назвать себя сестрой, и последовавшее затем взятие ее в дом фараона находят для себя объяснение и подтверждение в папирусах, из которых один рассказывает романическую историю с найденными благоухающими локонами, оканчивающуюся тем, что их обладательница делается фавориткой фараона, другой—говорит о присвоении одним из фараонов XI династии жены у мужа, явившегося к нему искать правосудия. Дары, полученные Авраамом от фараона, указаны в библейском повествовании не только согласно вообще с бытовою жизнью Египта, но и поразительно верно с древнейшим ее периодом: названо именно то, чем было богато древнее египетское царство до нашествия Гиксов, и совсем не упомянуто о том, чего по существующим исследованиям не было еще в Египте в ту отдаленную эпоху, — разумеются в последнем случае кони, впервые являющиеся на египетских памятниках со времени фараонов XVIII династии, во всяком случае царствовавшей значительно позднее пребывания здесь Авраама. А в целом для истории этого посещения представляет замечательную и выразительную иллюстрацию известная картина, найденная в Бени-Гассане, в гробнице правителя области из времени XII династии. На этой картине изображено именно представление египетскому губернатору пастушеского семейства из племени Аму, по чертам лица, цвету кожи и разноцветной одежде принадлежащего к тому же семитскому племени, из которого происходил и Авраам; самое имя главы этого семейства Абша (по существующим переводам=«отец песку») напоминает отчасти имя отца верующих: «отец множества». Хотя это па-

 

 

— 488 —

стушеское семейство является в положении просящего и приносящего дары, египетский губернатор принимает его с заметным почетом: представляющий пришельцев писец подает правителю донесение об их числе, а слуга держит его сандалии, которые снимались в торжественных случаях.—Из библ. повествования об Иосифе, во всех чертах и подробностях признанного египтологами 1) совершенно согласным с древне-египетскою жизнью, укажем только на употребленные бытописателем египетские названия лиц и предметов, напр. Потифар, Цафнат-IIIанеах, аху и др.,—на изображение двора фараона с известными его чинами, тем более замечательное по своей точности, что даже Геродот допустил здесь в известных пунктах (относительно вина и пшеницы) некоторые признанные ошибки, и наконец— на виденные фараоном знаменательные сны, состоящие из сочетания таких образов, которые вполне соответствуют особенностям египетской природы и мифологическим представлениям жителей нильской долины.—Из совокупности бытовых данных, добытых египтологами для круга событий, относящихся ко времени пребывания в Египте развившегося из патриархальной семьи израильского народа, остановимся единственно на замечательной картине, открытой в Фивах, в гробнице чиновника из времени Тутмеса III и изображающей египетское плинфоделание. Египтолог Розеллини, первый увидевший эту картину, так увлечен был поразительным сходством изображенных на ней работ над глиною и кирпичом с описанными в кн. Исход, что в представленных на картине подневольных работниках он признал прямо евреев. Дальнейшие исследования не подтвердили этого мнения, но и при всем том данный памятник сохранил вполне значение монументального красноречивейшего 2) свидетельства о величайшей точности библ. повествования, когда оно гово-

1) Разумеется особенно соч. Ebersee: Aegypten u. die Bücher Moses, и Chabas; Etudes sur lantiquité historique и его же Mélanges Égyptoiogiques.

2) Brugsch, Geschichte Aegyptens, 358.

 

 

489 —

рит о тяжкой работе, к какой принуждали сынов Израилевых с жестокостью; для совершенной полноты сходства недостает на этой картине рядом с глиной, кирпичами и надзирателями, держащими свои короткие палки над голыми спинами работников, только одного,—соломы, употреблявшейся по Библии при египетском плинфоделании; но и эта не изображенная здесь подробность подтверждена с несомненностью составом кирпичей, найденных в древних египетских развалинах с оттиснутыми на них именами фараонов.—Общий результат сопоставления библ. свидетельств с исследованными доселе особенностями древнеегипетской жизни,—результат, всеми признаваемый, хотя и неодинаково оцениваемый по различию направлений того или другого исследователя, состоит в том, что, изображая жизнь в Египте патриархов и их потомков, библ. повествование представляет в целом и в частностях истинно египетскую картину, начертанную писателем, несомненно знавшим Египет весьма точно 1).

