Поиск авторов по алфавиту

Автор:Лебедев Д. А., священник

Лебедев Д. А., свящ. Начало знаков зодиака у древних астрономов

Б. НАЧАЛО ЗНАКОВ ЗОДИАКА У ДРЕВНИХ АСТРОНОМОВ.

И для вопроса об анатолиевом 1 9-летнем цикле (о его дате весеннего равноденствия — для оценки гипотезы Пето (1-ой) — Швартца), и для вопроса о цикле Метона (о terminus ante quem non его 1-го екатомвэона), имеет интерес вопрос, на какие градусы соответствующих небесных знаков полагали Метон и другие древние астрономы точки равноденствий и солнцестояний.

Со времени Иппарха и Птолемея у астрономов утвердился обычай принимать эти точки за самое начало знаков Овна, Рака, Весов и Козерога. Но между древнейшими астрономами на этот счет не было согласия.

Выше 1) у меня уже указано—без доказательств, по Унгеру—, какие древние (греческие и римские) астрономы принимали точки равноденствий и солнцестояний за 1-е (вернее 0-е) градусы соответствующих знаков, какие за 8-е и 16-е. —Цель настоящей заметки—привести некоторые, доступные мне, свидетельства об этом из древних авторов, и указать вероятную астрономическую причину такого различия в делении эклиптики.

Ахилл Татий 2) говорит прямо:

Βούλονται δὲ τροπήν αὐτὸν [τὸν ἥλιον, которое ἐπέκεινα καρκίνου ούχ ὑψοῦται, ἀλλὰ προσιών ἐνταῦθα τρέπεται εἰς τὰ νότα] ποιεῖσθαι οἱ μὲν περὶ τὰς ἀρχάς, οἱ δὲ περὶ ὀγδόην μοίραν οἱ δὲ περὶ ιβ′· οἱ δὲ περὶ ιε’ τοῦ καρκίνου.

Ахиллу Татию, таким образом, были известны даже 4 способа счета градусов эклиптики: летнее солнцестояние одни полагали в начале знака Рака, другие в 8-м его градусе, третьи — в 12-м, 4-ые—в 15-м 3).

1) Стрр. 173—174, прим. 5.

2) Ἀχίλλου Τατίου, Πρὸς Εἰσαγωγήν εἰς τὰ Ἀράτου φαινόμενα с. 23 ap. D. Pétavius, De doctrina temporum,t. III (Venetiis 1757), Uranologium, p. 85.

3) Татий говорит только о летнем солнцестоянии. Но разумеется, кто полагал летнее солнцестояние, напр., в 12-м градусе Рака, для того весеннее равноден-

 

 

300

Манилий 1) знает только три счета, но. один из них такой, который не упомянут у Татия. По словам Манилия одни полагали равноденствия и солнцестояния в 8-х градусах (partes — μοίραί?), другие в 10-х, и 3-и в 1-х.

Всего нам известно таким образом целых пять систем счета градусов эклиптики: точки равноденствий и солнцестояний древние относили 1) к 1-м, 2) к 8-м, 3) к 10-м, 4) к 12-м и 5) к 15-м градусам соответствующих небесных знаков.

Но при этом З-й и 4-й из этих счетов только и известны нам по приведенным сообщениям Манилия и Ахилла Татия, а о том, какие древние астрономы их держались, мы совсем не знаем. Такия сведения дошли до нас только о 1-м, 2-м и 5-м счетах.

О принятом теперь делении эклиптики всего яснее говорит Гемин 2).

Εαρινή — — — ἰσημερία γίνεταιέν Κριοῦ μιᾷ μοίρᾳ. τροπὴ δὲ θερινή ἐν Καρκίνου μια μοίρα—; точнее 3) οὐ δὲ [ούτε vulg.]—έν όλω τω Καρκίνῳ τροπαὶ γίνονται, ἀλλ’ ἔστιν ἐν τι σημεῖον λόγω θεωρητόν, ἐφ’ οὐ γενόμενος ὁ ἥλιος τὴν τροπήν ποιείται, ἐν γὰρ στιγμιαίῳ χρόνῳ αἰ τροπαὶ γίνονται, τὰ δέολον δωδεκατημόριον τοῦ Καρκίνου ὅμοίως κεῖται τοῖς Διδύμοις, καὶ έκάτερον αὐτῶν ἴσον ἀπέχειάπὀ τοῦ θερινοῦ τρο-

ствие должно было приходиться в 12 градусе Овна, осеннее в 12 градусе Весов; зимнее солнцестояние—в 12-м градусе Козерога; так как точки равноденствий и солнцестояний отстоят одна от другой ровно на 90°=3 знака зодиака.

1) III, 680 1. с. ap. F. X. Kugler, Die babylonische Mondrecbnung, Freiburg im Breisgau, 1900, S. 212:

Has quidem vires оctava in parte reponunt

Sunt quibus esse placet decimas·, nec defuit auctor,

Qui primae numenta daret frenosque dierum.

Куглер едва-ли прав, если он склонен думать, что Манилий имел хотя бы только посредственное и нетвердое знание, wenn auch nur mittelbare und unsichere Kenntniss, о том, что в вавилонских астрономических табличках точки равноденствий и солнцестояний полагались то на 10-е, то на 8-е градусы. Хотя до нас и не сохранилось, по-видимому, никаких указаний на то, кто именно из греко-римских астрономов относил равноденствия и солнцестояния к 10-м градусам; но, так как к 8-м градусам их относили многие из греческих астрономов и почти все латинские, и так как мы не имеем никаких сведений и о том, кто относил их к 12-м градусам, и такого счета мы не встречаем и в вавилонских таблицах, то нет повода сомневаться, что Манилий имеет в виду своих латинских, или может быть греческих астрономов, а не вавилонских.

2) Εἰσαγωγή εἰς τὰ φαινόμενα с. 1. p. 2. S. 6. —Цитую по Gemini, Elemehta Astronomiae, ad codicum fidem recensuit—et commentariis instruxit Carolus Manitius, Lip. siae 1898, и no Petavius, III, Uranologium.

3) Petavius, p. 6. Manitius, S. 30. 32.

 

 

301

πικοῦ σημείου.— — ὁ δε αὐτὸς λόγος καὶ ἐπί τοῦ Ἀὶγόκερω. οὐδέ γὰρ οὗτός ἐστι νοτιότατος, ἀλλ’ ἐν τι σημεῖον λόγῳ θεωοητόν, ὃ κοινόν ἐστι τῆς τε τοῦ Τοζότου τελευτῆς καὶ τῆς τοῦ Αἰγόκερω ἀρχῆς.

Следовательно, по этому счету, точка летнего солнцестояния приходится даже и не на 1 -й градус Рака, а на самое начало этого знака, там, где он соприкасается с знаком Близнецов, на 0° Рака = 30° Близнецов; точка зимнего солнцестояния—на 0° Козерога=30° Стрельца.

Что так делили эклиптику уже—младший современник и сотрудник Метона—Евктемон и затем Калипп, видно из так называемой—геминовской парапегмы 1).

S. 210: ΚἈΡΚΙΝΟΝ διαπορεύεται ὀ ἥλιος ἐν ἡμέραις λα′. ᾱ ἡμέρᾳ Καλλίππῳ 2) Καρκίνος ἄρχεται ἀνατέλλειν∙ τροπαὶ θεριναί καὶ ἐπισημαίνει.

S. 216. Τὀν δὲ ΖΥΓΟΝ διαπορεύεται ὀ ἥλιος ἐν ἡμέραις λ′. Ἐν μὲν οὖν τῇ ᾱ ἡμεροι Εὐκτημονι ἰσημερία μετοπωρινὴ καὶ ἐπισημαίνει. Καλλίππῳ [ὁ] Κριὸς ἀρχεται δύνειν. ἰσημερία, μετοπωρινή.

S. 222. Τὀν δὲ ΑΙΓΟΚΕΡΩΝ ὀ ἥλιος διαπορεύεται ἐν ἡμέραις κθ′. Ἐν μὲν οὖν τῇ ᾱ ἡμερᾳ Εὐκτημονι τροπαὶ χειμεριναί∙ ἐπισημαίνει∙ Καλλίππῳ Τοξότης λήγει ἀνατέλλειν∙ τροπαὶ χειμεριναί. χειμαίνει.

S. 228. Τὸν δὲ ΚΡΙΟΝ διαπορεύται ὁ ἥλιος ἐν ἡμέραις λα′. Ἐν μὲν τῇ ᾱ Καλλίππω Σύνδεσμὸς τῶν ’Ιχθύων άνατέλλει. ἰσημερία ἐαρινή. Εὐκτημονι ἰσημερία, καὶ ψεκὰς λεπτή∙ χειμαίνει σφόδρα. ἐπισημαίνει.

Вероятно только случайным пропуском в рукописях объясняется тот факт, что под 1-м градусом Рака у псевдо-Гемина отмечено летнее солнцестояние только по Калиппу; дата же его по Евктемону в парапегме вовсе опущена.

Об Арате см. далее в словах Иппарха, а о самом Иппархе у Колумеллы.

1) Εἰσαγωγὴ cap. 16 по разделению Пето, у Manitius же (SS. 210—233) в виде приложения к Εἰσαγωγὴ под особым заглавием: Calendarium. Принадлежность этой парапегмы Гемину далеко не бесспорна (ср. выше стр. 183 прим. 74); но ее древность неоспорима.

2) Καλίππῳ vulg. (etiam W [т. e. Wachsmuth в издании Johannes Laurentius Lydus de ostentis et calendaria graeca omnia]) hic et sie fere semper (cf. 230. 8) — Manitius. — Не смотря на перевес рукописных свидетельств в пользу Καλλίππῳ (особенно в 230,8), подлинное имя этого астронома было вероятно Κάλιππος. «Орфография» же Καλλιππος — латинского происхождения. — Ср. В. В. Болотов. К вопросу об Acta martyrum Scilitanorum [=Хр. Чт. 1903 стр. 892] стр. 31.

 

 

302

Колумелла 1) говорить, что хотя ему и известно было Hipparchi ratio, по которому солнцестояния и равноденствия приходятся в 1-х градусах знаков, но сам он в своей ruris disciplina следовал Евдоксу и Метону и другим «древним астрологам», которые помещали их на 8-е градусы.

Nec me fallit Hipparchi ratio, quae docet solstitia et aequinoctia, non octavis, sed primis partibus [в смысле μοίρα=граду с] signorum confici. Verum in hac ruris disciplina sequor nunc Eudoxi. et Metoni, antiquorumque fastos astrologorum, qui sunt aptati publicis sacrificiis, quia et notior est ista vetus agricolis concepta opinio; nec tamen Hipparchi subtilitas pinguioribus, ut ajunt, rusticorum litteris necessaria est.

Иппарх в своей Τῶν Ἀράτου καὶ Εὐδόξου φαινομένων ἐξήγησις 1. II. с. 3 2) пишет:

τὴν διαίρεσιν τοῦ ζῳδιακοῦ κύκλου ὁ μὲν Ἄρατος πεποίηται ἀπὀ τῶν τροπικῶν τε καὶ ἰσημερινών σημείων ἀρχόμενος, ὥςτε ταῦτα τὰ σημεία ἀρχάς εἶναι ζῳδίων' ὁ δὲ Εὐδοξος ουτω διήρηται, ώστε τὰ εἰρημένα σημεία μέσα εἶναι τὰ μὲν τοῦ καρκίνου, καὶ τοῦ αἰγόκερω∙ τα δὲ κριοῦ, καὶ τῶν χηλῶν. — Что Арат τὰ τροπικὰ σημεῖα ἐν ταῖς ἀρχαῖς ὑποτίθεται τὸ μὲν ἐν τῇ τοῦ καρκίνου τὸ δ’ ἐν τῇ τοῦ αἰγόκερω—видно, по мнению Иппарха, и из того, что он говорит о знаке Льва: «’Ένθα—ἡελίοιο θερείταταί εἰσι κέλευθοι — — — — Ἡελίου τὰ πρῶτα συνερχομένοιο Ἀέοντι». Περί γε—замечает Иппарх — τὴν τοῦ Κυνὸς ἀνατολήν καὶ τὰ καύματα μάλιστα γίνεται, αὕτη δὲ γίνεται μετὰ λ′ ἔγγιστα ἡμέρας ἀπὸ τῆς θερινῆς τροπῆς, μετὰ τοσαύτας ἄρα ἡμέρας ἔγγιστα κατ’ αὐτὸν ὁ ἥλιος [p. 120] ἐν τῇ ἀρχῇ τοῦ Λέοντος γίνεται, ἐν ταύτη τῇ τροπῇ τοίνυν τὴν ἀρχήν ἐπέχεί τοῦ καρκίνου καὶ ὑπὀ τῶν ἀρχαίων δὲ μαθηματικῶν πάντων σχεδὸν ἢ καὶ πλείστων 3), τοῦτον τὸν τρόπον ὁ ζῳδιακὀς κύκλος διῄρητο.

Ὅτι δὲ Εὔδοξος τὰ τροπικὰ σημεῖα κατὰ μέσα τὰ ζῴδια τίθησιν, δῆλον ποιεῖ διὰ τοῦτον [слова Евдокса] «δεύτερος δὲ ἐστι κύκλος, ἐν ᾧ θε-

1) Columella, de re rustica LIX. c. 14. 1. c. ap. Ideler, Historische Untersuchungen über die astronomischen Beobachtungen der Alten. Berlin, 1806. S. 335.

