Поиск авторов по алфавиту

Е. Препятствия к браку. Изучение современной практики поместных церквей и их церковного судопроизводства и выработка по возможности единообразия вышеуказанной практики для всей Православной Церкви.

Проект предложений, относящихся к установлению единообразия
практики в брачном вопросе и брачного судопроизводства для
всей Православной Церкви.

1. Брак есть естественный союз мужа и жены, и Церковь, при наличии условий, соответствующих церковному брачному законодательству, освящает брачный союз ищущих её благословения по выполнении требований гражданского законодательства о браке, заповедуя им хранить взаимную верность и духовное супружеское единение по образу союза Христа с Церковью.

2. Препятствиями к церковному освящению брака являются:
а) состояние в непрекратившемся браке;
б) кровное родство по прямой линии во всех степенях, а в боковой линии до четвертой степени включительно;

в) свойство от двух родов до четвертой степени включительно и свойство от трех родов в первой степени;

г) духовное родство между восприемником и матерью им воспринятого и между восприемницей и отцом ею воспринятой;

д) исчерпанность допускаемого Церковью числа браков (не более трех);

е) пребывание в духовном сане и монашестве;
ж) виновность в разрыве двух предшествовавших брачных союзов по причине прелюбодеяния.

3. Освящение брака в церковном венчании православных христиан с христианами инославными и нехристианами может иметь место в том случае, когда сторона неправославная признает значение благословений Православной Церкви.

4. Православные супруги, состоящие в гражданском браке как с инославными христианами, не признающими благодатного значения благословений Православной Церкви, так и с нехристианами, не подвергаются прещениям по всей строгости, указанной в 72 правиле Шестого вселенского собора.

Основание: Древняя Церковь в первые три века своего существования, вслед за Апостолом Павлом (1 Кор. VII, 12-14, 16), относилась к смешанным бракам снисходительно. В древнейших канонах запретительных правил по этому предмету не имеется. В толковании на 38 правило Василия Великого Вальсамон говорит: "А это, как мне кажется, имело место тогда, когда брак был заключаем по одному соглашению, ибо ныне, так как он бывает с молитвословием, то хотя бы и были согласны родители" и т.д. Отсюда следует, что в какое-то время в древней Церкви некоторые браки совершались без молитвословия, потому что венчание было соединено с причащением, а его нельзя было преподать. Итак, были браки православных с венчанием и браки без венчания, браки терпимые. Четвертый вселенский собор запрещает правилом 14-ым такие браки только клирикам. В дальнейшем, применительно к обстоятельствам времени и места,Церковь предъявляет более строгие требования в этом вопросе и, наконец, в VII веке Шестой вселенский собор (прав. 72) категорически запрещает всем православным христианам вступать в брак не только с язычниками, но даже и с еретиками под угрозой отлучения. Однако такое запрещение слагалось постепенно, благодаря не столько принципиальным, сколько особым историческим условиям. Современные условия существования Церкви Божией на земле настойчиво требуют в вопросе смешанных браков православных христиан с нехристианами возвращения к практике церковной первых веков христианства.

5. Церковная власть по праву диспенсации может разрешить в особых случаях совершение браковенчания при наличии следующих препятствий: четвертой степени кровного бокового родства, четвертой и третьей степени двухродного свойства, первой степени трехродного свойства, духовного родства.

6. Право диспенсации в брачных вопросах принадлежит высшей церковной власти каждой Поместной Церкви и может быть передано ею епархиальным архиереям, а также, в особых случаях, и настоятелям приходов.

7. Освящение брака, совершенное по ошибке или злоумышленно при наличии установленных церковным законодательством препятствий к сему безусловно-запретительного характера, является недействительным.

8. Супружеский союз мужа и жены^ освящаемый Церковью, должен быть у всех православных супругов нерушимым; все они призваны до конца дней совместно нести радости и тяготы супружества, стремясь осуществить слова Спасителя: "еже Бог сочета, человек да не разлучает" (Мф. XIX, 6).

9. Поводами к возбуждению православными супругами ходатайства пред церковным судом о признании их брачного союза распавшимся - являются:

а) прелюбодеяние и противоестественные пороки;
б) неспособность к брачному сожитию;

в) болезненное состояние, устраняющее возможность супружеского сожития и отражающееся на потомстве;

г) безвестное отсутствие одного из супругов или намеренное оставление одним супругом другого в течение не менее трёх лет;
д) сводничество и извлечение выгод из непотребства супруга;
е) жестокое обращение с супругом.

