Поиск авторов по алфавиту

Автор:Белокуров С. А.

Белокуров С. А. К биографии Павла, митрополита Сарского и Подонского

Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу.

 

Христианское чтение. 1886. № 3-4. Спб.

 

С. А. Белокуров

 

 

К биографии Павла, митрополита Сарского и Подонского.

 

[Содержание.

Слово по преставлении почившего во Господе блаженные и святые памяти, великого господина Кир Павла, митрополита Сарского и Подонского. 597

«Хартия» Новоспасского монастыря архим. Иосифа с братиею о пожертвованиях в этот монастырь Павла митрополита сарского и подонского. 606

Духовное завещание Павла, митрополита Сарского и Подонского. 612

Приветствие царю Феодору Алексеевичу патриарха Иоакима на новый год. 619

Приглашение патриархом Иоакимом царя Феодора Алексеевича на праздник Успения Пресв. Богородицы. 622

Соборное определение о ходе на осляти в неделю цветоносную.—1678 г. март. 622]

 

Павел, митрополит сарский и подонский, был выдающимся лицом среди церковной иерархии второй половины ХVII века, и в истории патриарха Никона ему пришлось принять немаловажное участие. Это был один из ученых архиереев того времени, после которого осталась довольно значительная особенно по тому времени библиотека (опись ее напечат. во «Временнике» общ. ист. и древн. российск. при моск. университете т. V стр. 65—83). Он принадлежал по своим убеждениям к числу приверженцев реформы патриарха Никона. Когда в ночь с 17 на 18 декабря 1664 года приехал патриарх Никон в москов. Успенский собор, митрополит Павел был послан в собор для переговоров с патр. Никоном. Он же был послан к патр. Никону, выехавшему из Москвы, взять у него посох св. Петра митрополита и спросить его, зачем он приезжал. Из печатаемых нами теперь документов открываются новые стороны его жизни.

А. Первый из этих документов—слово, произнесенное при погребении Павла, митрополита сарского. Известное гомилетическое правило de mortuis nihil nisi bonum не было превратно понято проповедником, не имело на него того сильного влияния, которое замечается в проповедях современных нам наших проповедников; черты, которыми проповедник обрисовывает личность митр. Павла, не были раскрашены, преувеличены, а наоборот истинные, исторически верные. Кому принадлежит это слово, кто был автор его—неизвестно; не Епифанию ли Славинецкому? (митр. Павел умер 9 сент. 1675 г., а Епифаний Славинецкий 19 ноября того же года). Павел, митрополит сарский, по словам проповедника, родился от благочестивых родителей (в

593

 

 

594 —

мире—Петр), воспитан был в православии и довольно научившись искусству писания, посвятился «чинно по степеням во святый сан иерейский», «во младе-веце бяше». По смерти жены, когда «юза супружества брачнаго» была растерзана косою смерти и он сделался свободным, он принял монашество и «бысть ангел в полце всемилостивого Спаса». Павел оказался истинным монахом, так что превзошел всех своими подвигами «толико, елико превосходит своим светом звезды луна во время полнолунья». Будучи посвящен в сан архимандрита Чудова монастыря, он «подавал лучами разума божественного доволное просвещение Богомудрия», вследствие чего общим избранием всего освященного собора и соизволением благочестивейшего самодержца был возведен на митрополию сарскую и подонскую. В сане митрополита он продолжал также усиленно трудиться, учил монашествующих и мирских людей и учил не только наедине, но и всенародно, не только в разных обителях и приходских храмах, но и «в изряднейшем всех храмов»—в соборной первопрестольной церкви гор. Москвы—в Успенском соборе. За своя добродеяния и за велию ревность к Богу он в между-патриаршество три раза «благорассмотрением самодержца поставляшеся» блюстителем патриаршего престола, правителем всей патриаршей области. В это же время ему приходилось носить бремя и иных епархий—казанской, рязанской и вятской,—и все, что ни делал он, Господу Богу было угодно и людям полезно. «Он бе яко звезда утренняя посреде облак, аки луна полна в днех своих и яко солнце сияя во церкви Вышняго». «Вся доводы» божественной его ревности нет сил моих вспомнить, они превосходят мои способности. Напомню только о трудах его против расколоучителей Никиты, Лазаря, Феодора, Аввакума и др. Он стал против них, как апостол Петр против Симона волхва, как св. Николай против Ария; в этом отношении трудились другие архиерея—поборники благочестия и ревнители божественной истины, но митр. Павел по справедливости потрудился «паче всех их», он беспрестанно трубил людям о вере и о добродеяниях, епископствуя не именем, а

 

 

595

делом. Во время болезни он продолжал заниматься делами, как будто был совершенно здоров. «Кто здравый толико часто бескровную жертву Богу приношаше, якоже он в недузе? Кто толь многая усопшим пояше погребения, якоже он? И кто толь многа помяновения о усопших воспевание, якоже он напоследок и в последнем изнеможении своем, в терпении, стяжавшем душу свою?» От изображения деятельности митр. Павла, как архипастыря, проповедник переходит к изображению деятельности его, как христианина. Митр. Павел щедро раздавал милостыню нищим, вдовам, сиротам—повседневно, подобно Иоанну милостивому; часто и довольно кормил свящ. люди, монахов и церковников всяких чинов; принимал странных в дом свой и пр. и пр. И не только телесно насыщал он, во насыщал также и души их словом Божиим. «Писменником сущим он бе отец. Тамо в доме его не ины беседы бываху, точию рассуждения богословская о различных неудобствах свящ. Писания; тамо состязания философская совершахуся, тамо недоведомых разрешения содевахуся, даже в правду леть бяше дом его училище мудрости именовати, трапезу его—трапезу богословофилософскую нарицати». Митр. Павел много заботился об устроении дома Пресв. Богородицы Крутицкого и благодаря его заботам и трудам крутицкий дом, бывший прежде чуть не нищим, сделался равным с иными богатыми домами архиерейскими, а иные дома архиерейские стал превосходить «обилием нуждным, людьми церковными в домовыми». Заботился митр. Павел также много о благоустроении и благоукрашении обители св. Всемилостивого Спаса, яже на Новом, в которую пожертвовал много драгоценных церковных утварей и к которой имел особую любовь, потому что в ней был пострижен (в ней же он желал помереть и быть погребену).

Б. «Хартия» Новоспасского архимандрита Иосифа с братией о пожертвованиях в этот монастырь Павла, митрополита capского и подонского, служит дополнением к предыдущему документу, сообщая главным образом о пожертвованиях митроп. Павла в Новоспасский монастырь. По словам «Хартии»—мир-

 

 

596 —

ское имя митр. Павла было—Петр. Постригшись в монахи в Новоспасском монастыре «и подпряжеся бремени по чину великого Пахомия постничества обучению»,—он находился под началом у архим. того монастыря Никона. Пожертвования митр. Павла в Новоспасский монастырь, по хартии, следующие: «крест из золота и серебра, украшенный каменми драгими и маргариты на серебряном подножии; образ Алексия чудотворца живописной на златопокованней дсце, украшенный многими Маргариты с драгоценными диаменты и анораки и другими драгими каменьями; сосуды, дискосы, потиры, звездицы, копия, лжицы, покровы на сосуды, две митры—одну златокованную, украшенную драгими каменьями и другую — в постное служение; фелони, епитрахили, стихари и пр.; и проч.; всего на две тысящи рублев; особноже коеяждо вещи цена написана в монастырских казенных книгах». «Хартия» эта написана в 7183 году (1674—1675) и по своему содержанию и форме—очень замечательна. В конце ее находится приписка, что митрополит Павел умер 9 сентября 7184 года (1675) и погребен в монастыре у всемилостивого Спаса на Новом, «под олтарем великия церкви».

В. В своем духовном завещании митрополит Павел заботится не столько об имуществе своем, сколько старается преподать последнее наставление православным христианам; его духовное завещание, строго говоря,—не завещание духовное в нашем нынешнем смысле, а прощальное послание его православным христианам. Он излагает в нем различные нравоучения, советует жить, как должно православным христианам, просит прощения у всех и между прочим просит прощения у лиц, принадлежащих к патриаршей епархии, «во время между патриаршества моего смирения блюстительству трищи врученней бывшей». Не оставляет, впрочем, без распоряжения и имущества своего, назначая из него во храм, на погребение, на поминание, на нищыя, на заключенные, на монастыри, училища, на искупление пленных, сродникам, домочадцам, друзьям, и пр. и пр. Завещание было написано им еще в 7181 (1672—1673) гг. В нашей рукописи м. син. библ., № 684, находящееся — не подлинник, а только копия, список его.