2) Petavii III. Uranologium p. 119. Cp. I, 3. 10. 12. 25. II, 5, pp. 100. 104—105. 106. 115. 120—121.

3) «Πάντων σχεδὸν» — конечно преувеличение [вполне понятное в устах Иппарха, как сторонника системы, принятой Аратом]—ср. выше слова Колумеллы; но πλείστων по всей вероятности соответствует действительности: Евктемон и Калипп имели очевидно много последователей, и ко времени Иппарха—средины II в. до р. X. —на 2 столетия позже Евктемона-Калиппа—большинство древних «математиков» было действительно на стороне принятого им счета.

 

 

303

ριναὶ τροπαὶ γίνονται ἐστι δὲ ἐν τούτῳ τὰ μέσα τοῦ καρκίνου», καὶ πάλιν φησίν. «τρίτος δ’ ἐστὶ κύκλος, ἐν ᾧ αἰ ἰσημερίαι γίνονται, ἐστι δ’ ἐν τουτῳ τὰ τε τοῦ κριοῦ μέσα καὶ τὰ τῶν χηλῶν. τέταρτος δὲ ἐν ᾧ χειμεριναὶ τροπαὶ γίνονται, ἔστιν δὲ ἐν τούτῳ τὰ μέσα τοῦ αἰγόκερω».

По поводу этих слов Иппарха Пето 1) доказывает, что, говоря о τὰ μέσα τοῦ καρκίνου—κριοῦ—χηλῶν—αἰγόκερω, Евдокс имеет в виду не знаки Рака, Овна, Весов (χηλῶν—клешней Скорпиона, по древне-греческому наименованию) и Козерога, а самые созвездия: равноденственный круг проходит, по Евдоксу, посредине созвездий Овна и χηλῶν (=впоследствии—Весов, ζυγός); северный тропический круг—по средине созвездия Рака; южный тропический круг—по средине созвездия Козерога.

Но зодиакальные созвездия и в древности не вполне совпадали с соответствующими им знаками (δωδεκατημόρια). Одни из них не заполняли всего знака, простирались по эклиптике менее, чем на 30°, как напр. созвездие Рака; другие занимали места больше 30-и градусов, переходили в соседние знаки, как напр. Лев (Дева?). Одни лежали к северу от эклиптики, как Лев, другие к югу от нее, как Скорпион 2).

Следовательно, заключает Пето 3), из приводимых Иппархом слов Евдокса вовсе не видно, что этот Mathematicus insignis принимал точки равноденствий и солнцестояний не за начало, а за сре-

1) Petavius, De doctrina temporum III, Variae dissertationes 1. II, c. 3 pp. 40—41. p. 40 (Sic igitur existimo: non de Signis ipsis sive dodecatimoriis in Zodiaco, vel aequinoctiali primo caeli descriptis illic Eudoxum agere; sed de stellatis imaginibus, et asterismis).

2) Γεμίνου, Εἰσαγωγὴ κεφ. 1 рр. 1—2. SS. 1. 3. Τὰ μὲν οὖν δωδεκατημόρια ἴσαἐστὶ κατὰ τὸ μέγεθος — — — . Τὰ δὲ κατηστερισμένα ζῴδια ούτε ἴσα ἐστι κατὰ τὸ μέγεθοςοὔτε ἐξ ἴσων ἀστέρων συνέστηκεν οὔτε πάντα ἐκπληροῖ τοὺς ἰδίους τόπους τῶν δωδεκατημορίων. ἀλλ’ ἃ μὲν ἐλλείπει, καθάπερ ὁ Καρκίνος· μικρὸν γὰρ τόπον ἐπέχει τοῦ ἰδίου τόπου [так], ἃ δὲ ὑπερεκπίπτει καὶ μέρη τινὰ τῶν προηγουμένων καὶ τῶν ἐπόμενων ζῳδίων ἐπιλαμβάνει, καθάπερ ἡ Παρθένος [conj. Manitius; Λέων—в рукописях; эту поправку Манициус предлагает потому, что созвездие Льва занимало (в древности) только часть предшествующего знака Рака, но не переходило в знак Девы; тогда так Дева занимала части обоих соседних знаков: Льва и Весов; притом же Лев упомянут далее. Возможно, однако, что у Гемина all right в наличном тексте. По крайней мере по экватору и Лев занимает больше 30°, и напр. в 100 г. до р. X. не самая западная звезда а Leonis имела прямое восхождение (по Danckwort) 123°7'41", а 6 Leonis (в хвосте, но не самая восточная) 149°31′3′′]. ἔτι δὲ τινα τῶν ιβ′ ζῳδίων οὐδὲ. ὅλα κεῖται ἐν τῷ ζῳδιακῷ κύκλῳ, ἀλλ’ ἃ μὲν ἐστιν βορειότερα αὐτοῦ, καθάπερ ὁ Λέων, ἂ δὲ νοτιώτερα, καθάπερ ὁ Σκόρπιός.

3) Petavius, III. var. diss. 1. I. c. 4. p. 42.

 

 

304

дину соответствующих δωδεκατημόρια. Иппарх, следовательно, сделал—по мнению Пето—неправильный вывод из слов Евдокса.

Позволительно однако поставить вопрос: вероятно ли, что для Евдокса небесные знаки, δωδεκατημόρια, настолько отличались от соответствующих им созвездий, ζῴδια, что самое начало этих знаков приходилось на середину созвездий, так что, напр., знак Овна начинался в середине созвездия Овна, и след. 2-я его половина находилась уже в созвездии Тельца?—Ведь предварение равноденствий было открыто только Иппархом. Евдоксу оно не было известно; и он, конечно, думал, что точки равноденствий и солнцестояний имеют всегда одно определенное место на звездном небе. Поэтому и эклиптику он должен был разделить на 12 частей таким образом, чтобы каждое δωδεκατημόριον совпадало в существенном с тем созвездием, от которого оно получило свое имя.

Другой вопрос: τὰ μέσα означает ли непременно самую середину, точки между 15-ми 16-м градусами знаков, а не 12-й, 10-й или даже 8-й градусы. Об Евдоксе ведь известно, что он в своей Ὀκταετηρίς полагал равноденствия и солнцестояния на 8-е градусы соответствующих знаков 1).

Можно бы поэтому предположить, что такой же системы деления эклиптики держался он и в своих, цитуемых Иппархом, астрогностических сочинениях (’Ένοπτρον и Φαινόμενα).

Но μέσον ἦμαρ = μέση ἡμέρα значит: полдень, μεσημβρινὸς = μεσημερινός—полуденный, μέσαι νύκτες—полночь 2). Следовательно, и τὰ μέσα τοῦ καρκίνου — το κριοῦ — τῶν χηλῶν — τοῦ αἰγόκερω у Евдокса едва ли могут означать 8-ые, 10-ые и даже 12-ые градусы (или дни) этих знаков, а всего вероятнее означают действительно самую их середину—15°000— точку между 15-м и 16-м градусами.

Да и показание Ахилла Татия, что одни астрономы полагали летнее солнцестояние в 12-ом, другие в 15-ом градусе Рака, настолько определенно, что едва ли можно объяснять его простым недоразумением. И при том же его точности не оспаривает и Пето 3).

1) Columella—выше стр. 302 к прим. 1, и Boeckh, Sonnenkreise SS. 185—186.

2) Passow, Handwörterbuch der griechischen Sprache B. II (Leipzig 1831) SS. 136. 134.

3) Var. diss. II, 3. p. 40. Ср. ниже прим. на стр. 308.

 

 

305

Он только думает, что это известие относится не к Евдоксу, а к каким-то неизвестным астрономам. Но это уже своего рода «апелляция к неизвестному».

Поэтому, вслед за Иделером 1) и Бёкхом 2), и Унгер 3) и Гинцель 4) принимают за факт, что Евдокс в своих астрогностических сочинениях принимал точки равноденствий и солнцестояний за 15-е (или 16-е) градусы знаков.

Косвенное подтверждение правильности этого вывода можно находить у Гемина, Εἰσαγωγή с. 2 5).

Здесь он ведет речь о взаимном отношении 12-и небесных знаков—Περὶ τῆς πρὸς ἄλληλα τάξεως καὶ θέσεως τῶν ιβ′ ζῳδίων — и различает 4 рода таких отношений:

1) κατὰ διάμετρον (напр., Овну противоположны, соответствуют «по диаметру» Весы, Тельцу—Скорпион и т. д.).

2) κατὰ τρίγονον (напр., с Овном составляют треугольник Лев и Стрелец, с Тельцом—Дева и Козерог).

3) κατὰ τετράγονον (напр., с Овном составляют четвероугольник Рак, Весы и Козерог) и

4) κατὰ συζυγίαν. В этом смысле соответствуют одно другому те ζῴδια, которые в одном и том же месте восходят и в одном заходят и которые ограничиваются на небе одними и теми же параллельными кругами 6).

С точки зрения современного деления эклиптики разумеется знаку Рака соответствует в этом смысле знак Близнецов, знаку Льва—знак Тельца, знаку Девы—знак Овна и т. д. и так именно и располагает знаки по сизигиям сам Гемин.

1) Иделер уже в 1S06 году (Astr. Beob. S. 336) писал: Nach Hipparchs Versicherung hatte Eudoxus in zwei verlorengegangenen astrognostischen Werken Ένοπτεον und Φαινόμενα die Aequinoctialund Solstitialpunkte gar in die Mitte der ζῴδια oder Sternbilder des Thierkreises gesetzt. —Решительнее в этом смысле он высказывался по-видимому в исследовании о календаре Евдокса в Abhandlungen der Serii. Akad. 1830. 1. c. ap. Th. Mommsen, Römische Chronologie 2 Aufl. S. 64, Anm. 88.

2) Boeckh, Sonnenkreise SS. 192—196.

3) Unger § 30.

4) Ginzel, Handbuch der — Chronologie. В. II. Leipzig 1911. S. 421. [Mitte der Zeichen (16 Tag)].

5) Manitius, S. 28.

6) Κατὰ συζυγίαν δὲ λέγεται ζῴδια τὰ ἐκ τοῦ αὐτοῦ τόπου ἀνατέλλοντα καὶ εἰς τὸν αὐτὸν τόπον δύνοντα. ταῦτα δε ἐστι τὰ ὑπὸ τῶν αὐτῶν παραλλήλων ἐμπεριλαμβανόμενα κύκλων.

 

 

306

Но древние астрономы, οἱ ἀρχαῖοι, по его словам 1), располагали ζῴδια [в смысле δωδεκατημόρια] по сизигиям в другом порядке. Знаки Рака и Козерога у них не имели себе сизигии, как самый северный и самый южный знаки, Близнецам соответствовал Лев, Тельцу—Дева, Овну—Весы, Рыбам—Скорпион, Водолею — Стрелец.

Такое расположение созвездий по сизигиям Гемин [или позднейший компилятор, сокращавший его, упоминаемое у Симпликия, ἐπιτομή τῶν Ποσειδωνίου Μετεωρολογικῶν ἐξηγήσεως 2)] считает совершенно ошибочным 3) и в противоположность ему и доказывает, что, так как точка солнцестояний приходится не на целые знаки Рака и Козерога, а на самое их начало: солнцестояния бывают в тот момент, когда солнце переходит из знака Близнецов в знак Рака, или из знака Стрельца в знак Козерога, то знаки Близнецов и Рака одинаково расположены в отношении к точке летнего солнцестояния и ограничиваются одними и теми же параллельными кругами и восходят и заходят в одних местах 4); равно как в свою очередь знаки Стрельца и Козерога одинаково расположенные в отношении к точке зимнего солнцестояния. Поэтому обе эти пары созвездий составляют между собою сизигии 5).

1) S. 28: Οἱ μὲν οὖν ἀρχαῖοι τὰς συζυγίας ἀπεφαίνοντο οὕτως· Καρκίνου μὲν ἐξετίθεντο μηδεμίαν ἔχειν συζυγίαν πρὸς ἄλλο ζῴδιον, ἀλλὰ καὶ [S. 30] ἀνατέλλειν βορειότατον καὶ δύνειν βορειότατον, τοιουτῳ τινὶ πιθανῶς προσαναπαυόμενοι. ἐπεὶ γὰρ αἰ θεριναὶ τροπαὶ γίνονται ἐν Καρκινῳ, ἐν δὲ θεριναῖς τροπαῖς βορειότατος γίνεται ὁ ἥλιος, διὰ τοῦτο ὑπέλαβον βορειότατον ἀνατέλλειν τὸν Καρκίνον, ὁμοίως δὲ καὶ δύνειν. ὁ δὲ αὐτὸς λόγος καὶ ἐπὶ τοῦ Αἰγόκερω. καὶ γὰρ τοῦτον ὑπελαμβανον νοτιωτατον ἀνατέλλειν καὶ πρὸς μηδὲν ἕτερον ζῴδιον συζυγίαν ἔχειν. ἐπεὶ γὰρ αἰ τροπαὶ αἰ χειμεριναὶ γίνονται ἐν Αἰγόκερῳ, ἐν δὲ ταῖς χειμεριναῖς τροπαῖς νοτιώτατος γίνεται ὁ ἥλιος, διὰ τοῦτο ὑπέλαβον νοτιώτατον ἀνατέλλειν τὸν Αἰγόκερω καὶ μηδὲν ἄλλο ζῴδιον ἐκ τοῦ αὐτοῦ τόπου ἀνατέλλειν καὶ δύνειν Αἰγόκερῳ. τὰς δὲ λοιπὰς συζυγίας ἐξετίθεντο οὕτως· Διδύμοις Λέοντα, Ταύρῳ Παρθένον, Κριῷ Ζυγόν, Ἰχθύσι Σκορπίον, ‘Υδροχόῳ Τοξότην,

2) Manitius S. 283 cf. SS. 250—252.