Для библейско-египетской географии, благодаря успехам в изучении вообще Египта, разъяснившим многое в прежнем его состоянии и в древних свидетельствах достигнуты равн. образом немаловажные результаты. Прежние ошибки и колебания в определении области, занятой некогда израильтянами, в настоящее время совершенно устранены: земля Гесем с уверенностью, опирающеюся на достаточные данные, может быть теперь указана на нарте и библейское изображение ее, с одной стороны, как лучшей египетской земли, с другой—как находящейся в обособлении от областей с густым коренным населением Египта не заключает уже чего-либо несогласимого с современным пустынным характером восточной части нижнего Египта. Но что касается частных, названных в кн. Исход географических

1) Так наприм. Ewald в Geschichte d. Volkes Isr. (1865 г.) II, 90; Chabas в Mélanges Egyptologiques. Troisième série. Il, 139; Ebers в Aegypten u. die Büeh. Moses. 261. 265. 269.

 

 

— 490

пунктов, с которыми израильтяне входили в то или другое соприкосновение, то положительные успехи в их определении пока незначительны. Уверенность, с какою лет 30 тому назад определялись некоторые из библейско-египетских городов, напр. Рамсес, Пифом 1), в последнее время значительно поколеблена вновь открытыми памятниками, послужившими в свою очередь основанием для новой географической комбинации, которую развил Бругш, один из самых авторитетных современных египтологов, и которая, согласуясь вообще с установленным определением земли Гесем, назначает совершенно другие места для всех названных в кн. Исход египетских городов и самого моря, чудодейственно осушившего дно свое. Не входя ни в изложение этой комбинации, ни в ее разбор, заметим здесь только, что ни монументальные данные, на которых она главным образом основывается, ни высокий ученый авторитет ее автора, не доставили географической его комбинации, видимо только согласуемой, а на самом деле расходящейся с библ. повествованием, права гражданства в науке; возражения, какие она встретила со стороны других археологов и египтологов, поверявших ее на месте, настолько содержательны и сильны, что в настоящее время она потеряла, можно сказать, доверие к прочной обоснованности своих положений.—Важнейшие из положительных результатов, достигнутые новыми изысканиями по географии древнего Египта, заключаются в освещении неизвестными до того данными некоторых пунктов в восточной части Н. Египта и особенно в оживлении научного внимания к вопросам библейско-египетской географии, положительное однако решение которых^ столько же согласное с Библией, сколько и с указаниями древних памятников, есть по преимуществу дело будущего, по неполноте данных второго рода в настоящем.

1) Разумеется особенно исследование об этом Лепсиуса в его «Die Chronologie d. Aegypter» 1849 г.

 

 

— 491 —

Для истории собственно библейской в данный круг времени египтология при всех необычайных своих успехах не открыла доселе в древних памятниках несомненных указаний на те лица, которые по библейскому повествованию находились и действовали в Египте, и на те события, которые здесь совершились. Не только имен Авраама и Иакова, но имени даже Иосифа, произведшего в качестве полномочного министра столь важные изменения в государственной жизни Египта, не встречено в известных египтологам текстах; звучащее в названии рукава или капала Нила в верхнем Египте имя Иосифа (Бар-ел-Юзеф= «канал Иосифа») с уверенностью не может быть производимо от библейского патриарха 1); возбуждает равным образом сомнение и отношение найденного в надгробной надписи упоминания о многолетнем голоде к семилетнему голоду при Иосифе 2). Усилия найти в памятниках указание на Моисея сделаны в новейшее время с большою настойчивостью со стороны некоторых египтологов 3), но результаты ах изысканий об этом, несмотря на тщательность, ученость и остроумие, не нашли у других египтологов признания, соответствующего горячей убежденности самих авторов в верности истолкования древних текстов. Даже имя евреев с несомненностью не найдено в памятниках древней эпохи, и если некоторые из египтологов отожествляют его с «Апуриу», то это не более, как частное мнение, встречающее доселе противников. Отсутствие ясных монументальных указаний исторического характера на библейские события составляет весьма важный пробел, который, если не оказывает особенного влияния на оценку исторического значения последних, то несомненно служит важнейшей причиной продолжающейся неустановленности хронологического соотношения между событиями библейской и египетской

1) Bunsen. Aegyptens Stelle in d. Weltgeschichte. II, 40. 41.