 

 

 

А. Слово по преставлении почившего во Господе блаженные и святые памяти, великого господина Кир Павла, митрополита Сарского и Подонского. (Рукоп. моск. синод. библиотеки, №684, стр. 4442—20-).

По имя Отца и Сына а Святого Духа. Аминь. «Се конь блед, и седящ на нем, имя ему смерть, и ад идяше в след его».—Словеса суть святаго Иоанна Богослова, в книзе откровении его в главе 6 лежащая.

 

Высокопарный орел, Божественный Иоанн Богослов — остави нам (Апок. 6) в кинзе откровенна своего слово мудрости, яко виде он четыри ездцы на разношарных конех различными образы землю воевавшия; ихже первый бе седящ на кони белом, вооружен обычаем скифским, имеяше бо лук, но украшен царски, ибо дан ему бысть венец.—Вторый бе на кони рыжем, имеяй в руце меч, и дадеся ему власть взяти мир от земли, и да убиет друг друга. — Третий бе на коня враном, и имяше в руце своей мерило, и продаяше меру пшеницы за динар един, и ячменя меры три за той же. — Четвертый ездец бе седящ на коня бледом, ему же имя смерть, и имяше последующа себе ада. Страшни два ездцы—первый оружием, но последний страшнейший есть: аще оружия имети не поминается, ибо всяческая орудия и вещи его суть оружия, ихже не носит с собою, яко везде имать готова.—К, тому яко и несытный ад со отверстыми челюстьми своими абие ему последует, сего вселютого ратника аще кому внезапу случится созерцати, не есть леть без устрашения, без трепета и кроме побледнения быти: и ко пределу живота притекшу невозможно есть не возгласити, яко Сусанна (Дан. 13): тесно ми от всюду; Валтасар царь вавилонский токмо персты, пишущая на стене изречение на него смерти, узре; толико ужасеся, яко же всему смутитися. Глаголет бо писание 5): тогда царя зрак

 

 

598 —

(на полях: «образ») изменися и размышленья его смущаху его и соузы чрезла его расслабляйся и колена сосражахуся. — Иисус Сирахов и сямую память смерти горну быта повествует (Иис. Сирах. гл. 41), восклицая сице: о смерте! яко горка твоя есть память человеку мирствующу во имениях своих (на полях «его»).Агаг царь амаликов не увиде меча в руку Самойла пророка и прииде к нему трепеща и (I Царьств 15) глаголя: аще тако горка смерть? Аще толико сама память смерти горна есть; аще токмо три персты назии суд смертен пишущий толико страшна суть, колми паче сама смерть всеоружная, ни кимже победимая, ад служащ себе имущия,—страшна есть и горка, ею же страха неустрашитися желаяй и горестию не повредитися хотяй, да тщатся прежде смерти смерть видети и знати, прежде горести язвенные, горести памятней приобычен быти и прежде адова поглощеная — во ад мыслью своею низходити; тако бо смерть, яко и лютый лев множицею видевшим и не страшен, и горесть приобыкшим в ней сладка, и ад не поглотит по смерти низходившаго к нему в жизни. Страшна смерть на бледем вони еждения деющая, и того ради умирающий бледеют вси убо плотию, но не вси бледеют душею: ибо праведницы тогда процветати начинают душами, егда побледше телом истлевают.—К нимже не на бледом кони смерть пришествует, но на зеленей, ибо мудрый Тертулиан сие слово: «се конь блед» преведе — «се конь зелен». Той же убо и един конь смерти есть блед грешником, зелен же праведником, яко овия и телом и душею умирающе, до веки бледети будут (на полях «имут»), пачеже во огни чермнети и чернети. Сий же душею во веки живуше, и телесы во общее воскресение паки процветут, яко финицы, и тако во веки в зелености веселая присного пребудут. Страшна смерть и того деля, яко и ад имать по себе грядуща, ее оружием посекаемые грешники поглощающа. Служит ад смерти, сам ей последуя, вои же своя всезлыя предпосылая в мир сей греховными язвити человека стрелами и сетми прелестей ловити, яко рыбы в мори, предпосылает же от начала употребленик разума человека коегождо по вся дни и часы, но наипаче во время пришествия смерти, тогда бо нужднейшее, ибо последнее есть время ловитвы в мори мира сего, и аггелом и демоном, овым рыб чистых на вечерю царя небесного, —сим же рыб нечистых на вечерю князя тмы века сего; тогда аще грешник восплачет о гресех, омыется слезами от нечистоты и будет рыба частая, достойная

 

 

599 —

на вечерю небесную; аще же праведник возгордится, будет рыба скверная, адскому властелину в снедь,—будет оному яко мытарю смиренному оправдание, сему яко фарисею гордому осуждение. Он с благоразумным разбойником спасется, сей с бессмысленным погибнет.—В то время смерти, наипаче наветуют ратницы демонстии на душу человеческую, яко аще кого тогда не уловят прелестми искушения, во веки того души отщетятся.—Искушают же тогда, наипаче пяточисленными искушенми,—первое есть приводят православные души в неверно или поне во усумнение; второе—приводят во отчаяние о милосердии Божии—за множество содеянные беззаконий; третие к нетерпению болезни и к роптанию в ней на Бога возбуждают, яко же иногда возбуждаше в тому Иова праведного жена его несмысленная; четвертое, подущают в возгордению, и хвалитися о добродетелех содеянных собою, якоже подустиша велехвалного фарисея; пятое, увещают жалети злата и сребра собранного, и о том печалну быти со забвением души спасения. Ими же искушений да не прелстимся, и иными сим подобными,—подобает нам Господню молитву часто чести и глаголати: не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго. Смерти же да не устрашимся, и ада да не убоимся; должно есть нам выну поминати я — по совету Сирахова сына (гл. 7): поминай последняя твоя и во веки не согрешиши. Несогретающему же в век, не есть страх от смерти, и не есть боязнь от ада. Поминание последняя выну и во уме своем рассуждаше я присно почивший во Господе блаженные и святые памяти Господин Преосвященный Павел митрополит Сарский и Подонский. Виде выну мысленныма очима (на полях—«очесы») шествующую ксебе смерть и шествующую непешо, но на кони, убо скоро по оному увещанию (Сир. 14): помяни, яко смерть не замедлит, — не на бледой же кони, но на зеленом, по сказанию Тертулиана: ибо не яко ко грешнику, но яко ко кающемуся выну о гресех своих прииде; темже не устраши его страшною личиною своею, ни сотвори бледа душею, но ждуща обрете и надежди блаженныя вечности полного. Читаше он и в молитве Господней на всяк день, на всяк час, и на всяко время оная словеса душеспасенная: не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого.. Да в час искушения последнего не побежден искусителми, но победитель искусителей обрящется; можаше убо искушати его наветник усумнением во вере православней в час кончины жизни его,—но то вемы

 

 

600 —

без сумнения, яко не може искусити, занеже он, яко столп непозыблемый, твердо пребываше во вере православней. Родися от благочестивые родителей, воспитан в православии, и довольно писания научився искуству, посвятися чинно по степенен во святый сан иерейский, еже прочия люди утвержати во православней вере христианстей и еже светильнику быти ему в нощи неведения сушим, паче еже яко утру (ибо во младе веде бяше) или деннице на мори житейстем плавание деющим сияти: зарями учения веры и благодеяний просвещати: имя же сам яко крилами птица над небеса возношашеся, выше множества народов земных, земным прилепившихся, и занеже угоден сосуд Христови, еже беспрепятно славити имя его божественное повседневным добродеяний умножением содеяся, и еже в сонм аггелов небесе мысленнаго обитати изводи взяти от него бремя возлетети препинающее; растерза юзу супружства брачного косою смерти и свободна содея, еже во мысленное небо влетети в сонм ангелов земных.—Он же тоя сети плотския, яко серна тенет, избег, не приложи в юдоле мирских попечений жителствовати; но абие возбеже на гору богомыслия и яко птица небесная не услаждашеся земными, но возлете на гору небесе мыслейнаго во обитель монашествующих и бысть тамо ангел, со ангельское житие во плоти живущими, в полпе всемилостиваго Спаса; в нем же вмале времени тако просия добродетелми, якоже превзыти ему прочая толико, елико вся звезды превосходит светом во дни полности своея луна светозарная.—И тако иже в мире бе яко денница, в монашестве возрасте в подобие луны полные,—темже возведеся на степень архимандритства во обитель святого Михаила Архистратига, именуемую чюдов,—Высоко убо и досточестно.—Но и зде предел не положися возрасту тако добродетелей его, яко и достоинство; ибо не токмо, яко луна нош тму невежства просвещаше, но и яко солнце во власть дне положися, еже есть свет вежества имущим лучами разума божественного доволное просвещение Богомудрия подающе,—чесо ради возведеся божиею десницею избранием общим всего священного собора и соизволением Благочестивейшего самодержца на высоту престола архиерейского, на митрополию Сарскую и Подонскую, идеже на четвертой степени духовного жития своего, яко солнце на четвертом небеси утвердися; и яко солнце вся звезды небесный лучами своими озаряет, вся наземная освещает и согревает, тако он вся монашествующая, и мирския люди учением своим осве-