3) S. 30: τὴν δὲ τοιαύτην ἔκθεσιν παντελῶς διαμαρτημένην εἶναι συμβέβηκεν.

4) См. выше стрр. 300—301 (SS. 30. 32) τροπὴ δὲ θερινή — τροπικοῦ σημείου, δι’ ἢναἰτίαν καὶ τὰ μεγέθη τῶν ἡμερῶν ἴσα ἐστὶν ἐν Διδύμοις καὶ ἐν Καρκίνῳ — — — ἐς ἴσουγὰρ κεῖνται πρὸς τὸ θερινὸν σημεῖον τὰ δύο δωδεκατημόρια, ὅθεν καὶ ὑπὸ τῶν αὐτῶν ἐμπεριλαμβανεται κύκλων, διὰ δὲ τοῦτο ἐκ τοῦ αὐτοῦ τόπου ἀνατελλουσι Διδυμοι καὶ Καρκινος, ὁμοιως δὲ δύνουσιν εἰς τὸν αὐτὸν τόπον.

5) Ὁ δὲ αὐτὸς — ἀρχῆς [см. выше стр. 301]· διὸ ἐς ἴσου κεῖται τῷ Τοξότῃ καὶ τὴναὐτὴν ἀπόστασιν ἔχει ἀπὸ τοῦ χειμερινοῦ τροπικοῦ σημείου, ὅθεν καὶ τὰ μεγέθη τῶν ἡμερῶν καὶ τῶν νυκτῶν τὰ αὐτά ἐστιν ἔν τε Τοξότῃ καὶ ἐν Αἰγόκερῳ — — — καὶ — ὑπὸ τῶναὐτῶν παραλλήλων ἐμπεριλαμβανεται κύκλων τὰ δύο δωδεκατημόρια τοῦ Τοξότου τε καὶ Αἰγοκερω. καὶ διὰ τοῦτο ἐκ τοῦ αὐτοῦ τόπου ἀνατέλλει καὶ εἰς τὸν αὐτὸν τόπον δύνει Τοξότης καὶ Αἰγόκερως. ἔστιν οὖν κατὰ συζυγίαν Τοξότης καὶ Αἰγοκερως.

 

 

307

Ошибочность расположения по сизигиям остальных знаков у древних особенно ясно обнаруживается, по мнению Гемина, на знаках Овна и Весов. У древних эти знаки составляют сизигию. На деле же Овен лежит к северу от экватора, Весы к югу от него. Как же могут они составлять сизигию,—спрашивает Гемин—, когда они и восходят и заходят в разных местах и ограничиваются различными параллельными кругами 1)?

Ошибка древних, по мнению Гемина, объясняется тем, что они будто бы имели в виду первые градусы [вернее: самое начало] знаков; тогда как нужно было принимать во внимание целые δωδεκατημόρια 2). На самом деле сизигии составляют Близнецы с Раком, Телец со Львом, Овен с Девой, Рыба с Весами, Водолей с Скорпионом и Козерог со Стрельцом 3).

С точки зрения современного деления эклиптики Гемин разумеется совершенно прав. Но он едва ли прав, когда думает, будто древние воображали, что солнцестояния приходятся на целые созвездия Рака и Козерога, и потому эти два ζῴδια и не имеют для себя сизигий, и что, располагая по сизигиям остальные 10 ζῴδια, они имели в виду только их первые градусы. Такая наивность совершенно невероятна и в древних астрономах. Гемин [или псевдо-Гемин] писал в такое время, когда теперешняя (евктемоно-калиппова) система деления эклиптики стала общепринятой в Греции; и ему осталось совершенно неизвестным, что когда-то и греческие астрономы полагали солнцестояния и равноденствия не в начале, а в середине соответствующих ζῴδια. —Но стоит только предположить,

1) S. 32: Ὁμοίως δὲ καὶ τὰς λοιπὰς συζυγίας διημαρτημένας εἶναι συμβέβηκεν· ἐκδηλότατον δὲ γίνεται [S. 34] ἀμάρτημα περὶ τὴν συζυγίαν τοῦ Κριοῦ. ἀποφαίνονται γὰρ κατὰ συζυγίαν Κριὸν Ζυγῷ ὡς τούτων τῶν ζῳδίων έκ τοῦ αὐτοῦ τόπου άνατελλόντων καὶ εἰς τὸν αὐτὸν το'πον δυνόντων. ἀλλ’ ὁ μὲν Κριὸς βόρειος ἀνατέλλει καὶ δύνει∙ [ἐκ] γὰρ ίσημερινοῦ κύκλου πρὸς ἄρκτους κεῖται· ὁ δὲ Ζυγές νότιος καὶ ἀνατέλλει καὶ δύνει. τοῦ γὰρ ἰσημερινοῦ κύκλου πρὸς μεσημβρίαν κεῖται. πῶς οὖν δύναται Κριὸς Ζυγῷ κατὰ συζυγίαν εἶναι; εκ διαφόρων γὰρ τόπων ἀνατελλουσιν, ὁμοίως δὲ καὶ δυνουσιν. οὐ δύνανται ούν ταῦτα ζῴδια ὑπὸ τῶν αὐτῶν παραλλήλων ἐμπεριέχεσθαι κύκλων, ὁμοίως δὲ οὐδὲ αἰ λοιπαὶ συζυγίαι συμφωνοῦσιν.

2) ἠγνοηκασιν οὖν τὰ περὶ τὰς πρώτας μοίρας συμβεβηκότα τοῖς κατὰ συζυγίαν ζῳδιοις περὶ ὅλα τὰ ζῴδια ἐκθέμενοι. πολλῷ γὰρ μᾶλλον ἔδει τὰ ὅλοις τοῖς δωδεκατημορίοις συμβεβηκότα εἰς ἀναγραφήν καὶ παραγγέλματα ἀναγαγεῖν.

3) Εἰσὶν οὖν κατὰ ἀλήθειαν συζυγίαι ἕξ [у древних же было только 5 сизигий, и два знака—без сизигий]· Δίδυμοι Καρκίνῳ, Ταύρος Λέοντί, Κριὸς Παρθένῳ, ’Ιχθύες Ζυγῷ, ‘Υδροχόος Σκορπίῳ, Αἰγόκερως Τοξότη, ταῦτα γὰρ καὶ ἐκ τοῦ αὐτοῦ τόπου ἀνατέλλει καὶ εἰς τὸν αὐτὸν τόπον δύνει καὶ ὑπὸ τῶν αὐτῶν παραλλήλων ἐμπεριλαμβανεται κυκλων καὶ ἐξ ἴσου κεῖται πρὸς τὰ τροπικά σημεῖα.

 

 

308

что те древние астрономы, о которых говорит здесь Гемин, ставили точки равноденствий и солнцестояний на самую середину знаков Овна, Рака, Весов и Козерога, между 15-ми и 16-ми их градусами,— и принятое ими распределение знаков по сизигиям становится совершенно понятным и безусловно правильным; полемика же против них Гемина оказывается простым недоразумением 1).

Следовательно, и Гемин подтверждает сообщение Ахилла Татия, что существовали в Греции и такие астрономы, которые полагали солнцестояния и равноденствия в 15-х градусах Рака, Весов, Козерога и Овна. Нет, след., повода сомневаться, что такого деления эклиптики держался в астрогностических сочинениях Евдокс, Следовавший в октаетириде системе Метона, раз за это предположение говорит строго-буквальный смысл, приводимых Иппархом, его выражений.

Сам Пето 2) не отрицал совершенно той возможности, что некоторые астрономы до Иппарха помещали точки равноденствий и солнцестояний не в начале небесных знаков. И сообщение Ахилла Татия, что некоторые относили эти точки к 15-м градусам, было ему хорошо известно, и он только предполагал, что это был не Евдокс, а какие-то другие древние астрономы.

Его полемика 3) направлена в существе дела не столько против Иппарха, сколько против Скалигера, высказавшего невозможное предположение, будто те древние астрономы, которые полагали

1) Это видят и Пето и Манициус. Petavius III, var. diss. 1. IL c. 7. p. 46. Verum longe aliam, quam putavit Geminus, priscorum Mathematicorum rationem fuisse. Non enim qui hoc asserebant cardinalia puncta in ipsis Signorum initiis, sed in mediis, hoc est in gradu decimo quinto collocabant, quam Eudoxi fuisse sententiam Hipparchus asserebat, de quo nos cap. IV fusius egimus. Atque ut Eudoxi non fuerit, eorum Veterum certe fuit, qui ita, ut Geminus scribit, comparia inter se signa composuerunt. —Manitius Anhang, S. 255 (Anm. 6): Die Thatsache, dass die Alten der neu Eudoxischen Setzung der Jahrpunkte in die Mitte der Zeichen folgten (vgl. Boeckh, Sonnenkreise S. 196), ist dem Geminos völlig unbekannt. Bei Zugrundlegung dieser Zeichenteilung zerfallen Krebs und Steinbock in je zwei Hälften, welche mit einander im Paarschein stehen, weil sie von demselben Parallelkreise begrenzt werden. — По поводу геминовской критики древних Манициус S. 256 замечает: Mann muss sagen, dass konsequenter ein gegnerischer Standpunkt nicht verkannt werden kann.

2) III. var diss. 1. II. c. 4 p. 42: neque funditus negaverim fuisse, que ante Hipparchum cardines alio, quam in signorum initia tulerint, quod Geminus, Columella, Achilles Tatius aliique confirmant. Cp. 1. II. c. 7 p. 46 в прим. 31.

8) Petavius, III, Variae dissertationes, 1. II, c. 5, pp. 43—44. 1. III cc. 1—2, pp. 60—62.

 

 

309

равноденствия и солнцестояния не в начале небесных знаков, однако за начало знаков (0°) Овна и Весов принимали, как и Иппарх и все теперешние астрономы, точки пересечения эклиптики с небесным экватором, а за начало знаков Рака и Козерога—точки соприкосновения эклиптики с небесными параллельными тропическими кругами: северным и южным; и однако равноденствия и солнцестояния полагали не в самых этих точках (где они бывают на самом деле), а на 8, 10, 12 или даже 15 градусов к востоку от этих точек! Т. е. будто бы, напр., Метон и Евдокс думали, что равноденствия бывают не тогда, когда солнце находится на небесном экваторе (и когда, поэтому, день и бывает—на всей земле— равен ночи), а спустя 8 дней после этого; и солнцестояния—не тогда, когда солнце наиболее удаляется (к северу или к югу) от экватора (когда след., разность между величинами дня и ночи—наибольшая), а спустя 8 дней после того! Таким образом равноденствия и солнцестояния по Метону Евдоксу приходились будто бы на 8 дней позже, чем по Иппарху. —Скалигер думал, что потому и Сосиген с Юлием Цезарем поставили 1-е января на 8-й день после летнего солнцестояния (25 декабря), что для них, как и для Метона, солнцестояние приходилось на 8-й день после вступления солнца в знак Козерога, т. е. будто бы солнце по Юлию Цезарю-Сосигену вступило в знак Козерога, находилось в наибольшем удалении к югу от экватора (имело долготу в 270°)—25 декабря; но за день солнцестояния тем не менее Цезарь принимал не это 25-е декабря, а день нового года 1 января Ἀ

Недоразумения в этом роде вообще возможны — для неастрономов. Например, Колумелла 2) в своем календаре отмечает под 17-м декабря:

sol in capricornum transitum facit,

brumale solstitium ut Hipparcho placet.

Но это показывает только, что этот римский парапегматист (живший спустя более ста лет после Юзия Цезаря 3) обладал ограниченными сведениями в астрономии.

1) На самом деле вступление солнца в знаке Козорога (в метоно-евдоксовском смысле) по Юлию Цезарю приходилось на 17-е декабря. — Ср. выше стр. 200 и приводимые далее слова Колумеллы.

2) Colum. XI, 2, 94 1. с. ap. Unger, Zeitr. 2 Aufl. § 73 Anm. 1.

3) Unger § 73.

 

 

310

Сам державшийся системы Метона-Евдокса, по которой солнцестояния и равноденствия приходятся на 8-е градусы знаков, он вообразил, что, если Иппарх относил их к 1-м градусам, то и самые дни равноденствий и солнцестояний приходятся, по нему, на 8 дней раньше, чем по Юлию Цезарю и — предполагается — Метону-Евдоксу 1).

Как указано уже выше 2), не невозможно, что подобным же недоразумением объясняется и тот факт, что Анатолий лаодикийский принимал за день весеннего равноденствия 19-е марта= 1-й день Овна по Метону (если его дата весеннего равноденствия совпадала с датой Евктемона) или по какому-либо другому астроному, державшемуся в разделении эклиптики системы Метона Евдокса и за день весеннего равноденствия принимавшему 26-е марта.

Но приписывать подобное недоразумение таким—бесспорно выдающимся—астрономам, как Метон и Евдокс, разумеется, невозможно. Достаточно ведь самых элементарных представлений о видимом движении небесной сферы и о годовом движении солнца, чтобы понять, что такой взгляд, какой Скалигер приписывал древним астрономам,—чистейший абсурд. Думать, что равноденствие бывает не тогда, когда солнце в своем годовом движении переходит небесный экватор, а 8 —15 дней после этого момента, и солнцестояние не тогда, когда солнце всего более удаляется от экватора к северу или к югу, а спустя 8—15 дней после этого,—значит думать, что равноденствие бывает не в равноденствие, и солнцестояние не в солнцестояние.