10. Наличие гражданского развода супругов, ходатайствующих об официальном признании Церковью их освященного в церковном венчании супружеского союза распавшимся, не является фактом, имеющим обязательное значение для Церкви. Трактуя гражданский развод как факт юридически авторитетный, церковный суд тем не менее должен видеть в нем только компетентную предпосылку длясамостоятельного суждения и собственного решения по разуму Священного Писания, по канонам церковным и по долгу пастырского попечения. Поэтому в судопроизводстве церковным по делам о признании супружеского союза, освященного Церковью, распавшимся должны иметь место следующие моменты.
а) увещание о примирении супругов;
б) исследование дела по существу;

в) в случае установления факта распадения супружеского союза, вынесение определения с указанием епитимий виновной стороне;

г) предоставление права недовольной стороне обжаловать в апелляционном порядке решение Епархиального Суда в Епископском Суде при Св. Синоде.

Приложение 1.
Препятствия к браку в древней Церкви

Законодательство древней Церкви о браке слагалось в соответствии с Божественным Откровением.

Положив в основу законодательства о браке учение о чистом и полном единобрачии, как идеале брака для христиан, древняя Церковь поставила ряд условий ищущим освящения брачного союза благословением Церкви. Неисполнение поставленных условий являлось препятствием к этому.

Свидетельства Св. Писания, канонических правил и истории церковной позволяют сделать заключение, что эти препятствия были таковы:

1. Состояние в непрекратившемся браке (Мф. 19,9; Лук. 16,18; Марк.6,18; Шест.во.с. 87; Вас. В. 77).

2. Обручение с другим лицом, благословленное Церковью.

3. Близкие родственные отношения (происшедшие как от законного брака, так и от незаконного сожительства: Мф. 19, 5-6; Марк. 10, 7-9; 1 Кор. 6, 16; Вас.В. 67), а именно: все степени родства по прямой линии, родство кровное в боковой линии, сначала, вслед за ветхозаветным законодательством, до третьей степени включительно (Лев. 18, 12-13; 20,17; Апост. 19) и свойство от двух родов в первых двух степенях (Апост.19; Неок. 2; Вас.В. 78,87; Тим.Н), со времени же Шестого Вселенского Собора (пр.54) – как боковое родство, так и двухродное свойство до четвертой степени включительно.

4. Духовное родство (запрещался брак между восприемником и вдовствующей матерью воспринятого младенца: Шестой Вселенский Собор, 53).

5. Наличие в прошлом трёх браков. Второй и третий браки допускались лишь из снисхождения к немощи человеческой (Апост. 17; Вас.В.4, 12, 87; Неокес. 3,7; Шест.вс.с. 3), четвертый же категорически запрещался (Вас.В. 80).

6. Пребывание в духовном сане (Апост. 26; Анкир. 10; Шест. вс.с. 3,6; Неокес. 1; Вас.В. 12) и пребывание в монашестве (Четверт.вс.с. 16; Вас.В. 18 и 19).

7. Различие религии и вероисповедания жениха и невесты (Четвертый вс.с. 14; Лаод. 10,31; Карф.ЗО; Шест. вс.с. 72).

8. Развод по другой, нежели прелюбодеяние, причине (Мф. 19, 9; Вас. В. 48).

Все остальные вопросы, относящиеся к юридической стороне заключения брачного союза, древняя Церковь решала в духе современного ей гражданского законодательства и, вслед за этим законодательством, полагала препятствием к заключению брака:

1) возраст менее 13 лет, а затем 14 лет, для мужчины, и менее 12, а затем 13 лет, для женщины

2) неспособность к супружескому сожитию,

3) психическое расстройство,

4) Первую степень свойства от трех родов (в двух случаях, а именно: между отчимом и женою пасынка, между мачехой и мужем падчерицы)

5) первую степень фиктивного свойства (т.е. отношения, происшедшего посредством нарушенного или прекратившегося обручения, а также посредством расторгнутого брака);

6) отсутствие свободного согласия на брак со стороны одного или обоих брачущихся;

7) отсутствие согласия родителей

8) виновность в расторжении прежнего брака (независимо от того, будет ли это жена или муж)

9) ограничение государственной и общественной правоспособности.