 

 

601 —

щаше, добротворенми согревание; учаше же не точию наедине, но и всенародно, нетокмо во обителех различных и во храмех прихоцких, но и во изряднейшем всех храмов, в монастыри всех церквей, во святей, соборней, первопрестольней царствующаго града Москвы церкви с велики и умножением хвалы Божия, с желанною ползою православных и со своим душевного спасения прибытком; наипаче же в то время, егда за своя добродеяния и за велию ревность по Богу трикраты в междупатриаршества время блюститель престола патриарша правитель всея епархии его, благорассмотрением самодержца наставляшеся; прилучися же в таковое время и иных епархий носити ему бремя, еже есть казанския и рязанския и вяцкия,—всем же купно един доволен бяше во управление, и вся едина деяше, и Господу Богу бяху угодна в людем полезна.—Темже еже Иисус Сирахов (гл. 60) написа о симоне архиереи велицем во исраиле ветсе, оно нам о архиереи нашем Павле глаголати леть есть: он бе яко звезда утренняя посреде облак, аки луна полна (во днех) своих и яко солнце сияя во церкви (на полях—«во храме») вышняго.

Помянух ревность его по Богу, но ничтоже известих вам, умолчати же не достоит. Вся же доводы божественные его ревности не есть моих сил поминати, превосходят бо мое вежество. Убо яко нецыи художницы от единаго пазногтя два познавают, тако аз яко ноготь един, един образ ревности его предложу, да от того прочие ревности сами уразумеете. Воспоминаю же благочестью вашему оные труды его, яже подъят в борбе с нечестивыми церкве раскольники, с Никитою, с Лазарем, с Феодором, с Аввакумом и со сверстники их богостудными; противу ихже тако он стал, яко Петр противу Симона волхва, яко Павел противу еллима волхва же, и еллинских суесофов (на полях «суемудрецов»); яко Николай чюдотворец противу ариа и яко прочий исповедницы святии противу иных еретиков злочестивых, имея убо вся иныя преосвященные архиереи с поборники благочестия, и сревнители истинны Божественныя, но он бяше павел воистинну могий глаголати с Павлом: паче всих их потрудихся, и о нем же праведно есть глаголати о Симоне сыне Ионином написанное (Сир. 50): сей иерей великий, иже в животе своем сострои дом и во днех своих утверди церковь (на полях—«храм»). Утверди бо ю не именем епископствуя, но делом, —внимая и себе и стаду, по оному тезоименника своего апостола Павла увещанию: внимайте себе и всему стаду, в

 

 

602

немже вас Дух святый постави епископы пасти церковь Господа Иисуса (на полях: и Бога), юже стяжа кровию своею (Деян. 2...). И нося бремя церкве по оному Господню велению: и воздвигнет аарон имена сынов исраилевых пред Господем на оба рамена своя в память от них, о немже и в книзе Премудрости глаголется (Исход. 28. Премудрость—18): во одежде подира бе весь мир во знаменование, яко весь мир архиерейскими рамены пред Богом носим есть, егда о всем мире жертву и молитвы приносят и егда вся люди словом истинны на путь правый наставляют, каков бяше архиерей, почивый во Господе Павел. Павел он бе именем еже сказуемо толкуется—усто трубы. Павел бе и делом: ибо то его дело бяше, еже яко трубе церковней трубити выну духовне в полце християн православных, на возбуждение от сна греховного, трубити на готовость ко брани с демоном, с миром и плотию, трубити на подвиг противу их воинства, трубити и на заблуждьших возврат в полки церковные. Сей Павел сие усто трубы беспрестанно трубяше людем о вере и о добродеяниих, еже бы во обою неискушенным от демона пребыти,—сам ли убо можаше от лстителя во время кончины жизни искушен быти? Никако можаше враг душевный искушати его и вторым искушения образом, еже есть отчаянием. Обыче бо он приводити на память грехи от юности до кончины содеянные и за я гнев Божий и казнь геенскую сказывати, сочисляет вся, кая, вако, колико, и когда содеяна быша, сочисляет же и с приложением, яко лжи отец, да возможет устрашити умирающего и привести во отчаянно. Можаше сице и нашему архиерею бывшая и небывшая согрешения предлагати, но успети на нем ничтоже возможе, ибо он чрез все житие свое благочестно работая вышнему, всяких злоб огребаяся, котву надежды в небо воверженну имеяше и глаголаше со пророком ко Господу: на тя, Господи, уповах, да не постыжуся во век, ниже да посмеются мне врази мои, ибо вси терпящии тя не постыдятся. Глаголаше и с церковью ко Богородице: все упование мое на тя возлагаю, мати Божия, сохрани мя под кровом твоим. Глаголаше и к церкви с Павлом: крепко утешение имамы, прибегший ятися за предлежащее упование, еже яко (на полях: яки) котву имамы души тверду же и известну, и входящую во внутреннее завесы (Евреом 6), идеже Предтеча вниде о(т) нас Иисус, по чину Мелхиседекову архиерей быв во веки. Сицево же имевый упование во вся дни жизни своея и к нему прочна возбуждавый, можаше ли ко отчаянию пред-

 

 

603 —

щен быти? Никако. Лет бяше ненавистнику спасения нашего и ко страсти нетерпения болезни, пачеже и на роптание о ней противу воли Божией возбуждати, но храняй исраиля, яко зеницу ока, не попусти сему исраилтянину, в немже не бе лесть, прелщением риновение страдати, ибо якоже чрез вся дни архиерейства своего о нестерпимых трудех, и о величайшем бремени, паче же о бременех нестужаше себе. Тако и о лютейшей болезни, яже бе ко смерти плоти, не ропташе на Господа. В терпении своем тщася стяжати душу свою во здравии, ибо очесем не даде сна, устам не попусти молчати, ногам не соизволи упокоения, гортани не даде услаждения, стомаху отъимаше удовление и всему телеси не даяше покоя, да по трудех временные вечное обрящет упокоение, в терпении стяжание душу свою и во время болезни, ибо чрез многое время терпяше ту, аки не болезнуяй и всяческая дела творяше, аки здравствуяй, воистинну в немощи его плотстей совершашеся сила Божия, ибо кто здравый толико часто бескровную жертву Богу пряношаше, якоже он в недузе? Кто толь многая усопшим пояше погребения, якоже он? И кто толь многа помяновения о усопших воспевание, якоже он напоследок и в последнем изнеможении своем, в терпения, стяжавшем душу свою, ибо о всяцех болезнех благодарите Господу своему, глаголя (Иов—1) со новой праведным: буди имя Господне благословенно во веки. Егда болезнь главы страдаше, провещаше (Исая. 3) ко Господу: ты, Господи, защитник мой еси, слава моя, возвышаяй главу мою. Егда изнеможе очесы своими, тогда глаголаше (Псал. 118): очи мои оскудеша во спасение твое и в слово правды твоея, сотвори с рабом твоим по милости твоей. Егда язык оцепеневаше, тогда он умом своим глаголаше (Псал. 136): прилпни язык мой гортани моему, аще не помяну тебе, аще не предложу иерусалима, яко в начале веселия моего. Егда устне словесе испустити изнемогаху, тогда восклицание сердцем ко Господу (Псал. 50), глаголя: Господи, устне мои отверзеши, и усто мое возвестит хвалу твою. Егда горесть нестерпимая гортань его исполняше, тогда он с церковью о Христе глаголаше: Плод его сладок в гортани моем (Песнь Пес. 2). Егда руки безделни быти начинаше, тогда возглашаше: вознесох к тебе руки моя, душа моя яко земля безводная тебе, скоро услыши мя, Господи, оскуде дух мой. Егда нога ослабляхуся, тогда восклицаше (Псал. 24): очи мои выну ко Господу, яко той исторгнет от сети ноги мои. Егда внутренняя болезнию дручима бяху, тогда вопляше ко

 

 

604 —

Богу: сердце чисто созижди во мне, Боже, и духа праваго обнови во внутрьностях моих. Егда душу свою преподобную непустити из телесе готовя(а)шеся, тогда, подобяся пастыреначалнику Христу, вручаше создавшему ю Господу, глаголя: в руки твоя (и), Господи, предаю духа моего. И тако во величайшей болезни величайшее показуя но себе благодарствие, отъиде духом своим во Господу, егоже всем сердцем любляше. Возможно бяше и четвертым образом искушения врагу душевному ратовати на святую душу его, еже есть к возгордению о добродетелех содеянных возбуждати, но сия кознь не повреди доблести мужа совершеннаго; ибо якоже во вся дни жизни своея смиряшеся пред Богом и человеки, тако и при самой смерти, грешника себе именуя и раба непотребнаго, сам оставления грехов своих у Господа моляше и вся посещавшая его о молитву умилно прошаше. Не знаяше он своих добродетелей являти, да Бог знает и воздаяти, знаше же согрешения своя в покаяние, да Бог не знает их в отмщение. Не возношашеся он о благих своих деяниих, аще и неизчисленна бяху, ведая оно великого учителя Григория святого слово: кииждо воспоминая добро, яже содея, егда сам у себя самого возносится, у виновника смирения падает.