1) На самом деле дни равноденствий и солнцестояний по Метону-Евктемону (по Unger § 322. S. 748) не совпадали с цезаревскими, как показывает это следующая табличка:

 

Юлий Цезарь

Евктемон

Евдокс

Зимнее солнцестояние

25 декабря

24 дек.

26 дек.

Весеннее равноденствие

25 марта

26 мар.

28 мар.

Летнее солнцестояние

24 июня

27 июня

26 июня.

Осеннее равноденствие

24 сентября

26 сент.

26 сент.

Но Колумелле конечно истинные даты равноденствий и солнцестояний по Метону и Евдоксу не были известны, и потому он естественно отождествлял их с цезаревскими датами. —Относительно Метона необходимо еще иметь в виду, что его даты каждые 76 лет подвигаются по юлианскому календарю на 1 день вперед, так как его 19-летний цикл (в 6940 дней) был на ¼ дня длиннее 19-и юлианских лет.

2) Стрр. 199-200.

 

 

311

Что касается Юлия Цезаря, то уже из приведенных слов Колумеллы видно, что для него солнце вступало в знак Козерога не 25-го, а 17-го декабря, и следовательно зимнее солнцестояние, brumale solstitium, приходилось 25 декабря, а не 1 января.

В действительности все древние астрономы полагали точки равноденствий и солнцестояний там же где полагали их и мы, т. е. равноденствия в точках пересечения эклиптики с экватором, солнцестояния—в точках соприкосновения эклиптики с тропическими параллельными кругами. При несовершенстве тогдашних астрономических приборов для наблюдения и при разнообразии взглядов на величину солнечной аномалии, от которой зависит разность величины времен года т) и самого тропического года 2), возможно было колебание в определении самых дней равноденствий даже на 4—5 дней 3), но не более.

Но не все принимали точки равноденствий и солнцестояний за самое начало небесных знаков, δωδεκατημόρια эклиптики, Овна, Рака, Весов и Козерога. Начало этих знаков, напр., для Метона и Евдокса в его ὀκταετηρίς приходилось за 8 градусов к западу от точек равноденствий и солнцестояний — на 82°, 172°, 162° и 352° долготы по принятому у нас делению эклиптики, у других за 10° или 12° (на 80°, 170°, 260° и 350°, иди на 78°, 168°, 258° и 348°), а у Евдокса в его Ἔνοπτρον и Φαινόμενα—даже за 15° (на 75°, 165°, 255° и 345° долготы).

Но спрашивается: чем же объясняется такое разнообразие в разделении эклиптики у древних астрономов?

В решении этого вопроса 2-е 10-летие 20-го столетия оказывается на буксире у 7-го 10-летия истекшего 19-го столетия.

Теперешний—так сказать официальный—корифей хронологии—

1) Евдокс, напр., вовсе не признавал аномалии, и считал все времена года одинаковыми по своей продолжительности; другие астрономы определяли длину их каждый по своему.

2) Для Арпала он равнялся 365 13/24д, для Филолая 364½ д; из известных же астрономов для Метона 365 1/19, для Иппарха—3651/41/300д.

3) Весеннее равноденствие, напр., приходится по Евдоксу 28 марта, по Иппарху— 23— 24 марта. Unger § 32. Но по-видимому именно весеннее равноденствие, которое редко где в Элладе было идеальным началом года (Unger § 16), наименее интересовало греков (и Иппарх чаще наблюдал осенние равноденствия, чем весенние, см. выше стрр. 178—179. 196—197). Даты зимнего солнцестояния у греческих астрономов колеблются только между 24—26 декабря, летнего только между 26—27 июня, осеннего равноденствия только между 26—27 сентября.

 

 

312

берлинский астроном Ф. К. Гинцель находит 1), что причину помещения равноденствий и солнцестояний у древних астрономов на 8-е градусы удовлетворительно объяснил еще в 1863 году Август Бёкх.

Как будто за те 48 лет, которые отделяют время появления исследования Бёкха «О 4-летних солнечных кругах древних, преимущественно евдоксовом» от выхода в свет 2-го тома «Руководства математической и технической хронологии» Гинцеля, не найдено ни одного «нового факта», который давал бы основание к новому пересмотру этого вопроса, и научный материал остается тот же, как и в 1863 году!

Между тем еще в 1901-м году никто иной, как сам же Гинцель 2) оповестил ученый мир в числе других важных результатов, к которым пришел Ф. Кс. Куглер в своем капитальном труде: «Вавилонское лунное счисление» (1900), также и о том, что по вавилонским астрономическим таблицам точки равноденствий и солнцестояний приходятся не на 0-е градусы Овна, Рака, Весов и Козерога, а то на 10° (в древнейшей—ІІ-й по обозначению Куглера — системе лунного счисления) то на 8° 15', то на 8° 0′ 30′′ (в различных табличках позднейшей и более совершенной — І-й по терминологии Куглера — системе лунного счисления) этих знаков.

Кажется это открытие, о котором не мог в свое время и подозревать Бёкх, давало вполне достаточный повод к новому пересмотру вопроса о происхождении метоно-евдоксовской и других греческих систем деления эклиптики. Сам собою напрашивался вопрос: не вавилонского ли происхождения эти системы, раз упоминае-

1) F. К. Ginzel, Handbuch der mathematischen und technischen Chronologie B. II. Leipzig, 1911, 8. 421 (§ 213): Die Ursache dieses Ansatzes der Jahrpunkte auf den 8. Grad der Zeichen hat Böckh (A. a. 0. S. 189. 190) befriedigend erklärt. —О других системах деления эклиптики (Jahrpunkte в 12 и 16°°; о 10-м градусе Гинцель даже не упоминает) Гинцель ограничивается простым констатированием факта существования их и вопроса о происхождении их даже не затрагивает.

2) F. К. Ginzel, Die astronomischen Kenntnisse der Babylonier und ihre kulturhistorische Bedeutung. II: Sonnenund Mondlauf und Gang der Gestirne nach babylonischer Kenntniss und deren Einfluss auf die griechische Astronomie [следовательно уже по самому заглавию своей статьи Гинцель должен бы был обратить внимание на зависимость греческих систем деления эклиптики от вавилонских] в Beiträge zur alten Geschichte herausgegeben von C. F. Lehmann В. 1. Heft. 2, SS. 204— 205. —F. X. Kugler, Die babylonische Mondrechnung. Freiburg im Breisgau. 1900. SS. 74-79. 100—107.

 

 

313

мые Ахиллом Татием неизвестные нам по имени астрономы в полном согласии с вавилонской II-й системой лунного счисления полагали точки равноденствий и солнцестояний в 10-х градусах Овна, Рака, Весов и Козерога 1), а оба способа расположения равноденствий и солнцестояний в вавилонской І-й системе почти тождественны с системой Метона-Евдокса.

По моему крайнему разумению гипотеза Бёкха 2) далеко не представляла собою последнего слова науки и для 1863 года; в настоящее же время ее приходится считать прямо ошибочной.

Бёкх отправляется от показания Иппарха, что почти все «древние математики» делили эклиптику так же, как и он, принимая за 0° Овна, Рака, Весов и Козерога — самые точки равноденствий и солнцестояний.

Относясь к словам Иппарха с безусловным доверием и даже вычитывая в них то, чего вероятно не хотел сказать и сам Иппарх 3), Бёкх 4) видит в обоих системах Евдокса — только «нововведения», которые потом опять были устранены позднейшими астрономами.

Если согласиться с Бёкхом в этом его основном предположении, то предлагаемой им гипотезе для объяснения этих «новшеств» никак нельзя отказать в остроумии. —В отношении к Евдоксу эта гипотеза впрочем высказана была (как это отмечает и Бёкх) уже в 1858 году Теодором Моммсеном 5). Сам

1) Об этой системе, получившей теперь такое важное значение для вопроса о происхождении всех этих систем, Гинцель не обмолвился ни единым словом: как будто ее совсем и не существовало в Греции.

2) Она изложена им в IX-й главе его Sonnenkreise (SS. 184—196) под заглавием: Des Eudoxos doppelte Bestimmung der Zodiakalzeichen.

3) 1) Выражение Иппарха πάντων σχεδὸν ἢ καὶ πλείστων ясно показывает, что и ему известны были и такие древние астрономы («математики»), которые держались иных систем деления эклиптики (и помимо Евдокса); 2) из слов Иппарха вовсе не видно, известен ли был ему хотя один такой древний «математик», который держался бы принятого им деления эклиптики и был бы древнее Евдокса: для Иппарха, жившего в середине II века до р. X., и Евдокс, живший в 1-й половине IV в. до р. X. был тоже ведь бесспорно «древним математиком».

4) Boeckh, Sonnenkreise, S. 185: Findet sich nun, dass Meton und Eudoxos die Jahrpunkte auf den 8-ten Tag der Zeichen setzten, ja Eudoxos wiederum in die Mitte der Zeichen, so erscheinen diese Ansätze als Neuerungen, die von den Späteren wieder beseitigt werden.

5) Th. Mommsen, Die römische Chronologie bis auf Caesar. 2-te durchgesehene Auflage. Berlin 1859, SS. 63—65 [=1. Aufl. 1858 SS. 60 ff. l. c. ap. Boeckh]. Boeckh. SS. 188-189.

 

 

314

же Бёкх только несколько модифицирует ее и применяет и к Метону.

Евдокс за начало своего 4-летнего солнечного круга принимал—не летнее солнцестояние и не какой-либо из остальных 3-х Jahrpunkte—, а утренний восход Сириуса, «canicularis ortus» [—ἡ τοῦ Κυνὀς ἐπιτολή] 1), что и естественно было для него, как ученика египтян.

За день летнего солнцестояния по Евдоксу Моммсен принимал (как и Унгер) 26-е июля, за день восхода Сириуса—20-е июля (дата Цензорина—ошибочная по Unger); а за основное деление эклиптики у Евдокса—то, которого он держался в своих астрогностических сочинениях. По этой системе, следовательно, знак Рака должен был начинаться для Евдокса (26 — 15=) 11 июня, знак Льва (11 июня + 31 день =) 12 июля. Утренний восход Сириуса, следовательно, приходился бы в таком случае на 9-й градус Льва. Желая достичь того, чтобы canicularis ortus совпал с началом знака Льва, Евдокс, по мнению Моммсена, и перенес начало знаков на 8 дней вперед: с 11 июня на 19-е, с 12 июля—на 20-е. Но, если первый день Рака есть 19-е июня, то 26-е июня, день летнего солнцестояния есть 8-й день Рака. А по аналогии с летним солнцестоянием и все остальные Jahrpunkte необходимо было поставить на 8-е градусы (дни) соответствующих знаков 2).

Бёкх доказывает, что астрогностические сочинения Евдокса, ’Ένοπτρον и Φαινόμενα, написаны им позднее, чем октаетирида 2), а потому и в принятом им делении эклиптики видит не основной

1) Plin. Н. N. 2, 47, 130 1. с. ap. Th. Mommsen S. 56, Anm. 77. Omnium redire easdem vices quadriennio exacto Eudoxus putat non ventorum modo, sed et reliquorum tempestatum magna ex parte. Et est principium lustri eius semper intercalario anno, caniculari ortu. —Cf. Boeckh, S. 58.

2) Mommsen, SS. 64—65. Wir wissen—durch Hipparchos, dassEudoxos astronomisch die Jahrpunkte in die Mitte der Zeichen brachte und es ist dies aus astronomischen Gründen als die dem Eudoxos zu Gebote stehenden Beobachtungsmitteln angemessendste Ansetzung erwiesen worden. Danach also hätte Eudoxos den Krebs astronomisch vom 11 Juni bis 11 Juli ansetzen müssen, um die Sonnenwende 26 Juni genau in die Mitte zu bringen; allein in diesem Fall wäre der ägyptische Hundsternsaufgang nicht auf den ersten sondern auf den neunten des Löwen gefallen und dies offenbar bestimmte den Eudoxos zu seinem praktischen Kalender die Anfänge der Zeichen um acht Tage zurückzuschieben.

3) Boeckh, S. 192: Die astrognostischen Schriften scheinen von ihm später alsdie Oktaëteris. — — verfasst. S. 193. Eudoxos habe beide astrognostischen Schriften während seines Aufenthaltes in Kyzikos später als die Oktaëteris verfasst.

 

 

315

счет Евдокса, а позднейшую модификацию принятой им раньше метоновской системы.

Но он думает, что гипотеза Моммсена вполне приложима и к Метону.

Принятое у позднейших—преимущественно латинских—астрономов 1) обыкновение — отождествлять вступление солнца в знак Льва с утренним восходом Сириуса—основывалось конечно на древнем предании. За это говорит и. тот факт, что в геминовской парапегме под 1-м днем Льва отмечен видимый утренний восход Сириуса по Евктемону 2). Так же было и в системе Евдокса 3). Но еще яснее, по моему, это видно из приведенных выше (стр. 302) слов Иппарха. II, 3.