2) Rösch в Stud. ιι. Kritiken. 1878. lieft 4; Riehm. Handwörterbuch d. Bibl. Altertumskunde, 764.

3) Разумеются Heath и Lauth.

 

 

— 492 —

истории: на какой момент последней падает деятельность Иосифа и переселение Иакова в Египет, какой из фараонов начал угнетение израильтян и при каком из его преемников вышли они из Египта, эти вопросы, привлекавшие к себе столь многих даровитых и опытных исследователей, и для настоящего времени остаются в существе дела нерешенными с положительностью, как убеждает в этом продолжающееся между египтологами и библеистами большое разнообразие ответов на эти вопросы. Еще относительно времени Иосифа существует сравнительно некоторое согласие, так как большею частью признается им эпоха владычества Гиксов в Египте, как полагали это и древние христианские хронографы; ко относительно следующих за тем событий израильской истории в существующих определениях времени применительно к истории Египта преобладает разнообразие, настолько значительное, что крайние из этих определений расходятся между собою более чем на 300 лет. Такая неодинаковость мнений, несмотря на уверенность защитников того или другого из них, ясно показывает слабость оснований, на которые опираются эти хронологические определения. И если одно из современных мнений, приурочивающее исход израильтян к правлению Менефты II, сына Рамсеса В., всего чаще повторяется и некоторыми принимается за доказанное, то на самом деле и оно имеет слабые стороны, из которых напомним здесь только одну, состоящую в непреодолимой трудности согласить с библейской хронологией время правления этого фараона, полагаемое обыкновенно около 1300 годов до Р. Хр. Вообще нужно сказать, библейско-египетская синхронистика данного круга времени не установлена еще, и библеист, строго согласующий выводы с основаниями, не может с полною уверенностью указывать на тот или другой момент египетской истории, как современный известному библейскому лицу, зная, что египетская хронология в настоящее время с положительностью не определена равным образом. Полагать, однако, что эти вопросы останутся таковыми же и на буду-

 

 

493

щее время, не дает основания ни свойственное древним египтянам умалчивание о тяжелых событиях в их исторической жизни, ни исчезновение многих памятников особенно Нижнего Египта под влиянием времени, невежества и политических потрясений, которых так много испытал Египет. Исследование памятников Нижнего Египта, в котором жил израильский народ, можно сказать, началось только и далеко не простерлось еще на все остатки древности, уцелевшие здесь под густыми слоями обломков и песку, к которым мнимо-дружеское нашествие на Египет в наши дни присоединило конечно еще новые слои и к великому прискорбию в той самой местности, которую населяли некогда израильтяне, — разумеем, движение английских войск на Тель-Кебир, лежащий на северной окраине той долины, которая по всем исследованиям входила некогда в состав земли Гесем. Подтверждая неполноту современного археологического исследования Нижнего Египта, служащую некоторым основанием надежды на лучшее будущее, припомним только то, что даже бугры таких развалин, каковы на месте знаменитого Гелиополиса, систематически доселе не исследованы и что в недавнее время египтологи во время своих путешествий по Египту встречали еще развалины, не только не осмотренные, но никем дотоле и неупомянутые.