Напоследок негли и пятого искушения супостат не остави, еже есть, негли прилежа возбудити во уме его жаление стяжания мирскаго, но сам ничтоже успети на нем можаше, ибо он никогда же приложи сердце свое ко тленным богатством, поминая оно увеща(е)ние: богатство, аще течет, неприлагайте сердца (псал. 61), но творцу их в жилище посвятив е, ему самому всею душею своею прилепляшеся. Не любляше он злата и сребра, но тех творца и даятеля. Темже его ради вся стяжания своя нещадно расточаше, да за тварь творца приобрящет, даяше он милостыню нищим, вдовам и сиротам повседневно, яко вторый Иоанн милостивый. Питание священные люди, монахи, и всяких чинов церковники и часто и доволно, приимаше странныя в дом свой, яко вторый авраам, всерадостно и доволно учредив, нескудная подаяния творяше; писменником же сущим он бе отец, дом его—пристанище, трапеза его—обилное препитание, не точию же телесное, но и духовное, ибо пряседяще те и толико насыщаху души своя словом Божиим, елико телеса ястиями; тамо бо не ины беседы бываху, точию рассуждения богословская о различных неудобствах священного писаная, тамо состязания филосовская со-

 

 

603

вершахуся, тамо недоведомых разрешения содевахуся, даже вправду леть бяше дом его училище мудрости именовати, трапезу его—трапезу богословофилософскую нарицати.—Неподобает же и того ми забвению предати, яко дом пресвятые Богородицы крутицкий, тако промыслом своим устрой и убогати, якоже тому нищу прежде бывшу, ныне иным богатым домом архиерейским равну содеятися, иные же и превосходити тако обилием нуждный, яко и людми церковными и домовыми, чесо ради мощно о нем глаголати: сей иерей великий, иже в животе своем сострой дом. О келейных его приходех, что повем? То поведаю, яко нищих то ковчежец бяше, егоже сам архиерей не господин мняшеся быти, но строитель. Раздаде он многая сокровища и на обители святые, изряднее же во обитель Всемилостивого Спаса, иже на Новом. Тамо бо многие даде утвари церковные драгоценные, особную к той святей обители любовь имея, яко в ней пострижеся во монашество и тамо кончити век свой и погребен быти желание; сице он расточая имения, Богом себе данная, всегда поминаше кончину живота своего и к той присно готовашеся архиерейски. Темже внегда смертным болезнен тело его объяти, абие очисти душу свою слезным покаянием, чрез тайну исповедания святого прият душеспасенное напутие животворящих тайн тела и крови Христовы и елеом святым помазан быти подтщася, и завет же написати повелев, и о всем вставшем имении изрядно чинное устроение сотворив, подписанием руки своея утверди. И тако готов сый, ожидание посланника небесного аггела мирна по душу свою праведную от Господа, Емуже вся дни живота своего, яко верный раб служаше; воздыхание же и стеняше часто, жалость являя не о оставлении имений, яже яко уметы вменяше себе, но о оставлении грехов своих ко Господу воздыхание, в жилище небесное облещися желая. Воздыхание от странствия ко отечеству, от мертвенности ко бессмертью. Яве убо есть, яко аще дерзнул диявол и сим образом прелести душу его праведную искушати, посрамлен от него отъиде. Пособием посрамившаго в пустыни искусителя отъиде дух лукавный в геенну, блаженная же душа—надежно глаголю—отъиде на небо ко Господу, к нему же выну желаше и глаголаше (Филип... ), яко Павел: желание имам разрешится и со Христом быти. Отъиде мзду трудов своих прияти за целоденное во винограде Божием делание на земли,—небесный взяти пенязь; отъиде из юдили плача на вечного гору веселия, отъиде от нас, яко Илия

 

 

606 —

пророк от иелисея и от сонма сынов пророческих, аще же не огненными конми и колесницею возим, но огнепламенными слуги Божиими, о нихже пророк глаголет: творяй ангелы своя духи и слуги своя—пламень огня, — носим, яко Лазарь в недро Авраамово. — Ко Илии вопляше Иелисей: отче, отче, колесница Исраилева и конницы ея, в след же пастыря вашего воплят нищии, сироты, вдовицы кличат, священнии и простии вопиют, монахи и мирстии кричат, страннии и домашний что воплят? И како? воплят слезно: отче, отче, пастырю наш и благодетелю, камо отходити и вскую ны оставлявши сиры. Кричат мнози и ризы своя показуют, данные им от архиерея сего. Якоже иногда во Иопии вся вдовицы плачюще, показоваху Петру ризы и одежды, елика творяше с ними сущии серна или тавифа; и умилився Петр святый—воскреси им благодетелницу Суть зде благодетельствованнии мнози, показующии ризы, но не есть Петр могут воскресити благодетеля. Илиа Иелисею остави милоть; наш же пастырь оставляет нам мир, благословение, и последнее целование, еже вы любезно приемлюще, пролиите ко Господу молитвы теплые, да благоволит пастырю нашему путь даровати беспрепятный, от враг душевных ненаветный, от мытарей воздушных свободный, и скорое во град отечества дотечение; он же внегда вашими святыми пособствуем молитвами предстанет лицу Божиему во граде его царствия, будет о вашем благопожитии и о спасении душевном присно теплый ходатай; будет вам Аарон, иже ста между мертвыми и живыми и преста пагуба (Числ. 16,—2 Мак.—15), будет и оний, иже архиерей быв, руки возношаше, моляся за вся люди июдейския;—будет Иеремия, иже, пророк быв Божий и братолюбитель, много молися о людех и о святем граде. Да будет же он нам сицев,—мы о нем во умилении сердец наших да возопием ко Господу: со святыми упокой, Христе, душу раба твоего, идеже не есть болезнь, ни печаль, ни стенание, но жизнь бесконечная. Аминь.

 

Б. «Хартия» Новоспасского монастыря архим. Иосифа с братиею о пожертвованиях в этот монастырь Павла митрополита сарского и подонского. Там-же (стр. 444—455).

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Елико убо солнце на оризонт вышще восходит, толико паче светлее сияет, и луча своя всем обидно простирает и вся животная увеселяет, и добродетель, аще и в тайце, елико

 

 

607

вящше творима, толико паче всем, яко свет явленна бывает и творящия ю прославляет, понеже отец наш небесный видяй кого благотворища в тайне, мздовоздает ему в яве и от видящих добрая его дела, сам отец наш небесный прославляем бывает и славящая его прославляет, яко сам рече: тако да восияет свет ваш пред человеки, яко да видят добрая ваша дела и прославят отца вашего, сущего на небесех,— инде: славящая мя, рече, прославлю.