Если для египтян утренний восход Сириуса (Σῶθις) означал начало нильского наводнения, то для греков с ним совпадало на-

1) Petavius, III, Variae dissertationes II, 11, p. 55, Ortum Sirii plerique in id momentum conferunt, quo sol Leonem ingredit. Пето называет по именам Баррона, Колу меллу, Палладия, Манилия, Фирмика, прибавляя ac ceteri.

2) Boeckh, S. 188: Der später öfter befolgte Grundzatz, den Eintritt der Sonne in das Zeichen des Löwen und den Frühaufgang des Hundsternes gleich zu setzen, — kann nämlich auf alter Ueberlieferung beruhen; wofür man auch geltend machen kann, dass Euktemons sichtbarer Frühaufgang des Hundsternes auf den ersten Tag des Löwen im peminischen Parapegma gesetzt ist. —Gemini, Calendarium, Manitius S. 212: Ἐν μὲν οὖν τῇ α′ ἡμέρᾳ [τοῦ Ἀεοντος] Ευκτημονι Κύων—ἐκφανής; ср. там же выше κζ′ [καρκίνου], Εὐκτήμονι Κύων ἐπιτέλλει. След. по-видимому Евктемон ставил под 24-м днем Рака—истинный восход Сириуса, а под 1-м днем Льва—его видимый восход. Ср. там же у псевдо-Гемина κγ′ (καρκίνου) [=19 июля] Δοσιθέῳ ἐν Αἰγύπτῳ Κύων ἐκφανὴς γίνεται [Но возможно, кажется, и иное объяснение выражения «ἐκφανής». Под 27-м днем Рака у Гемина отмечен восход Сириуса и по Евдоксу: Εὐδόξῳ Κύων ἑῷος ἐπιτέλλει; Евдокс же в этот день полагал конечно видимый, а не истинный восход Сириуса. Не означает ли у Евктемона выражение ἐπιτέλλει—только первое появление звезды в лучах утренней зари, когда ее может заметить только самый зоркий глаз, а ἐκφανής не означает ли, что с этого дня Сириус совсем виден утром, его может заметить всякий? Но дата Евктемона и в этом случае остается знаменательною]. Но именно видимый восход Сириуса, приходившийся в Египте [Фивах?] 19 июля [Unger, Chronologie des Manetho, Berlin, 1867, SS. 46—60. Die Abfassungszeit der ägyptischen Festkalender (aus den Abhandlungen der k. bayer. Akademie der Wiss. I Cl. XIX Bd. 1 Abth) München 1890, SS. 43—59], в Греции же несколько позже, и интересовал древних египтян, а за ними и греков. —Евктемон, как известно, был сотрудником (учеником?) Метона [они вместе наблюдали летнее солнцестояние 27 июня 432 г. до p. X.], и след., факт, что и он, как и позднейшие астрономы, полагал восход Сириуса в 1-й день Льва, очень веско говорит за то предположение, что так же думал и Метон, с тою, конечно, разницею, что, как начало знака Льва, так и восход Сириуса, для Метона приходился на 7—8 дней раньше, чем для Евктемона, для которого равноденствия и солнцестояния совпадали с началом знаков зодиака.

3) Boeckh S. 188. принимает это вопреки Иделеру.

 

 

316

чало самого жаркого времени года, времени собирания плодов, ὀπώρα. Это время года, не отвечавшее ни одной из астрономических четвертей года, имело для греков столь важное значение, что от него получила у них название и осень: она называлась у них или φθινόπωρον или μετόπωρον. —Начало вот этой-то ὀπώρα греки несомненно уже во время Арата, а по всей вероятности гораздо ранее, и принимали за начало знака Льва.

Но Метон полагал утренний восход Сириуса 20/21 июля 1), и это, по мнению Бёкха, и было причиною того, почему он отнес Jahrpunkte к 8-м градусам знаков 2).

При этом необходимо 3) только допустить, что Метон, как по Бёкху и Евдокс, принимал, что солнце проходит знак Рака в 31 день. Тогда 1-й день Рака придется на 19/20 июня (на сутки с 6 ч. вечера 19 по 6 ч. в. 20 июня), и день летнего солнцестояния по Метону 27 июня [в этот день утром, πρωίας наблюдал его Метон в 432 году] придется на 8-й день Рака 4).

1) Gemini, Calendarium, Manitius S. 212 κε′ [τοῦ καρκίνου] Μέτωνι Κύων ἐπιτέλλει ἐῷος. —21-му июня соответствует эта дата и по редукции Унгера § 32 (соответствующая 1-му дню Льва дата Евктемона по Unger приходится на 27-е июня). Столь ранняя для Афин дата этого явления у Метона объясняется или тем, что Метон заимствовал ее у египтян, или же тем, что он имел в виду не видимый, а истинный утренний восход Сириуса (не первое появление его утром пред восходом солнца в лучах утренней зари, а восход его вместе с солнцем—восход, который разумеется можно лишь высчитать, а наблюдать невозможно).

2) Boeckh, S. 188. Nun hatte Meton gleichviel wesshalb den Frühanfgang des Hundsternes auf den 20/21 Juli gesetzt, und dies scheint der Grund zu sein, wesehalb Meton die Jahrpunkte auf den achten Tag der Zeichen setzte.

3) Предположить это необходимо потому, что если бы Метон принял знак Рака в 30 дней, то 1-й день его у него пришелся бы на 21 июня, и следовательно 27-е июня было бы не 8-м, а только 7-м днем Рака.

4) Boeckh, S. 189: Zuerst ist anzunehmen, Meton habe, wie nach unsererobigen Darstellung—Eudoxos, dem Krebs 31 Tage gegeben, eine Annahme, welche völlig unbedenklich ist. Hatte dem Meton der Krebs 31 Tage und war ihm die erste des Löwen der 20/21 Juli, so fiel ihm der Anfang des Krebses auf den 19/20 Juni. Die Sommerwende war ihm aber im J. vor Chr. 432 bekanntlich am 27 Juni Morgens (πρωίας), folglich im—Jahre 433 b. [bissext. —високосным] um Mitternacht 26/27 Juni [вернее: между полуночью и восходом солнца 27 июня, так как πρωίας по крайней мере у Птолемея—ср. выше стр. 197, прим. 1. —может означать время даже и пред полуднем], und im—J. 431 am 27. Juni Mittags [вернее: после полудня], und konnte auch im nächsten Jahre 430, in welchem sie auf den Abend des 27 Juni fiel, vielleicht nach ihm noch vor Sonnenuntergang treffen [едва ли; но это не имеет важного значения, так как 1) бесспорно, что 3 раза в 4 года летнее солнцестояние по Метону приходилось на 27-е июня; 2) если на 27-е июня для Метона приходился 8-й день Рака inclusive, то 28-е приходилось спустя 8 дней от начала Рака, exclusive. Но из слов Колумеллы не видно ясно, полагал ли Метон равноденствия и солнцестояния

 

 

317

Относительно же Евдокса Бёкх предполагает, что он удержал мегоновское разделение эклиптики и расходился с Метопом только, в том, что и летнее солнцестояние (28/29 июня), и утренний восход Сириуса (22/23 июля) приходились у него на два дня позже, чем у Метона 1).

Что касается той системы деления эклиптики, которой Евдокс держался в своих Ἐνοπτρον и Φαινόμενα, то, принимая эти его сочинения за позднейшие, чем Ὀκταετηρίς, Бёкх и самую эту систему считает позднейшею (называет ее ново-евдоксовской, neu-Eudoxisches System, neu-Eudoxische Ansätze) и в объяснение ее происхождения [предполагается: из «старо-евдоксовской»] вслед за Иделером и Деламбром указывает на то, что такое деление эклиптики — самое естественное 2).

Иделер приводит из Автолика, жившего не много позднее Евдокса, замечание, что то δωδεκατημόριον эклиптики, в котором в данное время находится солнце, остается невидимым и при восходе и при заходе своем, а все время скрыто в лучах солнца; равно как и противоположное ему δωδεκατημόριον не видно ни при восходе, ни при заходе, но всю ночь видно уже над землею. Подобное же замечание на-

в начале или в конце 8-х градусов; Бёкх S. 193 принимает первое; но последнее, судя по вавилонским табличкам, даже более вероятно; 3) знак Рака Метон мог считать и в 30 дней; тогда не 27-е, а 28-е июня пришлось бы на 8-й день Рака]; sollte er sie aber auch, schon zum folgenden politischen Tage 27/28 Junigerechnet haben, so würde sie ihm doch ganz auf den Anfang desselben gefallen sein. Hiernach ist der politische Tag 26/27. Juni von Abend zu Abend als Sommerwendetag des Meton anzusehen. Dieser Tag ist aber nach der Voraussetzung Krebs 8 des Meton. So kam dem Meton — — — die Sommerwende auf den 8-ten des Zeichens und hierdurchwar ihm die Regel auch für die übrigen Jahrpunkte gegeben.

1) Boeckh, S. 190: Ebenso leicht erklärt es sich, wie Eudoxos dazu kam, die Sommerwende und danach die übrigen Jahrpunkte auf die 8-ten Tage der Zeichen zu setzen. Er behielt die kalendarische Setzung der Jahrpunkte in den Zeichen aus Metons Parapegma bei; er setzte aber den Frühaufgang des Hundsternes zwei Tage später als Meton. 22/23 Juli, und auf eben diesen Tag den Anfang des Löwen; die Sommerwende fiel ihm aber constant auf den 28/29 Juni, also gleichfalls zwei Tage nach dem Metonischen Sommerwendetag, und dem Krebs gab er, voraussetzlich wie Meton, 31 Tage; so fiel auch ihm die Sommerwende auf Krebs 8, und die übrigen Jahrpunkte auf die 8-ten der Zeichen. —По Унгеру (§ 32) однако летнее солнцестояние у Евдокса приходилось на 26-е июня, Siriusaufgang—на 22-е июля; следовательно, далеко не бесспорно, что восход Сириуса для Евдокса действительно совпадал с началом знака Льва.

2) Boeckh, SS. 192—196. —S. 195: Um zu erklären, wie diese Begrenzung der Zeichen in dem neu-Eudoxischen System entstanden sei, hat Ideler (Eud. II Abh. [во 2-м исследовании о календаре Евдокса—мне недоступным] S. 58) in Uebereinstimmung mit Delambre darauf aufmerksam gemacht, dass dieselbe die natürlichste sei.

 

 

318

ходится и в евдоксовом папирусе (следовательно, оно принадлежит самому Евдоксу?)

По мнению Летроння, Евдокс потому оставил прежнее деление эклиптики, что оно казалось ему менее простым и менее удобным. Чтобы это деление эклиптики употреблял кто-нибудь раньше Евдокса, от этого не сохранилось и следа 1).

Наконец, в упоминаемой Ахиллом Татием системе распределения равноденствий и солнцестояний по 12-м градусам знаков, Бёкх видит комбинацию обеих систем Евдокса: взят средний день между 8 м и 16-м 2).

О помещении равноденствий и солнцестояний на 10-е градусы Бёкх не упоминает: эта система осталась ему неизвестною. Но вероятно он не затруднился бы и в ней увидеть комбинацию между первой системой Евдокса и системой, упоминаемой Ахиллом Татием: ведь и 10-е градусы лежат по средине между 8-ми и 12-ми.

Для меня, только совершенно не постижима цель подобных комбинаций.

Как ни остроумна предлагаемая Бёкхом гипотеза о происхождении метоно-евдоксовой системы деления эклиптики — она стоит или падает вместе с его основным предположением, что эта система есть позднейшая, чем принятая теперь евктемоно-калиппова система. —Между тем это-то основное предположение Бёкха и составляет πρῶτον ψεῦδος всех его построений.

Колумелла прямо представляет систему Метона-Евдокса, как древнейшую в сравнении с Иппарховой, и с этим его показанием не стоят в безусловном противоречии и слова Иппарха. Если во время Иппарха численный перевес был на стороне принятой им системы Евктемона-Калиппа, то это не доказывает, что эта именно система и есть древнейшая. —А тот факт, что в вавилонских астрономических табличках, исследованных теперь благодаря Эппингу и Куглеру в достаточном количестве, точки равноденствий и солнцестояний помещаются то на 10-е градусы, то на 8° 15′ или 8° 0′ 30′′, и до сих пор не найдено ни одной таблички, в которой бы

1) Воеckh, S. 196: dass die Bezeichnungsweise, welche ich die neu-Eudoxische nenne, vor Eudoxos angewandt worden, davon findet sich keine Spur.

2) Boeckh, S. 196. Mir scheint von den beiden Eudoxischen Ansätzen auf den 8-ten und 16-ten Tag ausgegangen zu sein und als eine dritte mittlere Bestimmung die auf den 12-ten gemacht zu haben.

 

 

319

эти точки совпадали с началом (0°) знаков, прямо говорит в пользу Колумеллы. В Вавилоне астрономия бесспорно развилась гораздо раньше, чем в Греции. И если астрономические таблички, исследованные Куглером, относятся к довольно позднему времени, по большей части уже к III—II вв. до р. X., то самые системы деления эклиптики, принятые в них, возникли несомненно гораздо раньше. Ведь и о греческих системах нам сообщают только позднейшие авторы. —Но, если бы система, принятая или введенная у греков Евктемоном, действительно была древнейшею, то от нее остались бы какие-либо следы и в вавилонских табличках. Отсутствие ее в этих табличках естественнее объяснять тем, что в Вавилоне отдельные астрономические школы придерживались старых, даже устаревших систем и туго поддавались всяким нововведениям. В Греции, где и самая астрономия была своего рода новшеством, всякие реформы в ней приводились скорее.