Но если для истории израильского народа в данный круг времени не найдено в открытых доселе памятниках Египта ясных и бесспорных указаний, то в другой исторической также области и столь же дорогой христианскому сознанию начинает выясняться знаменательный факт,—разумеем историю первобытной религии. По книге Бытия религиозная жизнь человека началась верою в единого Бога, всевышнего Владыку неба и земли. В науке известно, сколько недоумений и возражений возбудило это библейское историческое свидетельство о первобытном монотеизме, как изначальном виде религии; известно, что ни философия в лице известных своих представителей, ни история древних народов в течение долгого времени не могли понять этого свидетельства

 

 

— 494 —

и согласить—первая с законами постепенности развития человеческого духа и религиозного чувства, вторая—с обычными свидетельствами о верованиях древних народов. В противовес этому философско-историческому выводу о политеизме, как первоначальном виде религии, тщательные исследования древних языческих религий открыли, как известно, замечательные данные, состоящие в следах не политеистических верований, наблюдаемых в более древних памятниках восточного язычества; но доказательная сила этих данных значительно ослабляется трудностью и неодинаковостью решения вопросов о времени происхождения тех или других письменных памятников азиатского язычества и о влияниях, под действием которых сложилось содержащееся в них учение. Для научного обоснования библейского учения о монотеизме, как изначальном веровании, нужны поэтому другие еще памятники, время происхождения которых может быть установлено на прочных основаниях и которые поэтому могли бы служить бесспорными указателями действительного хода религиозной мысля древних народов. Важное значение в этом отношении египтологии состоит в том, что она может и всего более в состоянии удовлетворить этой научной потребности, так как она имеет в своем распоряжении весьма большое число текстов религиозного содержания, принадлежащих на основании ясных признаков, внутренних и внешних, различным временам египетской истории и сохранившихся без позднейших изменений и дополнений в том виде, какой они первоначально получили от своих авторов. И действительно сравнение египетских религиозных текстов по содержанию и времени их происхождения привело уже некоторых из авторитетных египтологов к весьма важному заключению относительно характера египетской религии в древнейшую эпоху. Для большей вразумительности выразим этот вывод собственными по возможности словами египтологов. Указав на то, что в «самых древних египетских текстах, гимнах и погребальных молитвах» призывается «Бог, а не боги»,

 

 

495 —

«Бог единый и единственный», «от которого произошли миллионы существ», знаменитый французский египтолог де-Руже, сохранивший и по смерти свой ученый авторитет, спрашивает: «есть ли это прекрасное учение продукт веков?» и дает на это следующий ответ: «положительно нет, ибо это учение существовало более, чем за 2000 лет до Р. Хр. Напротив, политеизм идет вперед и развивается непрерывно до времен Птоломеев. Теперь более уже 5000 годов, как в долине Нила начали петь гимны единству Божию и бессмертью души; в последнее же время (древней истории), мы, продолжает египтолог, видим Египет погруженным в самый грубый политеизм. Верование в единство Высочайшего Существа, в свойства Его, как творца и законодателя, давшего человеку бессмертную душу, вот первобытные понятия, как бы обрамленные подобно неразрушимому алмазу мифическими наслоениями, какие образовались в течение ряда веков этой древней цивилизации» 1). По свидетельству другого французского же египтолога Робиу, древнейшие из египетских текстов, восходящие к IV, V и VI династиям, представляют «ту особенно замечательную, общую им черту, что слово Бог в них весьма часто употребляется в единственном числе, без привнесения каких-либо мифологических образов», когда наприм. говорится: «не могут исправить то, что сделал Бог тому, кто Его отвергает», «любит Бог послушание», «добрый сын дар Бога» и т. п.; но вместе с этим в тех же текстах, говорит египтолог, выражается представление и о существовании многих богов, вместе с «Великим Богом» призываются уже Анубис, Тот, Xем и др. Усматривая в этом явное противоречие, названный египтолог разрешал это предположением, что эти тексты составлены в момент перехода ионо-

1) Conférence, sur la religion des anciens Egyptiens в Annales de philosophie chrétienne. 1869. t. XX. 327—337. Тоже воззрение на этот предает, которому до Ружо остался верен до конца своей жизни, изложено в Mélanges d’archéologie égypt. et assyrienne, 72, по Revue des Questions historiques. 1878, Octobre. 462.