Великий Господин Преосвященный Павел митрополит Capский и Подонский, егда еще не бе монах, но сый протопрезвитер во царствующем граде Москве, прохождаше всякую добродетель, паче же милость ко всем творяше, навыкнув сему еще из млада и день дне добродетелей предуспеваше, задняя по апостолу забывая, в предняя же простирайся, ведая, яко изменяется время от утра до вечера и вся суть скора пред Господем, по реченному святым первоверховным апостолом Петром, яко день един, паче же по псаломнику дни лет наших, яко стража нощи и яко все изменцтся вскоре; изволи сокровища своя не из нужди, ниже от скорби, но еще сый о благоздравии, благоволною своею волею сокровищствовати на небеси, по зачиненному самим Спасителем Христов, идеже ниже моль, ниже ржа губит и идеже татие не разкопывают, ниже крадут; да идеже убо есть его сокровище, тамо и сердце его и душа его будет. И тако не скупостию, но о благословении сеяше семя добродетелей своих, да о благословении стократный плод рукоятий своих, рекше рукодаяний своих, и пожмет и вложит я влагалища(е) неветшаема(о), да аще и земный его храм телесе по общему долгу разрешится, создание от Бога возимать дом нерукотворен, вечен на небесех по тезоименному его апостолу—свирели духа вся оглашающей божественному Павлу и бысть странным, вдовам, сиротам, монастырем и церквам доброхотен датель. Посем яко мудр архитектон здаше себе дом во вечное обитание, не на песце мира сего любления, но на краеуголном камени Христе, всех в мире сем сущих отверженцем. И первое избра себе дом во обучение духовного жительства, зде Всемилостивого Спаса обитель, боголепного Его преображения, зовемую на Новом, в нейже по обещанию своему всего самого себе Богу отдав, подиде благому его ярму смирения и подпряжеся бремени его легкому, со одеждою монашескою, по чину великого Пахомия постничества обучению, идеже из Петра имене в рождении плотстем назван-

 

 

608 —

наго, во обещания монашеском подучи Павла преименование яко тех апостолов единоименных ему, сопругу Христовых волов браздоделателному духовного ралосеяния ко именем в делом последоваше со Петром убо глаголющим: есмы оставихом вся—остави неветхую рыболовную мрежу, но многая мира сего благая, со богатством славу купно и честь велию, еюже от самодержца царя почествован бе, со Павлом же укрествовася миру и мир ему и тако прохождаше молчанно уединенное монашеское жителство, со всяким благопокорением и смирением, отдав вся своя имения, овое монастырем и церквам, своеже чрез требующих скудных сущих вложи в руки самого Христа; таже совлечеся ветхого человека тлеющего по пожеланием прелести, облечеся в нового человека, созданного по Богу в правде и преподобии истинны, и волю свою подчини духовному своему наставнику, мужу благоговейному и в монашеских обучениях многовременно искусному, тояжде обители прежде нас бывшему архимандриту, господину Никону, егоже добродетелем и благонравию подражател есть и наследник. Бог же вся ведый прежде бытия их, иже обыче самоволно смирившимся благодать свою даяти и вящше возвышати я по реченному: возвышаяй себе смирится, смиряяйся же — возвысится. Убо и сему Господину (аще и необычно, обаче яко наследнику первоверховных апостол Петра и Павла имен, яко мнится прилично рещи—Петро-Павлу), смирившему себе конечным смирением, даде благодать свою, возвышающую его, не во свою его точию ползу, но многих в наставление, да спасутся, возведе его на степень архимандритий, в наставление монашествующих во велицей и преславной обители среди царствующего града Москвы, зовемыя Чюдова, созданныя российским архиереом великим чюдотворцем Алексием. Онже и тамо неоскудеваше от к требующим благотворения, но паче во множайшая благодеяния различная распростирашеся и богоданный ему талант усугубляше, всякому бо просящему и всегда и словом и рукою милость давяще, по времени и по требе коегождо. Бог же паче прилагаше ему вящшая таланты, да вящше Владыце своему плод приносит: преведеся бо оттуду по некоем времени на вящшее архипастырство на архиерейское достоинство митрополии Сарския и Подонския. И тамо добре пасяше чреду, врученную ему от архипастыря Христа и всегда яко добр пастырь печашеся о овцах своих, и труждашеся бодренно и не даяше себе упокоения. Итако часто утружден архипастырства подвига, во

 

 

609 —

уме обношаше дом, идеже смиренномудрый волно смирив себе навыче вящшему смирению от кроткого и смиренного домовла-дыки Христа, по реченному: научитеся от мене, яко кроток есмь и смирен сердцем и обрящете покой душам вашим, желаше обрести яко врабий—дом и яко чадолюбивая горлица—гнездо во упокоение души своея и глаголаше со псаломником: коль любезна селения твоя, Господи сил, желает и оскудевает душа моя в дворы Господни. И часто поучашеся о благолепии дому красного добротою, глаголя: Господи возлюбих благолепие дому твоего, и место селения славы Твоея. И первое в храме, в немже отложи священновенчанные главы своея власы, положи яко некий венец во украшение неточию самого оного храма, но и всеа честныя лавры или яко некий столп водружи во твердыню прежнего по обещанию своему тамо даяния,—постави во храме владыки Христа животворящий крест его, состроенный от злата и сребра, украшенный каменми драгими и маргариты, на подножии сребряном каменми утворенном с лагалищем златоповлеченным. Еще постави образ служителя Христова, своего же защитника, великаго архиереа Алексия чюдотворца, от живущия в нем ко святому любве, живописанный на златопокованней дсце и украшенный весь многими маргаритами со драгоценными диаменты и анфраки и иными драгими каменми многоцветно изпещренный, могущ зрети приходяших очеса удовляти. Во священное же служение даде сосуды, дискос, потир, звезду, копие и лжицу со дароносными треми блюды вся сребренны и позлащенны и приложи на оны священнослужебные сосуды покровы златотканныя, имущия креста изображения маргаритонизанныя. Еще даде во украшение чина священнаго митру златокованную и утворенную маргаритами же многими и драгими каменми, в ней же священнодействуют они архиерее,—по благословению же их имут в службодействии по обычаю российскому и архимандриты. Вторую митру даде в постное служение, украшенную мартариты же; к сим дарова два фелоня,—един фелонь златотканный имущ постав, со нарамницею маргаритосыпанною, и со иными драгими утворенми, епитрахиль златошвенную,—стихарь златотканный персийскаго художества постав имущ, пояс златотканный, на егоже концах оглавия маргаритосыпанная с каменми разноцветными, наручнипы златошвенныя; вторый фелонь, златотканный же постав, нарамницу имущ златошвенную с прочими всеми одеянми иерейскими и иная церковная утворения, в дом сей всещедраго и всемилостиваго Спаса Христа

 

 

610 -

Бога, его, великого Господина, щедрою и обидною рукою на строение дому сего, в различная времена данная, овая в памятех своих обносяще, овая же приникше в памятописанную монастыря сего книгу смотрихом и все его в дом сей святый многобогатое поданние прилежно изчетше, обретохом подаяния его всего на две тысящи рублев; особноже коеяждо вещи цена написана в монастырских наших казенных книгах. Мы же тоя Спасовы обители жители приемше благоволное его даяние, яко прияше Павел святый данное ему от фялипписиян,—в первых благодарихом всеблагаго домостроителя и Владыку всемилостиваго Спаса, яко в сия наша времена дарова такова призирателя, и любителя благолепна дому своего даде, и молихом благость его и еще молим и помолимся, да приимет дар сей от рук его великого Господина преосвященного Павла митрополита Capскаго и Подонскаго, яко воню благоухания и яко жертву приятну и благоугодну и да воздаст ему зде убо стократное воздаяние на вящшее ему благодеяние, в будущем же веце жизнь вечную. К семуже помыслихом, яко по древнему обычаю во благочестии живущий лаврстии монаси ис пречестных обителей благодетелей подаяние их начертавше со подписанием рук и печатей приложением во утвержению в незабвенное знамение их благодетельств к тем обителем и но благоволению во оных обителех сожития братий в невозбранное вшествие, таковые хартии оным благодетелей подаяху—судихом и мы смиреннии архимандрит Иосиф з братиею, дому всемилостиваго Спаса великому благодетелю и усердному строителю великому Господину Преосвященному Павлу, митрополиту Сарскому и Подонскому подаяние его на сей хартии начертавше и во свидетельство истины руками нашими подписавше и печатню утвердивше вручити ему великому Господину Преосвященному Павлу митрополиту Сарскаму и Подонскаму, да не забвению предастся многое его благодеяние к нам убогим и подаяние к дому святому, но да и по нас будущий такового благодетеля уведнт, аще и не тре»бующему сего, но хотящу ояому премногое свое подаяние тайно быти по зачиненному от самого Христа Бога глаголющего: да не увесть шуйца твоя, еже творит десница твоя, но мы усердствуем светилник милости его светящей не сокрыти под спудом, но возложити на свещник, да зрящий таковый свет добродители его прославят светодавца Бога небесного отца; еже и сотворихом во изъявление превеликия его любве к дому святому и неусыпнаго о строении всякаго благолепна и болящия

 

 