Но особенно важно то, что в Вавилоне по древнейшей системе точки равноденствий и солнцестояний помещались на 10-е градусы соответствующих знаков, а по позднейшей и более совершенной на 8° 15′ или 8° 0′ 30″. Следовательно, в Вавилоне Jahrpunkte двигались в направлении совершенно противоположном тому, какое Бёкх предполагает относительно Греции: они не подвигались вперед (от запада к востоку с 0° на 8°, с 8° на 16°), а отступали назад (с 10° на 8°). И это именно движение их как раз и соответствует тому, которое они совершают на самом деле в отношении к звездному небу, вследствие так называемого «предварения равноденствий», Präcession.

Это явление, открытое впервые Иппархом, зависит от того, что земная ось не остается всегда в одном и том же положении в отношении к неподвижным звездам. Оставаясь постоянно в положении отклоненном от перпендикуляра к плоскости земной орбиты, отмечаемого на небе полюсами эклиптики, она медленно движется вокруг этого перпендикуляра в направлении от востока к западу (следовательно, в направлении противоположном движению земли вокруг солнца), совершая свой полный оборот вокруг него приблизительно в 25800 лет. —На звездном небе это движение отражается в том, что небесные полюсы—северный и южный—двигаются в том же направлении и в тот же период времени вокруг соответствующих полюсов эклиптики, а точки равноденствий и

 

 

320

солнцестояний передвигаются ежегодно по эклиптике в направлении к западу приблизительно на 50″ [на 360°: 25800], следовательно в 72 года на целый градус, в 720 лет на 10°, в 2160 лет— на 30°, т. е. на целое δωδεκατημόριον. Вследствие этого равноденствия и солнцестояния наступают несколько раньше того времени, когда земля успеет совершить полный оборот вокруг солнца, и тропический год слишком на 20 минут короче соответствующего этому полному обороту сидерического года.

В начале IV в. до р. X. (около 385 г.) 1) начало созвездия Овна совпадало или почти совпадало с 0° небесной долготы, т. е. дугою, проходящею через точку весеннего равноденствия и оба полюса эклиптики; а к 1800 году точка весеннего равноденствия уже настолько передвинулась к западу от самых западных звезд Овна, что все это созвездие очутилось уже в знаке Тельца. Во время Метона, Евдокса, Калиппа, Иппарха и даже Птолемея зодиакальные созвездия в целом совпадали с носящими их имена знаками. Теперь же эти знаки передвинулись назад, к западу, на целое δωδεκατημόριον, так что знак Овна (в смысле 0°—30°° долготы) находится теперь в созвездии Рыб, знак Тельца, в созвездии Овна, знак Близнецов в созвездии Тельца, знак Рака в созвездии Близнецов и т. д.

Тоже случилось и с небесными полюсами.

Наша полярная звезда, α Малой Медведицы 2), сделалась полярною, т. е. ближайшею к полюсу яркою звездою сравнительно недавно. Во время Иппарха (II в. до p. X) и даже Птолемея (II в. по р. X.) она решительно не заслуживала этого названия (и конечно и не называлась так). Во время Иппарха она была удалена от полюса слишком на 12° 3); к полюсу тогда гораздо ближе лежала β Малой

1) См. приложение В: «Когда точка весеннего равноденствия совпадала с началом знака Овна?».

2) Прямое восхождение, ascensio recta (а или AR), а Ursae minoris в 1882 году — по Gretschel, Lexikon der Astronomie, Leipzig 1882. S. 161 равнялось (во времени) 1h 15m 29s = (в градусах) 18° 52′ 15″005 с годовым изменением + 21s941 = 5′ 29″115; след. в 1901 году—20° 36′ 28″190; в 1912 году—21° 36′48″455; склонение (δ=Declination) в 1882 г. + 88° 40′ 46″91 с годовым изменением + 18″976; след. в 1901 году 88° 46′ 47″454·, в 1912 году—88° 50′ 16″190.

3) О. Danekwort, Sterntafeln, enthaltend Positionen von 46 Fundamentalsternen für alle Jahrhunderte von—2000 bis +1800, nach Leverrier, mit Berücksichtigung ihrer Eigenbewegung в Vierteljahrschrift der Astronomischen Gesellschaft, herausgegeben von E. Schoenfeld und A. Winnecke, 16. Jahrgang, 1 Heft. Leipzig, 1881. S. 35. В—200 г. 3 для а Ursae minoris no Danckwort равнялось 77° 8′ 17″, в—100: 77° 41′ 12″; в—140, след., около 77° 28′ 2″.

 

 

321

Медведицы 1). Даже во время (величайшего из арабских астрономов) Аль-Батани (около 900 г. по р. X.) склонение а Ursae minoris не на много превышало 83° 2).

В настоящее время она постепенно приближается к полюсу (вернее: полюс к ней) и будет приближаться к нему до 2100 года, когда она будет отстоять от него только на 28′. Но затем она снова начнет удаляться от него. В 15-м тысячелетии нашей эры она удалится от полюса на 2 ε, т. е. на удвоенное наклонение эклиптики или диаметр того круга, который описывает на звездном небе северный полюс, т. е. градусов на 47 или даже на 49 3); следовательно будет ближе к экватору, чем к полюсу.

Около + 10000 года всего ближе к северному полюсу будет яркая α Лебедя (Денеб), в 14-м 1000-летии блестящая α Лиры (Wega).

Во времена Гомера Большая Медведица (Ἀμαξα = колесница греков) никогда не погружалась в лоно Океана 4).

Следовательно, все ее семь звезд принадлежали в то время в Греции к приполюсным звездам (Zirkumpolarsterne), к тем звездам, расстояние которых от полюса (Poldistanz=90°—δ) не превышает высоты полюса над северной точкой горизонта (ὀρίζων). Но высота полюса (Polhöhe) равняется, как известно, географической широте данного места (φ). —Географическая широта Афин равняется 37° 58′ 20″ 5). Там, следовательно, если бы не было рефракции (преломления лучей в воздухе, вследствие которого все светила бывают видимы для нас некоторое время и после их истинного захода и раньше их истинного восхода), не заходили бы только те звезды, склонение которых превышает 52° 1′ 40″. Но вследствие

1) δ этой звезды — по Danckwort S. 59 — для—200 г. = 82° 18′ 17″; для — 100: 82° 2′ 2″; для—140 след. 82° 8′ 32″. —Склонение а Ursae minoris превысило склонение β Ursae minoris только в конце IV в. по p. X.: в + 400 г. δ α Ursae min. — 80° 26′ 54″ δ β Ursae minoris = 80° 26′ 18″.

2) В 900 году no Danckwort δ α Ursae minoris=83° 13′ 57″.

3) Точнее определить эту величину — в настоящее время — невозможно, так как и самая величина ε подвержена вековым изменениям.

4) L. Ideler, Untersuchungen über den Ursprung und die Bedeutung der Sternnamen. Berlin 1809, S. XII.

5) Gretschel, S. 506. — Connaissause des temps pour l’an 1894, publiée par le Bureau des Longitudes. Paris. Novembre 1891, p. 37* (в Table des positions géographiques des principaux lieux du globe par MM. Daussy, Darondeau, De la Roche-Poncié, Cloué, continuée par Μ. Bouquet de la Grye). Это—положение афинской обсерватории по определению J. Schmidt’a, φ Парфенона = 37° 58′ 8″.

 

 

322

рефракции (средняя величина ее при горизонте равняется 34′ 54″1) там не заходят те звезды, полюсное расстояние которых равно maximum [37° 58′ 20″ + 34′ 54″1=]38° 33′ 14″1, а δ—minimum 51° 26′ 45″9. — Но склонение самой южной из 7-и ярких звезд Большой Медведицы, η Ursae majoris, в — 700 г. равнялось 63° 54′ 57″, в 400=62° 13′ 35″, в 200—61° 6′ 5″, в + 200— 58° 51′ 53″ 1). След., за 700 лет до p. X. эта звезда и при самом низком своем положении в Афинах имела видимую высоту над горизонтом больше 12°, и даже в 200 г. по p. X. больше 7°.

Еще в 1500 году она принадлежала для Афин к числу Zirkumpolarsterne, так как ее склонение равнялось 51° 51′ 9″. Но с конца XVI столетия она стала там уже заходить, так как к 1600-му году ее δ уменьшилось до 51° 20′ 10″, в 1800 году оно равнялось уже только 50° 18′ 57″, в 1882 году 2) — + 49° 54′ 9″54 с jährliche Veränderung—18″085; след. в 1901 году — 49° 48′ 25″925, в 1912-м—49°45′7″ [«точнее» 6″996, но это точность— вероятно фиктивная]. В настоящее время, следовательно, в столице Греции Большая Медведица погружает конец своего хвоста в волны океана уже на 1° 41′ 38″9 и с каждым годом будет погружать его на 18″ глубже.

Но и деление эклиптики на 12 δωδεκατημόρια и зодиакальные созвездия придуманы конечно не за 400 лет до р. X. и не греками, а вероятно вавилонянами за 1000 или более лет до начала нашей эры 3).

Если около — 400 года точки равноденствий и солнцестояний совпадали приблизительно с началом (западными частями) созвездий Овна, Рака, Весов и Козерога; то за (72 х 15 =) 1080 лет до этого, около—1480 г., они должны были приходиться градусов на 15 восточнее, следовательно приблизительно на середину этих созвездий; около [400+(72 x 8)=]—976 года приблизительно на 8-е градусы знаков той эклиптики, 0° который совпадал бы с началом

1) Danckwo rt, S. 55.

2) Gretschel, S. 161.

3) Уже Штрассмайер у Epping, Astronomisches aus Babylon (Freiburg im Breisgau 1889) S. 171 указал, что созвездие Скорпиона называлось у вавилонян Gir или Gir-tab = zu-qa-bul-bu (или zu-qa-qi-bu?) = aqrabu = Скорпион. В настоящее время и ассириологи и астрономы все более и более склоняются к признанию, что чуть ли не все зодиакальные созвездия—вавилонского происхождения. См. напр. F. К. Ginzel, Die astronomischen Kenntnisse der Babylonier I, в Beiträge zur Alten Geschichte, hrsg. v. C. F. Lehmann В. I. Heft 1. 1901. SS. 5—12. —F. X. Kugler, Sternkunde und Sterndienst in Babel, I Buch, Münster in Westfalien 1907. SS. 31—38.

 

 

323

созвездия Овна; около—1120 года [=400+720]—на 10-е градусы этой эклиптики, около 1264 года [=400+(72 X 12)=]— на 12-е градусы.

Ясно, что предварение равноденствий дает возможность объяснить—без всяких искусственных предположений—происхождение решительно всех—известных нам—систем деления эклиптики.

В научной литературе высказывалось не раз—иногда и выдающимися учеными — предположение, что знак Овна не всегда был 1-м знаком зодиака. В начале 3-го 1000-летия до р. X. 1-м весенним созвездием, находясь в котором солнце проходило 1-е δωδεκατημόριον эклиптики (считая от точки весеннего равноденствия), был Телец, а не Овен. Телец, думают, и был в то время 1-м знаком зодиака. Ученые с пылкой фантазией идут дальше и высчитывают время, когда 1-м знаком зодиака были Близнецы. Научно доказаны эти предположения не были никем; да они и не нужны для нашей цели.

Но помещение точек равноденствий и солнцестояний в конце 15-х градусов Овна, Рака, Весов и Козерога—засвидетельствовано достаточно твердо; и это положение их—при настоящем состоянии наших знаний — и приходится считать первоначальным. Можно, следовательно, предположить, что эклиптика разделена была, (в Вавилоне) на 12 частей, названных по именам созвездий, около— 1500 года 1), когда точки равноденствий и солнцестояний приходились в середине созвездий Овна, Рака, Весов и Козерога.

Но спустя 200—220 лет точки равноденствий и солнцестояний передвинулись на звездном небе на столько к западу, что, не меняя принятого распределения звезд по созвездиям, эти точки необходимо стало помещать несколько ближе к началу, чем к концу знаков зодиака. Поэтому кем-то предложено было такое разделение эклип-

1) Дата эта представляет собою приближение очень грубое, так как созвездия соответствуют знакам зодиака только приблизительно, и точка отправления первоначального деления эклиптики нам совершенно неизвестна. Если точкою отправления было созвездие Овна, то эта система могла появиться и на несколько столетий позже, так как прямое восхождение а Arietis, не самой западной звезды этого созвездия [1-я звезда Овна γ = Mesarthim удалена от а Овна на 4 — 5°° к западу], в—1500 г. равнялась еще 846° 5′ 40′′; и так как расстояние этой звезды от самого конца созвездия равняется около 20°, то средина его в то время приходилась на а = 356°, и только между—1200 (AR для а Arietis=349° 50′ 53″) и—1100 АК для а Arietis =351° 5′ 19″) точка весеннего равноденствия приходилась в середине этого созвездия. Ср. стр. 321—325, прим. 8.

 

 

324

тики, по которому точки равноденствий и солнцестояний приходятся спустя 2/5 от начала знаков, в конце 12-х градусов их. Однако эта система деления по-видимому удержалась ненадолго.

Прошло еще полтораста лет, и стало ясно, что равноденствия и солнцестояния приходятся в конце 1-й трети данного созвездия. Поэтому их и стали помещать в конце 10-х градусов. Эта система деления эклиптики появилась в Вавилоне в такое время, когда астрономия там достигла довольно высокой степени развития; поэтому эта система удерживалась там—вероятно в отдельных астрономических школах 1) — и до позднейшего времени, почему основанные на ней таблички сохранились и до нас.