Препятствия к продолжению брачного союза и поводы к разводу были признаны Церковью и стали предметом ее законодательства лишь из снисхождения к немощам человеческим. Идеалом же брака для христиан в древней Церкви считалось чистое и полное единобрачие, и брачный союз мужа и жены, благословляемый во образ духовного единения Христа с Церковью, по идее своей не мог быть расторгнут (Мф. 19, 4-6). В лице некоторых отцов и учителей Церковь предлагала вдовцам и вдовицам не вступать в новый брак и только единобрачных признавала правоспособными к возведению в духовный сан.

Но, предлагая осуществление идеальных требований избранным (1 Кор. 7, 10-11), уже Апостол Павел нашел возможным во внимание к несовершенному состоянию прочих членов церковного общества допустить, что смертию одного из супругов брак прекращается и (вдовевший супруг свободен вступить в новый брак (1 Кор. 7,39; Рим. 7. 3).

Следуя учению Господа, Церковь признавала возможность прекращения брака и при жизни обоих супругов, а именно, в случае прелюбодеяния одного из них (Мф. 5, 32; 19, 9).

Со временем жизнь выдвигала всё новые и более сложные вопросы в области брачного права. Имели место случаи, когда мужья изгоняли своих жен под видом благочестия (см. Апост. прав. 5 и 51) или делали это откровенно, чтобы жениться на другой (Апост. 48). В этих условиях Церкви приходилось заботиться уже не столько о развитии идеального учения о чистом единобрачии, сколько о возможности упорядочения разводов. Основываясь на позволении Спасителя расторгать брак по вине прелюбодеяния, Церковь нашла возможным допустить развод в случаях, влияющих также разрушительно на брачный союз, как и прелюбодеяние. Кроме того, Церковь допустила ряд поводов к разводу еще и потому, что они могли быть уподоблены естественной смерти одного из супругов, прекращающей брак.

Вместе с тем Церковь рекомендовала епископам проявлять заботу о примирении разведшихся супругов и восстановлении их брака.

Приложение 2.

Современная практика Русской Церкви в вопросах брака

Брачное законодательство Русской Церкви, основанное на вошедших в практику Константинопольской Церкви ко времени крещения Руси сборниках церковного права и развившееся под влиянием различных весьма многочисленных памятников греческой церковной и юридической литературы, с одной стороны, а также под влиянием особых русских государственных узаконений, - с другой, было пересмотрено в половине ХУП века, а затем подверглось некоторым изменениям со стороны Св.Правительст. Синода Русской Церкви в ХУШ, XIX вв. и начале XX - и в настоящее время запрещает благословлять браки:

1) лиц, состоящих в другом, непрекратившемся браке

2) несовершеннолетних и лиц старше 80-ти лет;

3) в кровном родстве в прямой и боковых линиях до 4 степени включительно, в свойстве двухродном в первых трех степенях, в свойстве трехродном в первой степени (всё это в равной мере относится и к законно не оформленному родству и свойству);

4) в родстве духовном:

а) между восприемником и матерью им воспринятого,
б) между восприемницей и отцом ею воспринятой;

5) при отсутствии согласия брачущихся и свободы волеизъявления их (в сумасшедствии);

6) лиц, уже бывших последовательно в трех браках;

7) православных христиан с нехристианами;

8) лиц, прежние два брака коих были расторгнуты судом по нарушению ими супружеской верности прелюбодеянием;

9) лиц, прежний брак коих был расторгнут по неспособности к брачному сожитию
10) монашествующих и лиц духовного сана.

Поводы к разводу (т.е. к официальному признанию брачного союза православных супругов распавшимся), ныне признаваемые в Русской Церкви, были определены не сразу. Церковное учение о нерасторжимости брака вне определенных поводов вступило в противоречие в русской действительности до времени преобразований Петра 1 с разводом по взаимному согласию. Начавшееся в ХУШ веке с учреждением Св. Правительствующего Синода упорядочение поводов к разводу, в результате столетнего опыта согласования церковного учения о разводе с законодательством византийским и обычаями русского народа, было отражено в "Книге Правил", изданной в 1839 г., и затем в Уставе Духовных Консисторий, изданном в 1841 г. В этих источниках законодательства Русской Церкви все поводы к разводу ограничены следующими случаями: лишение всех прав состояния, безвестное отсутствие, неспособность к брачному сожитию и нарушение святости брака прелюбодеянием. Кроме того, на основании Духовного Регламента (Раздел "О монахах") и сепаратного указа Св. Правит. Синода от 28 июля 1839 г. ^ 10463, допускался развод также при добровольном согласии обоих супругов принять монашество. Такое ограничение поводов к разводу, как показала практика последующих десятилетий, оказалось несоответствующим жизненным требованиям. Бракоразводные дела по поводу прелюбодеяния во многих случаях стали служить источником различных злоупотреблений.
При настойчивом искании развода, супруги, получившие отказ в производстве дела по поводу, законом не предусмотренному, снова обращались с ходатайством о разводе, но уже по поводу прелюбодеяния, причем указывались свидетели-очевидцы. Следовательно, в данном случае имело место соглашение между супругами. Таким образом, обходился закон, запрещавший развод по соглашению.