611 —

братии о упокоении попечения. И вси на сие подписахомся, яко многаго его ради подаяния иерее обители сея да приносят о нем Господу Богу жертвы и литургии да совершают и молитвы да творят, яко да подаст Господь Бог благодетелю нашему,—ему великому Господину зде душевное спасение и многолетное здравие. Аще же яко человек немощию плоти обложенный в нечесом Господу прегреши и сия всемилостивый Господь да оставит ему, таже аще во обещании своем во обители Спасове некогда возблаговолит обитати и нам имрк с братиею, и по нас иным настоятелем и братии обители сея, его, великого господина, имети честна и упокоение телеси потребное воздаяти всячески довольное пищею и одеждою и работный послужением со всяким почествованием любезно. Егда же по многолетном зде благопребывании общий человеков долг исполнит, преселится в небесные скинии к самому Христу всецарю зрети его не в гаданиях, но лицом к лицу,—тогда тело его предати земли—аще благоволит во обители святой на месте, идеже он великий Господин завещает, душу же его в молитвах церковных, пачеже при бескровные жертвы приношении поминати всегда и собственно памяти по нем по вся лета творити непременно месяца июня в 29 день и на день преставления его от земных на небесная; и во оные дни литургии по нем творити, свещами и кадилы церковь устрояти, нищия и странные питати и братию обители упокояти, и заповедовати всем тогда питающимся и упокояющимся молитвы о нем творити. Аще же это нас или будущих по нас восхощет даяний его что себе взяти, или у церкви отъяти или иному кому отдати, таковый на суде божием—да отвещает и да есть и будет святокрадец. Вси на сие руками припасуем и мыслью согласуем, яко хищати себе и у церкви отъимати нехощем и не будем и иным не попустим, ниже мыслящим таково что сотворити сложимся и ни едино общение с таковыми имети будем. Написася сия хартия в дому всемилостиваго Спаса во обители, зовемой на новом, повелением архимандрита Иосифа и всея братии—в лето миросоздания 7183-го, от воплощения же Божиего Слова единосущнаго Отча Сына 16 ...... месяца ......... в де ......... индикта.

Преставися Преосвященный Павел митрополит 184-го году Сентемврия месяца против 9-го числа; погребен в монастыре у всемилостивого Спаса на Новом, великия церкви под олтарем.

 

 

612 —

В. Духовное завещание Павла, митрополита сарского и подонского

(Рук. син. библ. № 684 стр. 468—482).

 

Во имя Отца и Сина и Святого Духа единосущные животворящыя и нераздельныя Троицы единово истиннаго Бога нашего.

 

Аз многогрешный раб Божий имярек усмотрех мысленными очесы моими, яко храмина телесе нашего не имат тверда камени во основании жизни сея, но на земли и ни песце основася, и того ради бури болезней возбеявшей и реце смерти нападшей на ню, разоряется падением велиим, душа же обитавшая в ней яко в гостиннице тщится к Создателю своему о всех в мире сем содеянных слово воздати: — кто убо есть человек, иже поживет и не узрит смерти, понеже человек яко трава, дние его, яко цвет сельный, тако отцветет, яко дух пройде в нем и не будет и не познает к тому места своего; изыдет бо дух его и возвратится в землю свою, в той день погибнут вси помысли его. Умыслих во время дней жития моего сие заветное писание начертати и последние воли моея известие не тайно сотворити, да не како мира всем и любве желаяй, распрям и пререканиям, по отшествии моем, виновник буду, — полезно судих, да аще и неуготовихся в житии моем во смерти, поне не буду не готов устроением дому моего чрез заветное писание. Не успех же дней жизни от Бога мне дарованные добродетелми украсити, ибо забвением болезновах смерти, ее же присное поминание есть к добродетелей поощрение и истинное христианское любомудрие—по мудрому екклисиасту: поминай последняя твоя и во век не согрешиши, последняя же суть четыре: смерть, суд, геенна и слава небесная, сея убо сладость стяжевается, овых же лютость гонзается присный смерти в памяти содержанием, не может бо той в гресех присно (на полях: выну) пребывати и в добродетельной житии не преуспевати, иже выну видит смертную косу на ся изощренну.

Смерть бо вся косою люте сецает,

в темные гробы всяк сан похищает,

невесть прощати нища и богата,

равне вси смерти посещают врата,—

знаменуют яко

ему же в мир сей внити

прилучися, в смертная врата ити готовися,

в няже толцаеш, ходище ногама

 

 

613

Гроб, есть—дом плоти; суть же врата яша и вся земля общий есть дом плоти, ибо всем во единой адаме изречение писася— земля еси и в землю отидеши; в ней же дом всякому живущему уставися по глаголу Иова праведного: дом всякому смертну земля; аще же дом есть, убо праведно есть никогда же его забывати, занеже дому своего никтоже забывати обыче,—праведный Иов глаголяй о себе ко Господу: вем, яко смерть мя истрет; подобно ему быта вси святии угодницы Божии, иже, поминающе смерть выну настоящую, они в пустыню отходяще (на полях: «отхождаху»), они в гробе!, они в пещерах, они в расселинах земных заключахуся и живии мертвецы являхуся, они в козиях кожах хождаху; овии верблужиими поясы поясахуся, во еже бы зряще на кожи мертвечинные, смерти памят содержати, научишася же тоя хитрости от самого учителя небесного, давшего адаму овчую кожу во одеяние, да не точию нагость свою покрывает, но зрящу мертвечинную кожу своея смерти не забывати.—Некогда диоген великому Александру смерть приведе в памят, да тою из сердца его искорени кичение, — сотвори же сице: во едином от градов бяху многие кости мертвых чело век совокупленны; идеже имевшу александру преходите, предвари диоген и вниде между кости тыя и нача я пребирати, аки нечто иский и познавая. Узрев же его Александр удивися и вопроси его: что ти бысть Диогене? Яко жив — погребаешися, кое тебе живу сущу с мертвыми общенье? и кая ти с немыми философия? Отвеща Диоген: ищу, рече, главы и костей страшнаго царя и великаго в мире победителя и торжественника—Филиппа отца твоего, но не могу познати — вси бо суть подобны. Еже услышав, Александр воздохне от глубины сердца и помяне смертна себе быти. Известни убо есмы вси яко умрем, но неизвестно смерти время и то строением Господним во ползу нашу, глаголет бо негде некто: не веси в кий час приидет, выну бди, да его же не веси, когда приидет, готова тя обрящет, егда приидет, и того негли ради не веси когда приидет, да всегда готов будешы, тожде само апостол нам вещает, глаголя: день Господень, яко тать в нощи, паки приидет, и аз окаянный леностию исполненный, унынием отягощенный не бодрствовах бдением пастырскому званию ключимым, но спах не в брежении вся дня жизни моея. Видя иные ко гробу относимы, себе мнях далече от смерти отстояти, но ныне кто ми даст крыле таковы, да постигну дни моя протекшыя? кто ми возвратит век мой, да выну смерть поминая вечного живота сотворю достойная

 

 

614 —

деяния? но суетно есть сень ловити и тщетно неподобных ждати, но уплыве невозвратное время, утекоша не воспятимая лета преидоша дние, яко слово никогда же обращающееся к языку; Божее точию не уплыве ми милосердие, еже и един час последний во винограде его трудящимся равный пенязь платит, еже и малые две лепте за великое приемлет подаяние, еже и покаяние самое имать, яко доброе деяние; к тому убо в последнее время жизни моея, яко блудный сын с велием притекаю упованием, слезно прося его благоутробие, еже грех юности моея не помянути и от чуждых пощадити раба своего, да оставит ми леность мою и небрежение и весь долг отпустит ми, яко человеколюбец; ибо не прииде грешные погубити, но в покаяние призвати и спасти погибшее, его же благодать в православно-кафолической вере укрепи мя незыбленну пребыти, яко во крещении чрез уста восприемника моего, исповедание ее сотворих и яко внегда хиротонисанну ни бывшу в великое архиерейское достоинство усты моими прочтах символ святый и во сведетелства сердечнаго со усты согласия дах и на хартии начертанный тако до посдедняго издыхания моего держу, храню и соблюдаю, ничтоже дерзая отъяти, приложити или изменити, не смея пределов отец святых преступити с сею святою верою, яко з знамением христианства нашего отхожду к Богу. Но занеже деяния моя имам неисправленна, неточию пред Богом, пред нимже всяк живый не оправдится, но и пред вами ближними моими, яже и словом оскорбляй и делом озлобляя и негли безчинным и окаянным моим житием соблазяях много, желаю усердно цельбу от того же врача небесного получити и преклоняю главу мою грешную с сокрушенный сердцем к престолу величества славы Божия, да некако в пути вечности, уже ми предлежащей, тех ради язв ослабею и отечества небесного достигнути не возмогу. Во первых убо истинное имея в сердце моем покаяние о всех моих согрешениих, яже содеях—мыслью, словом, и делом и оставлением дел благих, посем вашему благоговеинству главу мою смиренно преклоняю со усердным прошением, да аще кого от вас опечалих, прогневах, оскорбих, озлобих или соблазних, прощение моему неискуству благоволите даровати, знающе, яко всяк человек имат своя немощи, поминающе же самого Христа Господа оное милостивное слово: отче святый! отпусти им не ведят бо, что творят;—и овое увещание: аще отпущаете человеном согрешения их, отпустит и вам отец ваш небесный, аще ли не отпущаете человеком согрешений их, ни отец ваш

 

 

615

отпустит вам согрешений ваших. Аз же от мое части, не точию всем подаю прощение, но с веселием сердца моего оставляю вам мир и благословение. Во первых же — Благоверному Благочестивому Христолюбивому Государю нашему царю и великому князю имярек всеа великия и малыя и белыя россии самодержцу и его великого Государя Благоверной царице и великой кн. имярек и его великого Государя благородным чадам Благоверному и благородному Государю Царевичю и великому князю имярек и проч. и его великого Государя благоверным и благородным сестрам благоверной и благородной царевне и вел. княжне имярек и проч, и его великого Государя благоверным и благородным дщерем, благоверной и благородной царевне и великой княжне имярек и прочим.