 

 

— 496 —

теизма к политеизму, когда, как он говорит, «переданное отцами возвышенное представление о Боге начало ослабляться», когда «не только идея божественного единства становится все более и более смутною, но и творческое всемогущество начинает представляться под формою земного плодородия и смешиваться с предметами материальными» 1). С того времени, когда был высказан этот замечательный взгляд на историю древнейшей египетской религии, прошло более 10 лет, в течение которых изучение этой религии сделало новые успехи, не поколебавшие, однако в глазах некоторых по крайней мере египтологов 2), прежнего понятия об ее древнейшем характере. «Остается неприкосновенно верным»,—приведем слова современного английского египтолога Репуфа,— «что более высокие доктрины египетской религии не суть позднейшие сравнительно результаты процесса развития и что они не произошли из более грубых воззрений. Напротив, доказано, что благороднейшие и возвышеннейшие стороны этой религии суть древнейшие; последнею же ступенью ее развития была та, которая по грубому своему извращению известна была греческим и латинским писателям как языческим, так и христианским» 3). Раскрывая содержание высоких представлений о Боге древней религии Египта, названный английский египтолог приводит при этом ряд замечательных изречений, извлеченных ин из древних текстов, в которых Бог, по-

1) Felix Robiou, Croyances de l’ Égypte á l’ époque des pyramides и Annales de philosophie chrétienne. 1869, XIX, 287. 291.

2) В напечатанной в Revue des Questions hist. 1878, October, статье. Les doctrines religieuses de lancienne Egypte daprès les travaux récents, Ф. Робиу, рассматривая вновь обнародованные религиозные египетские тексты, не только не отказывается от прежде высказанного им взгляда на историю египетской религии, во и находит новые ему подтверждения. См. в назван. книжке Revue стр. 457—467.

3) Сочинением Le Page Renouf (Lectures on the origin and growth of Religion) мы пользуемся в немецком его переводе: Vorlesungen über Ursprung und Entwickelung d. Religion, erläutert an der Religion d. alten Aegypter» 1881. S. 86.

 

 

— 497 —

египетски «нутар» 1), называется в единственному числе. Вот некоторые из них. В папирусе (так называемом—Присса), который признают египтологи «древнейшей в мире книгой», египетский принц Пта-готеп, сын царя Ассы (V династии), умудренный опытом своей жизни, говорит между прочим следующее:

«Если ты возвысился из ничтожества и собрал сокровища, бывши прежде бедным, так что стал именит в своем городе и люди тебя знают за твое богатство и живешь ты как важный господин, то сердце твое пусть не надмевается ради богатства, потому что виновник этого есть Бог» 2). «Если кто гордо превозносится, то Бог, дающий ему силу, смирит его». «Если ты мудр, то воспитывай своего сына так, чтобы он любил Бога».

В лейденском папирусе встречается такое изречение: «Счастлив тот, кто ест свой собственный хлеб. Владей тем, что принадлежит тебе, с радостным сердцем; а чего не имеешь, то приобретай трудом: человеку полезно есть свой хлеб: Бог дарует это каждому, Его почитающему».

Или вот еще наприм. два краткие изречения, встречающиеся в папирусе здешнего императорского Эрмитажа, обнародованном отечественным нашим египтологом В. С. Голенищевым:

«Бог да будет прославляем за все свои дары».

«Бог знает злого, Он наказуем до крови» 3).

1) По объяснению Ренуфа (Vorlesung. 87—93) нутар выражает собственно понятие силы, могущества, служащее содержанием и библ. Эл Шадaй.

2) Это изречение из названного папируса приведено у Бругша в Geschichte Aegyptens. S. 91.