Прошло еще 120—130 лет 2), и точки равноденствий и солнцестояний передвинулись еще почти на 2 градуса к западу. Астрономия в Вавилоне к этому времени достигла уже такой высокой степени развития, что стало возможно определять на небе не только целые градусы, но и части их. Посредством каких-то трудно определимых наблюдений было найдено, что равноденствия и солнцестояния приходятся на 8° 15′ соответствующих знаков; а спустя несколько лет кто-то и эту величину заменил более точною, выраженною даже в секундах: 8° 0′ 30″. Цифра эта очевидно выведена из наблюдений над какою-нибудь из неподвижимых звезд, расположенных около эклиптики 3).

1) Во время Плиния (hist. nat. 1. VI. с. 30 1. с. ap. Epping. SS. 2—3) в Вавилоне существовали три астрономические школы: в Сиппаре (Hipparenum), Борсиппе (имя ее названо у Страбона) и Орхое (Едессе).

2) На 13/4° (=10°—8° 15′) точки равноденствий и солнцестояний перемещаются приблизительно в 126 лет.

3) Само собою напрашивается предположение, что этою звездою была не γ и неβ Овна, и не какая-либо звезда в Тельце, а расположенная почти на самой эклиптике [ß (=Breite, широта) =0° 28′. —Kugler, Sternkunde I. 29] звезда 1-й величины [хотя и не из особенно ярких: сила света по Seidel у Gretschel, 44.–0,326, принимая за 1 силу света Веги (а Lyrae), тогда как сила света Сириуса= 4,285] а Leonis, которая и теперь носит выразительное название Regulus=«царек» (у греков: Βασιλίσκος), и у самих вавилонян называлась прямо «царь», šarru. — Epping, S. 127 (Constellation XV); F. X. Kugler, Sternkunde I, SS. 29. 35. — Называлась она так очевидно потому, что она—самая яркая из звезд лежащих около эклиптики. F. X. Kugler, Sternkunde und Sterndienst in Babel, II. Buch, 1 Theil, Münster in Westfalien 1909/10. S. 13. Der Königsstern Šarru war deshalb von besonderer Wichtigkeit, weil er der hellste Stern auf der Ekliptik ist und dadurch mit der Sonne und den Planeten in innigster Beziehung steht. Dieser Umstand erklärt auch zur Genüge seinen Namen «König» (heute, Regulus). Но именно поэтому звезда эта и могла особенно интересовать вавилонян. У греков Βασιλίσκος назывался еще и Καρδία Λέοντος—«Сердце Льва», откуда и арабское его название kalb’ al ’asad, что значит тоже

 

 

325

От вавилонян все эти системы деления эклиптики перешли и к грекам. В особенности популярна у них сделалась последняя система—с равноденствиями и солнцестояниями в 8-х градусах небесных знаков: ее держались такие астрономы, как Метон и Евдокс. Неудивительно поэтому, что от греков она перешла и к римлянам.

Ко времени Метона и Евдокса (конец V-го — начало ІV-го века до р. X.) система эта конечно уже не соответствовала действительности. Точки равноденствий и солнцестояний к этому времени уже настолько передвинулись к самому началу своих созвездий, что нисколько неудивительно, что уже младший современник и сотрудник Метона Евктемон принял их за самое начало соответствующих δωδεκατημόρια; и эту систему приняли затем Калипп и целый ряд других «математиков», так чго ко времени Иппарха она стала почти общепринятой у греческих астрономов, и только консервативные римляне придерживались старой системы Метона-Евдокса.

Но этот факт архаичности этой системы в эпоху Метона-Евдокса никоим образом не может служить возражением против предлагаемой гипотезы о ее происхождении. У вавилонян эта система удерживалась еще дольше, чем у греков. Там она оставалась в

«сердце Льва» (Ideler, Sternnamen, SS. 165-166). Поэтому и на картах (с рисунками созвездий) эта звезда стоит в том месте фигуры Льва, где у него должно быть сердце; след., не в самом начале (не в голове) созвездия. Но из более ярких звезд Льва=Regulus наиболее западная, и так как расстояние его от наиболее восточной из ярких звезд Льва ß Leonis=(Denebola, хвост Льва) по крайней мере по прямому восхождению превышает 25° [напр. в—1500 г. AR α Leonis=102° 37′ 54″ AR ß Leonis 129° 14′ 8″, разность = 26° 36′ 14″ Danckwort. SS. 49—51], а расстояние наиболее яркой звезды в голове Льва ε Leonis от β Leonis превышает по долготе 30° [по Kugler, Sternkunde I, 29 λ для ε Leonis в 1800 г. равнялось 137° 54′, а Leonis 147° 3′, β Leonis 168° 51′], след. обе эти звезды не могут быть в одном δωδεκατημόριον, то очень возможно, что именно šarru и принят был вавилонянами за 0° знака Льва. В таком случае одного взгляда на S. 49 в Sterntafeln Данкворта достаточно, чтобы определить приблизительно время, к которому относится введение в Вавилоне всех перечисленных систем деления эклиптики. В—1400 году AR для а Leonis равнялось 104° 7′ 4″, в—1300 г. 105° 36′ 5″, около—1340 г. ровно 105°; к этому приблизительно времени и относится, может быть, то разделение эклиптики, по которому солнцестояния и равноденствия приходятся на 15-е градусы знаков. В—1200 г. AR а Leonis равнялась 107° 4′ 57″, в—1100—108° 33′ 38″; след. на 12-е градусы Jahrpunkte могли быть перенесены во 2-й половине 12 в. до p. X. (около— 1137—8 гг.). В 1000 году AR а Leonis равнялось 110° 2′ 8″; около этого года за точки равноденствий и солнцестояний могли быть приняты 10-е градусы знаков. В—900 г. AR а Leonis составляло 111° 30′ 25″, в 800—112° 58′ 29″; между этими годами Jahrpunkte и перенесены были сначала (около — 884 г.) на 8° 15′, потом (около — 867 г.) на 8° 0′ 30″.

 

 

326

употреблении emo в самом конце I в. до р. X. 1), когда начало созвездия Овна перешло не только 0° небесной долготы (по теперешнему делению эклиптики), но и колур весеннего равноденствия (0° прямого восхождения) 2).

Объясняется это тем, что древние и греческие и даже вавилонские 3) астрономы до Иппарха не имели понятия о предварении равноденствий и воображали, что точки равноденствий и солнцестояний имеют постоянное место на звездном небе.

Поэтому для них не было повода относиться с недоверием к равнейшим определениям точек равноденствий и солнцестояний. — Имела здесь значение и традиция. Колумелла знал о принятой Иппархом системе деления эклиптики, и однако предпочел in—ruris disciplina следовать старинной системе Метона-Евдокса. — Не говорю уже о том, что древние астрономы в большинстве случаев не имели даже и возможности с своими инструментами проверить точность прежних наблюдений. Иппарх, как астроном, представлял собою совершенно исключительное явление в греко-римском мире. Даже Птолемей стоял несравненно ниже его и оказался не в состоянии

1) Напр. приуроченная к этой системе обширная Neulichttafel Nr. 272 (81—7—6) [см. транскрипцию ее у Kugler, Mondrechnung SS. 12—13] относится (Kugler, SS. 9—10) к 207—210 гг. эры селевкидов = — 103 — — 100.

2) По Danckwort AR а Овна в—100 году равнялась уже 3° 42′ 29″, след. γ Овна находилась уже около колура равноденствий. См. об этом подробнее в приложении В.

3) Ср. выше стр. 182 прим. 73. — F. X· Kugler, Sternkunde II, 1, S. 30: Von einerBekanntschaft der alten Babylonier mit der Präcession kann also keine Rede sein. —S. 31: Die Babylonier haben wenigstens bis gegen Mitte des 2 Jahrhunderts die Präcession nicht gekannt. Noch mehr! Diese Unkenntniss bestand sogar noch am Ausgang des 2 Jahrhunderts. S. 32: So stehen wir denn vor der höchst bedeutsamen Tatsache, dass die Babylonier trotz ihrer mehr als 2000-jährigen Beschäftigung mit der Sternenwelt es niemals zur Kenntniss der Präcession der Äquinoctien gebracht haben; die Ehre der grössten Entdeckung auf dem Gebiete der älteren Astronomie gebührt einzig und allein HIPPARCH von Nicäa (Bithynien), dem Astronomen von Rhodos. — Из аргументов Куглера особенно важен установленный им факт, что даже в наиболее совершенных вавилонских таблицах 1-й системы лунного (и планетного) счисления, относящихся к концу I в. до p. X. (как Neulichttafel, упоминаемая в прим. 78), точки равноденствий и солнцестояний лежат слишком на 4° к востоку от их истинного положения на звездном небе в это время, Kugler, Sternkunde I, 173. Это объясняется тем, что место их на небе определено было за 300—400 лет до этой эпохи, и после того серьезно не проверялось; на деле же точки равноденствий и солнцестояний успели за это время передвинуться к западу на 4—5 градусов. — Если бы предварение равноденствий было известно вавилонским астрономам, то такой грубой (и для тогдашних способов наблюдений) ошибки они конечно не допустили бы.

 

 

327

исправить найденные Иппархом величины прецессии и тропического года 1): Еще менее древние астрономы могли полагаться на точность наблюдений древнейших астрономов и естественно предполагали у них ошибку в определении места точек равноденствий и солнцестояний на звездном небе.

Мысль же о перемещении самых этих точек — перемещении, составляющем 1 градус в течении целой человеческой жизни, — конечно, никому в то время не приходила и в голову.

Наконец и различие в точках отправления для определения положения точек равноденствий и солнцестояний на звездном небе неизбежно приводило к совершенно различным результатам. В Вавилоне год начинался с весеннего равноденствия, в Афинах-— с летнего солнцестояния. Поэтому если вавилоняне при делении эклиптики исходили может быть от положения точки весеннего равноденствия в созвездии Овна (хотя и они могли по тем или другим причинам взять и другую точку на звездном небе, напр., Regulus), то для афинян естественнее было отправляться от созвездий Рака, или же (в виду того, что в Раке вовсе нет ярких звезд) более яркого Льва. Так как зодиакальные созвездия соответствуют носящим имена их знакам зодиака далеко не точно 2), то и деление эклиптики получалось совсем иное, смотря по тому, какое созвездие (или какая звезда) полагалось в основу этого деления.

В виду всего этого нет ничего удивительного в том, что Метон и Евдокс около 400 г. до p. X. держались того деления эклиптики, которое на деле соответствовало скорее Х-му столетию до р. Х., чем ІV-му или V-му. Они, может быть, не были инициаторами этой системы и у греков, а просто приняли ее от своих предшественников.

В данном случае приобретает свое относительное значение и гипотеза Моммсена-Бёкха. Желание приурочить начало знака Льва к утреннему восходу Сириуса не было первоначальною причиною перенесения точек равноденствий и солнцестояний с 15-х или даже с 1-х градусов на 8 -е. Теперь едва ли возможно сомнение в том,

1) См. выше стрр. 197—198 и прим. 1.

2) Напр., по J. J. v. Littrow, Atlas des gestirnten Himmels, Stuttgart 1839, созвездие Овна занимает приблизительно 23—50°° прямого восхождения, созвездие Рака 115—139°°, Весы—213—238°°, Козерог— 299—32800. Начальные точки их таким образом разделены одна от другой промежутками в 92°, 98°, 86°, 84°, конечные—в 89° 99°, 90°, 82°, средние—в 90°5, 98°5, 89°, 82°.

 

 

328

что этот способ деления эклиптики заимствован греками у вавилонян. Для вавилонян же восход Сириуса, хотя они и умели высчитывать его время, далеко не имел такого значения, как для египтян. Возможно, однако, что из-за этого знаменательного совпадения система эта и у греков и в особенности у римлян удерживалась дольше, чем другие, и далеко не сразу уступила свое место системе Евктемона-Калиппа.

Труднее по-видимому объяснить то, почему Евдокс в позднейших своих сочинениях отступил даже и от системы Метона и возвратился к самому архаическому—по моему мнению—делению эклиптики, с точками равноденствий и солнцестояний в самой середине знаков Овна, Рака, Весов и Козерога. Система эта соответствовала ведь ХV-му или minimum—ХІ-му столетию до р. X., а не ІV-му. Во время Евдокса напр., а Librae, наиболее западная из ярких звезд созвездия Весов 1), приходилась уже на 12-й градус знака Весов, и точка осеннего равноденствия лежала уже в созвездии Девы.

Однако и это возможное возражение против моей гипотезы решить не трудно. Для этого нет никакой надобности оспаривать предположение Бёкха, что ’Ένοπτρον и Φαινόμενα были действительно позднейшими сочинениями Евдокса, ни даже сомневаться в точности показания Колумеллы, что к 8-м градусам знаков относил равноденствия и солнцестояния не только Метон, но и Евдокс, хотя сомневаться в его точности и имеется повод 2).

То обстоятельство, что сочинения ’Ένοπτρον и Φαινόμενα написаны были Евдоксом после Ὁκταετηρίς, не доказывает, что в таком же отношении стоят и принятые в этих сочинениях системы деления

1) Danckwort SS. 57—58: в—400 г. 1α Librae имела AR = 191° 2′ 19″; в — 300—192° 18′ 21″, 2α Librae в—400 г. —191° 4′ 45″, в—300—192° 20′ 48″ (а Librae принадлежит к числу—оптических?—двойных звезд). —По Littrow расстояние а Librae от начала (западного края) созвездия Весов составляет всего 6—7°°.