Оставляю мир и подаю благословение, моля всещедраго Бога, да хранит я во крове крилу своею здравы и долгоденственны во всяком благополучении и уготует им неувядающыя венцы небесного царствия; сам же от их пресветлости со смиренным поклоном прощения желаю.

Тоже сыновнее мое творя поклонение даже до лица земли пад у честных стоп великаго Господина святейшего патриарха имярек московского и всеа русии, молю отеческого прощения и благословения, купно же и молитв святых, имиже много поспешествован быти надеюся в пути предлежащем души моей, посем усердное приношу моление о святем дусе братии смирения моего—преосвященным митрополитом и архиепископом, боголюбивым епископом, яко да благоволят ми по своей любви в житии моем явленной тужде неизменну и по преставлении явити и даровати прощение и благословение и молитвами своими святыми, яко благополучных ветров веянием, да пособствуют ми ко пристанищу небесному. Аз же их святительству не имея что простити, вси бо ми благодетелие и любимицы быша, токмо убо последнее даю целование и благоденствовати о Господе желаю.

Преподобным архимандритом, всечестным игуменом, священником, священный протопопом, честный персом, иеродиаконом, протодиаконом, диаконом, иноком же и инокиням и всему причту церковному—тако во врученной моему смирению епархии сущим, якоже и во прочиих епархиах всего православного Государства московского обитающим оставляю мир и благословение и прощение,—сам от их благоговеинства желая прощения и

 

 

618 —

Во-первых, убо—якоже прежде вручих душу мою Господеви, создавшему ю, тако и паки, яко сокровище небесное в сосуде скудальном телесе окаянного храненное, повнегда сокрушатися сему от жезла смерти вручаю Царю небесному в сокровища его вечная; тело же мое окаянное в недрех всех матере положенно буди — во граде Богоспасаемом имярек во храме имярек. Имения же от Бога врученная ми тако устрояю:

во храм имярек

на погребение

на поминание

на нищия

на заключенныя

на монастыри имярек

на училища имярек

на искупление пленные

сродником

другом имярек

домочадцом имярек

и прочая.

Сие ми земного таланта устроение непщую, яко вменит Господь по своей милости за доброе раздаяние торжником, устроих же и разположих сице свободным моим изволением, имея Божией благодатию разума целое и здоровое употребление. Послужителя же сея моея последния воли и завета избрах честного и благоговейного мужа имярек, его же верности и благосовестной души вручаю вся стяжания моя, моля любовь его, да тако устроити и воля моея не преступити потщится, якоже себе по своем отшествии от мира от иных устроено быти желает. Вем, яко знает око Божие бдети выну и десницу с воздаянием по делом готову, точию да не будет в верности его ни откуду пререкание и препятие. яко от духовные, сице и от мирских человек, от сродников моих и знаемые, имже ни мало к сему дела вручаю завету, аще же кто забыв страх Божий, бесстудия покрыется личиною, и побеждаем сребролюбием, начнет пакости некия деяти и препинания,—тому скоро сотворит месть всесилная десница Божия, в наказание прочим, якоже не умедли Гиезию проказу папустити, по словеси иелисея пророка, и наведет нань вся злая, яже псаломник написа в псалме 108-м; пособствующим же, еже ко исполнению завет воля моея приводити, да даст Господь благословение авраамово, исааково, иаковле и да возвеличит его, якоже иосифа в Египте. Напоследок всем христоименитым людем мир оставляю и благословение, здра-

 

 

619 —

вия желаю и долгоденствия; по изменении же временности на вечность—бесконечного со Христом царствования. А во еже бы усумнения о сем завете моем никомуже восприяти и держати, се руки моея грешные подписанием достовернаго ради и свидетельства укрепляем. Написася сей завет в лето 7181-го году месяца в день индикта.

 

II. К патриаршеству Иоакима.

 

А. Приветствие царю Феодору Алексеевичу патриарха Иоакима на новый год.

(Рук. сим. библ. № 888, стр. 40—43).

Приветствие патриарха Иоакима царю Феодору Алексеевичу в новый год свидетельствует о существовании еще в то время известных наших поздравлений и визитов по случаю нового года. В этом приветствии патриарх высказывает различные свои благожелания царю, его семейству и царству русскому,—высказывает, кажется, от лица всего духовенства, на что указывают слова, находящиеся в приветствии: «мы же смиренные и вся богомолцы благочестивые вашея царския державы, преосвященные митрополиты и архиепископы и епископы»... В рукописи синодальной библиотеки, откуда это приветствие извлечено, не означено, кому оно принадлежит, но обозначено, к кому оно обращено—царю Феодору Алексеевичу, а при нем во все время его царствования патриархом был патриарх Иоаким. В Чтениях Общества Истории и Древностей Российских при москов. университете за 1883 г, в I книжке, на стр. 4—5,—из рукописей Е. В. Барсова напечатан другой образчик подобного же приветствия патриарха царю в новый год XVII в. Если принимать за верные сведения, сообщаемые этим последним документом, то приветствие патриарха царю произносилось в церкви (данное из рукой. Е. В. Барсова произнесено было, кажется, в церкви Чудова монастыря): святитель, сошед с места своего, т. е. с архиерейского места среди церкви или с патриаршего места,

 

 

620 —

здравствует царю и читает приветствие на новый год. По окончании приветствия патриарх благословляет царя крестом, после чего государь идет к иконам «знаменатися» и отходит в свои царские палаты. Патриарх, отпустив царя, благословляет находящихся вместе с ним святителей и царский синклит и весь народ, после чего со всем народом идет «в соборную церковь» т. е. в Успенский собор, кропя народ во время пути святою водою.

Благочестивый великий Государю наш, Царю и великий княже Феодоре Алексиевич, всеа великая и малыя и белыя россии самодержче!

Безначален сый и безконечен по божеству Христос Бог, но обаче гляголется алфа и омега, си есть начало и конец, Ижевчера прешедшее лето благовременно сподоби ны скончати: нынеже новаго лета положи благое начало, яко некий круг вращая или паче рещи венец полагая, по реченному псалмопевцем: благословиши венец лета благостию твоею. Четырьми бо времены, яко некиим венцем венчает Бог лето, соблюдая коемуждо времени приличное, и к плодоносию обилно ращение полая, еже православнороссийская церковь, яко начали времен и обновление на коеждо лето торжествовати обыче, занеже летным обновлением нее обновляется, яко времена, тако и древеса и плоды земли и все здание обновляется из ветхости в новость.

Тем всесильному и всеблагому, вся новотворящему владыце Христу Богу виновнику новыя благодати и новому нам и и(зраи)лю новаго закона, законодателю, ветхих обновлении: пропаведающему, и лето Господне новое приятно благовествующему и в нем новое благое нам дарующему, аки началоплодие некое Богоугодное, в началный день сей новаго сего лета приносим благодарные псалъмы и пения и песни; вам же великому Государю, Царю и великому князю Федору Алексиевичю всеа великия и малыя и белыя россии самодержцу, всеусердно желающе многолетняго здравия, молим того самого всесилнаго и всеблагаго, вся новотворящаго Бога, да во обновлении дне новаго лета сего нам великому Государю бдагочестивейшему царю и великому князю Феодору Алексиевичю всеа великия и малыя и белыя россии самодержцу со твоею богодарованною материю, со благочестивою царицею и великою княгинею Наталиею Ки-

 

 

621

рилловною и с твоими великаго Государя братиями с благоверным царевичем и великим князем Иоанном Алексиевичем и со благоверным царевичем и великим князем Петром Алексиевичем и с твоими великаго Государя тетками и сестрами со благоверною царенною... почину...