3) В вышеназван. соч. Ренуфа, стр. 94—96, приведены еще след. изречения египтянина Ани (Chabas в lEgyptologie t. 1, p. 10—12, относя происхождение папируса, содержащего изречения писца, Ани, ко времени между правлением Рамзеса II-го и концом XXIII дин., думает однако, что «большая часть изречений, содержащихся в этом документе, принадлежит доктрине, гораздо более древней» (â une doctrine beaucoup plus ancienne, ibid. p. 12): «Бог возвысит имя того, кто так поступает, над именем чувственных людей.. «Молись смиренно, с любящим сердцем, говори слова сво-

 

 

— 498 —

Выводимое из этих и подобных им свидетельств заключение к тому, что религия египтян в древнейшую эпоху была чище, возвышеннее, словом ближе к монотеизму, чем в последующие времена, еще не составляет, однако общепринятого положения в современной египтологии. По мнению некоторых из египтологов вопрос о характере древнейших верований египтян есть не более, как открытый в настоящее время вопрос 1), а другие решают его даже в том смысле, что присущую египетской религии с ранней поры монотеистическую идею признают результатом уже дальнейшего развития, прошедшего две предшествующие ступени—фетишизма и политеизма 2). Но разве постигалась когда-либо самим человеком скоро и без колебаний какая-либо истина, а тем более эта истина, столь явно разногласящая с известными новыми представлениями о первобытном человеке, — истина, научным признанием которой неизбежно ниспровергаются

ей молитвы в тайне». «Если Богу приносишь жертву, то остерегайся того, от чего Он отвращается». «Ты должен политься во имя Его. Он есть дающий дух и бесконечные способности и возвышающий того, кто имеет быть великим». «Бог мира живет во свете над твердию небесною; Его видимые образы на земле и им совершается ежедневное служение».

В другом отделе того же папируса описывается самоотвержение матери и внушается сыну следующее:

«Ты послан был в школу и тогда, как ты учился читать, аккуратно она (мать) ходила к твоему учителю, принося на дому хлеб и питье. Теперь достиг ты зрелого возраста, женился и стал господином своего собственного дома, но не забывай ни тяжелого труда, который приняла на себя твоя мать, ни благодетельной заботы, которую она посвящала тебе. Думай о том, чтобы она не имела поводов жаловаться на тебя, чтобы она не подняла рук своих к Богу и Он не призрел на ее молитву·. «Предай себя совершенно Богу, блюди себя для Него постоянно и будь сегодня, как и вчера. Пусть глаза твои видят дела Бога», Он наказывает того, кто заслуживает этого».

1) Brugsch. Die neue Weitordnung nach Vernichtung... S. 41.

2) Таков взгляд Pierret в Essai sur la mythologie égyptienne [Paris. 1879] и в Le Panthéon égyptien (Paris. 1881), a также G. Maspero в Bévue de Г histoire des religions (1880. t. 1, 119—129) в указанном пункте не расходящийся с Pierret.

 

 

— 499 —

эти представления? Разумеем, библейскую метину исторического предшествования единобожия языческому многобожию.

Вот краткий обзор современного состояния исследований древнеегипетских памятников, имеющих отношение к различным сторонам повествования Пятикнижия. В небольшой сравнительно период времени, протекший после открытия ключа к древним письменам, сделано уже неутомимыми тружениками науки многое, и везде, где исследования достигали надлежащей полноты, «священный текст, по выражению одного из египтологов, с торжеством вышел из испытания» 1). Истинно-египетская картина, чем признано библейское повествование о пребывании израильтян в Египте, тем более знаменательна и должна быть поучительна, что не могли избежать ошибок против египетской жизни даже такие проницательные ее наблюдатели, каким был отец истории. Но вместе с тем остается еще здесь не мало и пробелов; еще многие нетронутые бугры древних египетских развалин ждут исследований, в которых пора принять деятельное участие и нашему дорогому отечеству, имеющему между сынами своими вполне приготовленных к этому. Во имя библейской науки желательно, чтобы православное палестинское общество, подобно другим таким же обществам у западных народов), приобщило к своим достойным полного сочувствия и содействия задачам и исследование памятников древнего Египта.

Ф. Елеонский.

1) De Rougé в вышеуказ. Conference... 336.

2) Разумеется английское общество исследования Палестины: см. журнал этого общества—Palestine exploration fund, 1880, July, где помещен отчет Гр. Честера о путешествии по Н. Египту с специальною научно-библейскою целью.

 


Страница сгенерирована за 0.34 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.