Недостаточность указанных в церковном законодательстве поводов к разводу и их несоответствие жизненным требованиям обсуждалось в III отделе Предсоборного Присутствия 1906 года, причем Отделом был принят проект, предусматривающий ряд новых поводов к разводу. Затем вопрос об этом обсуждался в Предсоборном Совещании, учрежденном в 1912 году. Выработанные Совещанием положения подверглись обсуждению на Поместном Соборе 1917-1918 гг.,каковой поводами к разводу признал:
1) отпадение от Православия;

2) прелюбодеяние и противоестественные пороки;

3) неспособность к брачному сожитию;

4) заболевание проказою или сифилисом;

5) безвестное отсутствие;

6) присуждение одного из супругов к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния;

7) посягательство на жизнь и здоровье супруга и детей;

8) снохачество, сводничество и извлечение выгод из непотребства супруга;

9) вступление одного из супругов в новый брак;

10) неизлечимую тяжкую болезнь одного из супругов, устраняющую возможность продолжения брачной жизни;

II) злонамеренное оставление супруга другим супругом, если по убеждению церковного суда оно делает невозможным продолжение брачной жизни (см. "Определение Священного Собора Православной Российской Церкви", разд. "Б" и "В")

Это определение о поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью, на последующих поместных Соборах Русской Церкви не было ни изменено, ни дополнено, а посему имеет силу ныне действующего законодательства Православной Русской Церкви.

Переходя к современному брачному судопроизводству в Русской Церкви, необходимо отметить следующее. Русская Церковь издревле несла на себе бремя исполнения чисто гражданских функций в брачных делах и брачном судопроизводстве. Её многовековой опыт показал, что гражданские функции оформления брака, будучи отнесены исключительно к компетенции Церкви, не могут принести ей ничего, кроме напрасных обидных нареканий и оскорбительных для её достоинства подозрений. Это сознавалось еще в Комитете 1870 года, занимавшемся составлением проекта преобразования церковного судопроизводства и высказавшемся за передачу дел бракоразводных в суд светский. И в Предсоборном Присутствии 1906 года поднимался вопрос об освобождении церковного суда от чисто гражданских функций в брачных делах. Со времени отделения Церкви от государства в Советском Союзе в 1918 году гражданская юридическая сторона судопроизводства по брачным делам перестала быть предметом заботы Церкви. Вместе с тем исчезло и такое отрицательное явление в церковной практике синодального периода, как церковное браковенчание лиц неверующих, вынужденных прибегать к церковной форме брака из-за отсутствия иной, нецерковной, его формы.

В настоящее время Русская Церковь ограничивается в брачном вопросе одними мерами пастырского воздействия и считается единственно с христианской совестью ей подвластной всецело в силу добровольного и убежденного подчинения верующих спасительному церковному руководству.

Решая брачные вопросы со стороны лишь духовной, канонической и руководствуясь в этой своей деятельности Книгой Правил и позднейшими определениями церковной власти^ духовный суд и пастыри Церкви учитывают существующую в Советском Союзе необходимость гражданского оформления всех без исключения браков, как равно и всех разводов, а посему придерживаются в брачном вопросе следующей практики:

1) церковное браковенчание совершается над православными супругами лишь по предварительном надлежащем оформлении гражданского брака этих супругов и при наличии условий, удовлетворяющих всем требованиям церковного законодательства;

2) ходатайства о признании супружеского союза, освященного Церковью, распавшимся рассматриваются церковной властью после расторжения светским судом гражданского брака этих супругов.

Наконец, следует отметить, что в современных условиях церковная практика в брачном вопросе требует более широкого применения иерархией Русской Церкви принципа церковной икономии.


Страница сгенерирована за 0.05 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.