Подаст вам великим Государем обновлятися духом во возрастении благих деяний,—обновлятися же и телом, яко о елей крепости, от силы в силу, от славы в славу, на лета многа и неизчетна.

И да утвердит престол православного царствия вашего незыблем, яко столп крепок от липа врагов и да распространит державу самодержства вашего от моря до моря и от рек до конец селенныя. И да прославит и возвеличит имя ваше яко царя Соломона по всей земли и страшно да покажет, яко гонителя нечистивых во вся концы земли и да покорит вся врагы под ножие ног ваших, и да приидут цари и князи от востоков и западов и пресветлому вашему царскому величеству с дары и поклонятся пред линем вашим, яко царица южская Сава от конец земли прииде к Соломону парю с дары многими и богатствы, святому же и державному царствию вашему да приложит Господь Бог дни на дни и лета наша да продолжит от рода до рода. Мы же смиренныя и вся богомолцы благочестивыя вашей царския державы, преосвященныя митрополиты и архиепископы и епископы да сподобит паству, врученную нам, добре паствити и путем правым к началопастырю Христу Богу нашему в гурнюю овчарню руководити непретновенно; весь же священный и духовный чин о вашем царскаго величества многолетном здравии и всего христианства о благопребывании и плодов земных о обилии и о своем их спасении бодренно и усердно молитвы простирати да укрепит. Пресветлый же вашего царского величества синклит, благочестивыя князи и боляры в советех мудры в делех благопоспешны, в бранех мужественны и храбры —быти да устроит. Христолюбивому же вашему воинству крепость и победу да низпослет на враги; всяже православные христианы всякаго чина и возраста, сущыя под высокою рукою вашего царскаго величества, да благословит в мире глубоце и тешине и во обилии плодов земных. По неисчетных же летех сего земнаго царствия, всеми царствуяй да сподобит благородие ваше царствовати в бесконечные веки в небесном граде новом

 

 

622 —

иеросалиме, ликовати же со аггелы в новости жизни в пренебесных чертозех, ихже содетель и художник Бог—усердно желаю.

 

Б. Приглашение патриархом Иоакимом царя Феодора Алексеевича на праздник Успения Пресв. Богородицы.

(Рук. син. библ. № 684 стр. 43 06.—44).

 

Благочестивейший великий государю наш царю и великий княже Феодоре Алексиевичь всеа великия и малыя и белыя россии самодержче! Приближается торжество Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии и всех ее праздников и торжеств славнейшее и честнейшее о тленных на нетленная, от земных на небесная к сыну ее и Богу на вечное веселие прерадостное ее преставление. Молим наше царское пресветлое величество оный праздник соторжествовати купно во всечестнем храме преславнаго ея Успения, вашея же царьския державы московскаго государства в престольной церкви слушати вечерню и всенощное бдение и божественную литоргию, по наслаждении же духовного оного пиршества просим царское ваше пресветлое величество в дому Пресвятые Богородицы и великих чюдотворцов Петра, Алексея, Ионы и Филиппа, и в нашей, богомолца вашего, государьскаго патриаршей полате и телесно увеселитися вкушением хлеба и иных снедей за любовь Пресвятыя Богородицы.

 

В. Соборное определение о ходе на осляти в неделю цветоносную.—1678 г. март.

(Рук. спи. библ. Л! 64!, стр. 116—118).

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Бога единаго, единаго существом, во Троици же Божественных лиц приснославимаго.

В лето от создания мира 7186, а от рождества Бога слова по плоти 1678 месяца марта в день.

Мы, Иоаким, божиею милостию патриарх московский и всеа россии, с преосвященными митрополиты, архиепископы с боголюбивыми епископы и преподобными архимандриты — со всем освященным собором,—

Собрани бывше в крестовую палату дому нашего патриарха, высочайшим того наставлением, иже небесная и земная всесилным своим правительствует промыслом, к тому всю

 

 

623

остроту ума нашего обратихом, что полезно есть в юдоли сей плачевней ратующейся церкви. И советовахом о нуждах церковных и о церковницех, еже бы сим благочинно по заповеди Господни жительствовати во славу имени его святаго и во созидание стада церкве Господни и во спасение си душевное, онойже, на недвижимом камени основанней и созданней сушей, тако в нас хранимей быти, какову ону от святых и боговидец апостолов сооруженну, от богодухновенных же отец украшенну чины же и различными служенми и действии прияхом. — Имущим же нам о том совещание единогласное, достойное прилежнаго взыскания дело быти судихом, да хода онаго светлаго в день цветоносия бывающаго и яждения на осляти устав церкве обрящется или поне предания того началник или время, когда и коею начася виною, увесться. И бывшу о том прежде и тогда прилежну испытанию устному и в книгах тако церковных, яко летописных досмотрению, ни малейшее того действия обретеся воспоминание, почесому домыслитися мощно есть, яко не от древних век, но мало прежде нашего жития, во время мятежное, бывшу в государстве сем смятению великому, сие действие воведеся во церковь и до ныне хранимо бывает беспрепятно. Еже убо яко во славу и честь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, на жребяти осли во град иеросалимский на волную страсть нашего ради спасения вшедшаго, действуется, во велицей светлости украшения и псалмопесненного восклицания, приятно есть и похвально; наипаче, яко благочестивейший самодержци наши благоволят в нем показания ради народу православному образа смирения своего и благопокорения пред Христом Господъем, ибо обычай всесмиренный прияша, еже восседшу патриарху на жребя во памят въехания Господня во иеросалим, смиряти высоту свою царьскую и скипетрокраснымы рукама си усте того осляти прикасатися и тако ведуще то даже до храма соборнаго служителствовати Христу Господу. За сие убо дело есть похвално, ибо мнози толиким смирением царя земного пред Царем небесным умиляются и внутрь себе дух сокрушения стяжавше от Бога, ко глубине душеспасеннаго смирения нисходят и от сокровищ сердечных теплое ко Христу Господу изпущают воздыхание, благоговейными усты воспевающе: осанна во вышних, благословен грядый во имя Господне, царь Израилев. Но от иныя страны не весма видится быти прилично, ибо еже благочестия ради венценосцев попустися, то, яко закон неизменяемый, нача и не по достойному

 

 

624 —

держатися и зде во царьствующем и Богоспасаемом граде Москве. Ибо во время междупатриаршества инии архиереи тожде действие совершати обыкоша, и по иным градом творити то дерзают, идеже царское лице образуют, и не великия чести началницы осляти цредводителие сотворяются; его же мы честь храняще и не по уставу дело сущее и ни во едином Государстве христианских бывшее и днесь обретаемое, от нужды действия изяти хотите, суд изнесохом сицев: да то действие, яко ничтоже противное церкви и уставом святых апостол и богодухновенных отец имущее, во славу Христа Господа Нашего и за благоговеинство Благочестивейших венценосцев, точию в самом царствующем граде москве присущу скипетроносцу от самого патриарха действуемо будет, а не от инех архиерей и во время междупатриаршества, несть бо лепое едва самому патриарху соизволяемое дело, нижшима архиереем совершати.

Во градех паки инех всего Государства Великоросийскаго ни един от архиерей к тому да дерзает, осла устроив, на нем яждение деяти во памят вшествия Господа нашего во град иерусалимской, яко тамо ни царь присутствует, ни устав того творити повелевает, ни образа тому веков древних во благочестии обретаем; темже весма (идеже кроме молвы народа быти может) ход сей да упразднится, яко новоповеденный. Аще же молва негде быти чается, или благоговейнии людие за теплую любовь славы Христовы настоятельно желати того действия по новеденному обычаю, то сих благочестью, овехже неискуству и упору низхождению деюще, соизволяем, да точию ко уготованному месту архиереи со иереи и диаконы и со всем клиром по обычаю пришедше и тамо уготовану сушу образу въехания Господня, молебная пения певше и ваия освятивше и раздавше народу, вземше же образ въехания Господня рукама си несут, сами пета идуще, пению обычному от песнопевцов совершающуся.

Сице и слава Христу Богу должная воздатся и благочестиваго самодержца честь сохранится и людей благоговейных желанию угодится, и в ходе ничто ново (еже кроме вины благословныя нестерпимо во церкви) вообычаится, — сему же правилу от ныне и впред грядущая лета храниму быти уставляюще, рук наших подписанием утвержаем.

Сергеи Белокуров


Страница сгенерирована за 0.4 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.