2) Я имею в виду 1) слова Свиды: Κρίτων Νάξιος ἔγραψεν ὁκταετηρίδα, ἤν Εὐδόξου φασίν (1. c. ap. Unger § 42. S. 759); 2) «Εὐδόξου τέχνη» — акростих изданного Brunet de Presle’м папируса, представляющего собою изложение учения Евдокса, самому Евдоксу не принадлежащее (см. выше стр. 259 прим. 1) — Unger 1. с. и § 29, S. 745; и 3) сообщение Цензорина, 18,5, что у греков изобретение октаетириды приписывалось Евдоксу (hanc octaëterida vulgo creditum est ab Eudoxo Cnidio instututam) и что в частности октаетирида Досифея приписывалась Евдоксу (Dositheus, cuius maxime octaeteris Eudoxi inscribitur). —Отсюда ясно, что имя Евдокса было настолько популярно у еллинов, что им стали надписывать свои произведения (вероятно с целью их распространения) и позднейшие авторы. Появилось не мало псевдо-Евдоксов. Поэтому не невозможно, что сам Евдокс и в октаетириде дер-

 

 

329

эклиптики. Разве не мог Евдокс в позднейших своих сочинениях пользоваться астрономическими источниками более древними, чем те, которые он имел под руками при начале своей ученой деятельности? Не так ли поступают обыкновенно и современные ученые? Ведь и мы начинаем изучать известную отрасль науки с самых новейших работ по ней, как наиболее нам понятных и—предполагается—представляющим эту науку в ее наивысшей степени развития; но затем по цитатам новейших авторов нам приходится обращаться и к сочинениям очень старым. И не случается ли при этом, что древние авторы указывают нам иногда ошибки у новейших ученых? Подобным образом и Евдокс при начале своей ученой деятельности мог следовать общепринятому в его время делению эклиптики; но потом какое-нибудь старое сочинение по астрономии, содержавшее описание созвездий (или может быть даже нечто в роде небесного глобуса), привело его к тому убеждению, что это общепринятое деление ее неправильно, что на самом деле точки равноденствий и солнцестояний приходятся не на 8-е градусы знаков, а на 16-е, на самую их середину. Не зная ничего о предварении равноденствий и не умея может быть сам определить положение точек равноденствий и солнцестояний на звездном небе, Евдокс 1) поверил этому старому сочинению на слово, тем более, что принятое в нем деление эклиптики представляется более естественным, чем метоновское.

А что сочинения, лежащие в основе ’Ένοπτρον и Φαινόμενα Евдокса могли быть более древними, чем те, которыми он пользовался в своей Ὀκταετηρίς, в этом едва ли можно сомневаться. Ὀκταετηρίς Евдокса далеко не была первым опытом в своем роде. 8-летний цикл принят был эллинами уже в глубокой древности, и в описаниях его не могло быть недостатка и раньше Евдокса. Сделана была даже попытка заменить его 19-летним циклом. Притом же

жался того же деления эклиптики, как и в астрогностических сочинениях; и только кто-то из позднейших псевдо-Евдоксов применил к его октаетириде систему Метона; и эта-то псевдо-Евдоксова октаетирида и попала в руки Колумеллы. —Этому предположению не противоречит даже и приведенное выше сообщение Плиния о начале евдоксовского lustrum (стр. 814 прим. 1), так как неневозможно, что и Плиний имел под руками тоже только псевдо-евдоксову Octaëteris.

1) Что Евдокс не был выдающимся астрономом наблюдателем, доказывает принятое у него разделение года на 4 совершенно равных времени года. Он, след., не имел понятия о неравномерном движении солнца, тогда как другие астрономы и в его время определяли величину времен года довольно точно.

 

 

330

Ὀκταετηρὶς Евдокса представляла собою парапегму, т. е. календарь с отметами важнейших явлений на звездном небе и соответствующих им перемен погоды. А такие календари были для греков — с их лунным календарем—делом прямой необходимости: они заменяли для них солнечный календарь, а потому появились у них очень рано. Поэтому для Евдокса при составлении этого труда не было и надобности обращаться к очень старым пособиям. Другое дело— астрогностическия сочинения. Такое подробное описание созвездий, какое Евдокс давал в своих ’Ένοπτρον и Φαινόμενα, представляло своего рода роскошь. Нисколько неудивительно, что такого рода произведения у греков были редкостью, и Евдокс, задумав такую работу, по. необходимости должен был обратиться к очень старым пособиям.

Эта новая система Евдокса, представлявшая собою, однако репристинацию самой древней системы, какая только известна нам, ненадолго удержалась у греков. И явная астрономическая несообразность этой системы для той эпохи, и довольно специальный характер сочинений Евдокса, в которых она была принята, повели к тому, что она, кажется, не нашла себе последователей. К тому времени, когда писал Евдокс, в Греции уже сделана была — Евктемоном — попытка ввести новую, принятую теперь у нас, систему деления эклиптики, по которой равноденствия и солнцестояния приходятся на самое начало знаков. После того, как эту систему в конце IV в. до р. X. принял Калипп, она, по-видимому, довольно скоро вытеснила в Греции и старую метоно-евдоксовскую систему, которую удержали у себя теперь только римляне.

Для IV—I вв. до р. X. такое деление эклиптики было самым естественным, и, следовательно, возникновение евктемоно-калипповой системы в это время вполне понятно. Но остается неизвестным, был ли Евктемон и первым изобретателем этой системы, или же она была им откуда-нибудь заимствована. Вавилонские таблички не разъясняют этого вопроса. Куглер до сих пор не натолкнулся ни на одну такую вавилонскую табличку, в которой бы принята была эта система деления эклиптики. Напротив даже самые новые из этих табличек, относящиеся к концу II в. до р. X., за точки равноденствий и солнцестояний принимают или 8° 15′ или 8° 0′ 30″ известных знаков. Возможно, следовательно, что евкгемоновская система была уже не вавилонского, а чисто греческого происхождения,

 

 

331

и может быть сам же Евктемон (Εὐκτήμων) и был ее изобретателем. О нем ведь хорошо известно, что он наблюдал 27 июня 432 г. утром вместе с Жетоном летнее солнцестояние. Возможно, что это его наблюдение не было последним. Самый ведь факт, что он—сотрудник Метона—следовал, однако другой более повой системе деления эклиптики, самое простое и естественное объяснение находит в том предположении, что Метон умер раньше Евктемона. А жил Евктемон в такую эпоху, когда наблюдения солнцестояний и равноденствий, хотя бы и не особенно точные, должны были привести к тому выводу, что точки их на небе, приходятся не в середине, а в начале известных созвездий.

Предлагаемая гипотеза о происхождении различных систем деления эклиптики на δωδεκατημόρια у древних астрономов не представляет собою чего-либо совершенно нового к науке. Она высказана и мотивирована была еще в XVII-м столетии великим хронологом Д. Пето 1). Ее же высказывал (не ссылаясь на Пето) в 1806 г. и Иделер 2).

1) D. Petavius, De doctrina temporum III, Variae dissertationes 1. II, cap. IV,pp. 42—43. Пето, как и я, считает древнейшею ту систему, по которой точки равноденствий и солнцестояний приходятся на середину знаков (хотя и оспаривает принадлежность ее Евдоксу—с. III, рр. 40—42),— и пытается определить—астрономическим путем — время ее изобретения, р. 42 b: Scribebat ad me Godefridus Vendelinus vir astronomiae cum primis peritus, circa annum ante Christi aeram 1263, qui est per. Jul. 3450, videri tempus illud fuisse, quo ascensio primae Arietis stellae [γ? или β Овна?] quindecim gradibus antecedebat aequinoctium vernum, quo etiam tempore neomenia Thoth, et ortus Caniculae, et solstitium, ac novilunium in eumdem diem inciderunt, qui erat Julii quintus, idque in Heliopolitano tractu Non dubium est, quinadmirabilis hic rerum quattuor in idem tempus concursus, neomeniae Thoth, lunae ipsius; ortus Sirii, et solstitii; apud Aegyptios singularem observationem meruerit; ut haec proinde insignis epocha fuerit tametsi nulla ejus in monimentis Veter orum memoria fuerit. —В действительности в этом году летнее солнцестояние было, по R. Schram— 5 июля в 9ч 54м утра, а новолуние 4 июля в 10ч 41м у. [с Empirische Correctionen Гинцеля (сам Шрам применяет эмпирические поправки Оппольцера) в 9ч 50м у.] по среднему александрийскому времени (пригодному почти для всего Египта). Совпадение все-таки весьма замечательное, так как на вечер 5 июня=1 тоут приходилось по всей вероятности появление новой луны (в возрасте более 30-и часов). Но видимый утренний восход Сириуса и в эту эпоху приходился около 20 июля— F. К. Ginzel, Handbuch der—Chronologie В. I. S. 190 (§ 40). —Совпадение 1-го тоут с новолунием имело значение только для египтян; а в настоящее время невозможно сомневаться в том, что центром астрономической учености в древности был Вавилон, а не Египет. Не невозможно, однако, что принятая Евдоксом в его Ἐνοπτρον и Φαινόμενα система деления эклиптики была египетского происхождения: он ведь был, как известно, учеником египтян.

2) L. Ideler, Historische Untersuchungen über die astronomischen Beobachtungen der Alten. Berlin 1806. SS. 336—337. Упомянув о системах деления эклиптики

 

 

332

Но гипотеза эта была несправедливо заброшена новейшими учеными. О ней не то что забыли, а пытались опровергать ее 1). И полемика эта имела успех: и Бёкх и Гинцель хранят о ней глубокое молчание.

Вероятною причиною такого скептического отношения к этой гипотезе со стороны новейших ученых был тот—не опровергнутый и вавилонскими табличками—факт, что предварение равноденствий было открыто только Иппархом. Но в действительности бесспорный факт незнакомства древних астрономов с этим явлением нисколько не препятствует предположению, что перемещение в их системах деления эклиптики точек равноденствий и солнцестояний по знакам зодиака, от середины к началу их, стоит в связи с этим явлением. Перенося эти точки с 15-х градусов на 12-е, с 12-х—на 10-е, с 10-х—на 8-е и с 8-х на 1-е, древние астрономы не подозревали, что передвинулись действительно самые эти точки на звездном небе, а, по всей вероятности, думали, что древними допущена была ошибка в определении этих точек,— ошибка, которую они и хотели теперь исправить, изменяя способ разделения эклиптики. Прецессия была таким образом только фактическою причиною этого перемещения точек равноденствий и солнцестояний по их знакам, а самим древним астрономам до Иппарха эта причина оставалась неизвестною, почему и перемещение это происходило не постепенно, а скачками—в 5—2—2—2—8 градусов. Когда, наконец, Иппарх открыл предварение равноденствий,

Метона-Евдокса (по Колумелле) и 2-й евдоксовской (в его Ἐνοπτρον и Φαινόμενα) Иделер говорит: Man kann sich nicht wohl anders erklären, wie Meton und Eudoxus zu diesen Bestimmungen gekommen sind, als so, dass man annimmt, sie folgten alten Kalendern oder Sphären [—глобусам], die zu einer Zeit verfertigt waren, wo die Aequinoctial- und Solstitialpunkte wirklich in den achten oder fünfzehnten Graden der ζῴδια lagen. Da müsste man denn freylich bis zum zehnten, ja bis zum fünfzehnten Jahrhundert hinaufgehen, und da man unmöglich voraussetzen kann, dass die Griechen schon damals im Besitz astronomischer Kenntnisse und Beobachtungen waren, so ist man genöthigt, jene alten Kalender oder Sphären, die Meton und Eudoxus vor Augen hatten, den Aegyptern und Chaldäern beyzulegen.

1) Th. Mommsen, Römische Chronologie, 2 Aufl. S. 65. Anm. 89. Dass also diese Verschiebung [точек равноденствий и солнцестояний у Евдокса—на 8° с 16-го на 8-е] mit der Vorrückung der Nachtgleichen nichts zu thunhat, leuchtet ein. Aber auch die Ansetzung der Jährpunkte in die Mitte statt in die Anfänge der Zeichen steht damit, wie Ideler а. а О [в Abhandl. der Berl. Ak. 1830; . мне это исследование Иделера, к сожалению, недоступно] gezeigt hat, durchaus in keinem Zusammenhang. —Таким образом Иделер в 1830 году опровергал сам себя. На деле, однако и в этом вопросе Иделер 1806 года был более прав, чем Иделер 1830 года.

 

 

333

принята была в Греции уже почти повсеместно современная система деления эклиптики, и дальнейшее перемещение 4-х Jahrpunkte было сначала ненужно, а потом неудобно потому, что тогда их пришлось бы перенести в другие небесные знаки, из Овна в Рыбы, из Рака в Близнецов, из Весов в Деву и из Козерога в Стрельца. Конечно нежелание астрономов изменить систему деления эклиптики не помешало точкам равноденствий и солнцестояний перебраться в предшествующие созвездия. Но астрономы предпочли лучше разорвать естественную связь знаков эклиптики с их ζῴδια, превратить самую эклиптику из неподвижной в подвижную и из полного круга в 360° в дугу в 359° 59′ 10″, чем отказаться от принятого уже издавна и повсеместно деления эклиптики.


Страница сгенерирована за 1 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.